Подготовка к новой орбите?

Оценить
Подготовка  к новой орбите?
Наталья Линдигрин из декретного отпуска вышла. А так все на своих местах, хотя некоторые и волнуются.

– Привет, как дела?

– Привет. У меня всё без изменений. А ты как? Отдохнула? Загорела?

– Отдохнула, конечно. Отпуск – это хорошо. Но всегда мало. Но ты не отвлекайся, рассказывай, что тут, как тут? Кого уволили? Кого назначили?

– А вот ничего и никого. Только что Наталья Линдигрин из декретного отпуска вышла. А так все на своих местах, хотя некоторые и волнуются.

– Это ты о чем?

– Об энгельсском Лобанове. Там полная засада.

– Что, совсем плохо?

– Я не знаю. Но подозреваю, что господин Лобанов сильно переживает.

– Ты давай конкретику. Что случилось?

– Помнишь, я тебе рассказывала об энгельсском прокуроре, которого отправили в отставку?

– Да. У него очень активная супруга, которая якобы имеет прямой выход на самого Володина.

– Именно. Так вот, на бывшего прокурора завели дело. Что-то вроде превышения полномочий или коррупции. Короче, всё серьезно. И, люди врут, он начал давать показания. Что не сам он грешил, а вместе с главой. И чуть ли не записи есть о всяких разных противоправных действиях, которые происходили у главы прямо в кабинете.

– Дрались?

– И не только. Я тебе больше скажу, что этого Зубакина увезли из Саратова, и там, за пределами родной губернии, он расскажет про всё, что было. Как, кого, с кем и зачем. Да, люди врут, что Зубакин отстроил себе дом невероятных размеров, выписал прислугу-филиппинку, на участке, в отдельном доме, у него жили два узбека, которые ухаживали за этим участком...

– Печальная ситуация. И эти люди запрещают нам ковыряться в носу...

– Но и это еще не финал. Врут, что господин Лобанов нашел какой-то вход в Генеральную прокуратуру. И начал просить содействия.

– Вот молодец, ищет выход из любой ситуации.

– Это да. Но в прокуратуре ему сказали, что даже если он отдаст всё нажитое непосильным трудом, то помочь ему вряд ли смогут.

– Да, накуролесил парень...

– И это еще не всё. Там, в Энгельсском районе, какой-то деятель захватил несколько чужих дачных участков и кусок дороги. А на сходе сообщил возмущенным гражданам, что у него всё схвачено, что он уже договорился понятным образом с заместителем Лобанова. И говорят, все эти записи есть в разработках по делу.

– То есть поговорка «сколько веревочке ни виться, конец у нее есть» в очередной раз подтвердила свою актуальность.

– Похоже на то.

– Что еще?

– Продолжая тему некорректного поведения больших людей. Есть такой общественный деятель – господин Виткин.

– Да, знаю. Член общественной палаты.

– И что?

– Примерно полгода назад он загорелся идеей (или его кто-то вдохновил) закупки овощей-фруктов для региональных магазинов. Он пошел в массы и нашел изрядную сумму, исчисляющуюся в десятках миллионов, на реализацию этого проекта.

– И что? Дело хорошее.

– Это да, но деньги пропали, а проект так и остался проектом.

– А вот это плохо. И что теперь?

– Говорят, было написано заявление и заведено уголовное дело по статье 159.

– Это противно. Что еще?

– Еще говорят, что ближнее окружение нашего солнца уверено, что он готовит себя для перехода на новую ступень.

– Это как?

– Тут есть нюансы. Некоторые говорят, что солнце наше просто поменяет сферу деятельности, а другие уверены, что он готовится стать первым лицом в стране.

– Ничего себе! Нет, я видела фотографии с открытия памятника Табакову, он выглядит великолепно. Но это говорит только о том, что человек за собой следит.

– Это да.

– И потом, наверняка есть претенденты более близкие, доверенные и проверенные.

– Тоже согласна. Но слух есть слух.

– Странный слух. Что еще?

– Еще все удивляются, что на открытии памятника в первые ряды выпихивали Буренина и что Грищенко оказался затертым в массовке. Более того, его, Грищенко, не пустили встречать вождя. Володин сказал, что пусть всё будет по протоколу.

– Странно всё это.

– А еще наблюдатели заметили, что на мероприятии совсем не было людей Панкова. Ну, за исключением разве Линдигрин.

– А что вождь? Что было за рамками официального мероприятия?

– Врут, что за столом он попенял губернатору на застой и посоветовал отправить на пенсию старожилов саратовской политики Ландо и Шинчука.

– Это он зря. Без этих аксакалов всё и вовсе закиснет.