Здесь людей зовут «куряне»

Оценить
Здесь людей зовут «куряне»
Что делать в Курске, если соловьям не сезон?

Импортозамещать в последнее время приходится не только продукты, но и путешествия. Спасает, конечно, то, что Россия, к примеру, не Лихтенштейн. Так что заместить всегда найдется чем. Нынешним летом мою копилку городов пополнил Курск: в начале августа я решила провести в этом городе выходные.

Сначала он очень сильно напомнил мне Саратов: в половине одиннадцатого вечера водитель междугородного автобуса высадил нас на троллейбусной остановке рядом со зданием автовокзала. Было жарко, темно, на противоположной стороне дороги зияла огромная яма, огороженная специальными лентами. Легкий ветерок перекатывал бумажки по пыльному тротуару.

Утром оказалось, что город вообще не похож на наш.

Во-первых, дороги. Они прекрасны. И в области, и в самом городе идеальное дорожное полотно. Причем везде – и на центральных улицах, и в маленьких переулках. А еще там есть тротуары. Это такая роскошь, которую в Саратове не встретишь даже в самом центре.

Курск – город очень ухоженный и чистый. Везде, где только можно, клумбы и стриженые газоны.

Общественным транспортом я там ни разу не воспользовалась, сколько стоит поездка в автобусе, так и не узнала. Но вот что удивительно – в городе совсем нет старых европейских автобусов, которые так популярны в Саратове. Вместо МАНов и «мерседесов» по городу бегают «пазики». А в качестве маршруток до сих пор используются старые «газельки» на 13 мест. Правда, маршрутки эти по городу не ходят, а работают на пригородных перевозках.

Очень понравилось, что на каждой троллейбусной остановке висит карта всех троллейбусных маршрутов с указанием твоего местоположения. И тебе не приходится дергать окружающих с вопросом, каким транспортом лучше добраться до нужного места.

По ощущениям, народ в Курске несколько более состоятельный, чем в Саратове. Во всяком случае количество торгово-развлекательных центров, которым позавидуют даже московские «Меги», в городе зашкаливает.

В самом центре города, рядом с театром драмы им. Пушкина расположен торговый центр «Пушкинский» – пять этажей удовольствия для шопоголиков: сувенирные лавки, магазины брендовой одежды, фудкорт с «Макдоналдсом» и изысканными кофейнями, многозальный кинотеатр, бильярд, боулинг, фонтан на первом этаже, плюс к этому еще два подземных этажа, отданных гипермаркетам «МВидео» и «Спортмастер», и подземная парковка.

– Это самый маленький наш ТЦ, – заметила сестра, у которой я как раз и гостила.

Когда я стала интересоваться, как устроена в Курске политическая и деловая жизнь, сестра поведала, что в Курске есть два олигарха, которые...

– Воюют? – уточнила я, привыкшая к саратовским войнам – медийным и не только.

– Нет, соревнуются.

– Это как это?

– Ну, один построит один торговый центр, а второй еще больше, и так далее.

Два олигарха – это Николай Грешилов и Николай Полторацкий. У первого во владении созданная им «Корпорация Гринн». Это сеть гипермаркетов формата «Cash&Carry»: «Линия» (строятся в городах Центрального федерального округа – Курске, Орле, Брянске, Белгороде, очень неплохие гипермаркеты, хочу я вам сказать), это огромные торгово-развлекательные центры, туристические предприятия и т. д. На улице Горького в Курске недалеко от театра драмы есть чудесный ресторанчик «Маленький Гринн». Цены там саратовские, а вот порции просто огромные.

Полторацкий работает в том же секторе экономики – владеет сетью гипермаркетов формата «Сash&Сarry», которые строятся в формате торгово-развлекательных центров. Как раз очередную новую огромную Европу сейчас достраивают в Курске.

Для Саратова это удивительно, но, оказывается, работая на одном поле, можно конкурировать, а не выяснять, кто круче, и не лить на соперника тонны грязи через свои медиа.

А после Маша поделилась совсем невероятной историей, которая в Саратове произойти никогда бы не смогла: когда Грешилов задумал строить первую «Линию» в Курске, он расселил всех жителей частного сектора, которые жили на месте, где должен был появиться новый гипермаркет. Все получили хорошие квартиры. Некоторые даже и не одну.

Саратовцы про Саратов говорят – «вокруг горы, среди гор – воры». Куряне о себе тоже не очень лестного мнения. Описывая Курск, они вам скажут, что их город – это «две горы, две тюрьмы, посередине баня» (историческая часть города действительно расположена на двух холмах, а центр – в низине, и как раз там в свое время стояла баня), а сами про себя, что «Курск – город хамов и жлобов». Люди там, и правда, не очень приветливые. Отзывчивая продавщица нам попалась в кофейной лавке. Оказалось, что она из Саратова. Велела передавать привет Волге и сказала, что очень скучает.

В Курске волжанину, и правда, будет несладко: большой воды тут нет. Только две узенькие мелководные речки Сейм и Тускарь. А еще совсем небольшая речушка Кур, приток Тускари, которая и дала название городу. Я ее нашла, когда пыталась зайти на Нижнюю Набережную, но сначала не поняла, что этот ручеек, струящийся из огромной металлической трубы, и есть река-основательница.

В городе есть, кажется, всего один пляж – на водохранилище. Но мы туда так и не добрались.

Да и Набережная совсем не похожа на привычные береговые улицы: вся застроенная маленькими предприятиями, шиномонтажками, гаражами, а река упрятана за высокий бетонный забор.

Поэтому предсказание Ванги, которое обильно цитировали в августе 2000 года про то, что Курск уйдет под воду, вызывало недоумение.

Кстати, о подлодке «Курск» и о погибшем экипаже здесь помнят: на главной улице города, прямо от Красной площади идет ряд рекламных стоек, на каждой из которых – фото погибшего подводника, его звание, его профессия, его город, его возраст. Это такая огромная память, которая должна жить в каждом из нас. Она теряется за чередой других трагичных событий, случившихся за последние 15 лет, но она должна быть.

И Курск помнит своих героев.