Поэты на выбывание

Оценить
Поэты на выбывание
В Саратове впервые прошел «Поэтический баттл»

Наверняка многие люди считают, что стихи обычно звучат только на литературных и литературно-музыкальных вечерах. Однако есть и иные формы вроде поэтических фестивалей и поэтических слэмов. Или баттлов, как их тоже называют. Один такой баттл прошел в минувшее воскресенье в музыкальном клубе «Blues House» и стал практически первым в нашем городе турниром на выбывание среди пишущих людей.

Впрочем, один из членов жюри – поэт, организатор фестиваля поэзии «Центр весны» Михаил Богатов – в комментарии «Газете недели» внес уточнение: «Поэтический баттл» формально не первое подобное мероприятие в Саратове. Некогда подобный формат был опробован в рок-клубе «Мэджик».

Однако мероприятие в «Blues House» всё равно стоит особняком, поскольку формально организовывалось не местными культуртрегерами, а омско-санкт-петербургским проектом «Вышка», который «занимается организацией лекций, вебинаров, мастер-классов, воркшопов, образовательных программ, выставок, прогулок по городу, экскурсий, кинопоказов, концертов и т. д. Поэтический баттл – это одно из регулярных мероприятий «Вышки», проводится раз в три месяца. В Омске и СПб его проведение уже стало традицией», – поясняет куратор проекта Алена Кузнецова. В качестве образцов, с которых брали пример, чтецкий конкурс «Открой рот», рэп-баттл «Versus» и классические поэтические вечера.

По итогам в финал вышли трое, где места распределились следующим образом: 3-е место – Юрий Щекотов, 2-е место – Андрей Сергеев, 1-е место – Арвен Власова.

Когда 20 не много и не мало

Первая новость – создание группы мероприятия во «ВКонтакте» – появилась за полмесяца до события. Там, собственно, и производилась запись участников и объяснение правил: по ним нас ожидал привычный турнир по системе плей-офф, то есть с выбыванием после каждого раунда одного человека из пары. В течение этих двух недель в группе появилось больше двадцати заявок, и в конце концов организаторам даже пришлось кому-то говорить «нет». А еще всех поэтов попросили заранее не выражаться со сцены – закон есть закон. Об остальных тонкостях организаторы особо не распространялись, предпочитая держать до последнего в тайне и состав жюри, и то, как, например, возможно будет осуществить турнир на выбывание с двадцатью чтецами. Ведь если начинать с 1/8 финала, то народу слишком много (нужно 16), а если с 1/16 финала, то слишком мало (нужно 32).

Состав жюри мы узнали за несколько дней до мероприятия. Членами жюри стали Михаил Богатов, Елена Калякина (директор кабака «Honky Tonk», музыкант, поэт, руководитель некогда существовавшего литературного клуба «Солитон») и Александр Кобылинский (писатель, заведующий литературным отделом ГДК «Ударник», город Энгельс, руководитель литературно-музыкального объединения «Надежда», член Союза писателей России).

То ли будет, то ли нет

В воскресенье, 2 августа, в «Blues House» было столпо­творение, притом еще минут за 15 до формального начала, что удивительно, потому как на поэтические мероприятия, как показывает жизнь в нашем городе, народ, как правило, не приходит вовремя. К началу чтений в клубе не было свободного места. Участники регистрировались, и я узнал, что буду выступать в первой паре. А вот соперника у меня пока еще не было: неожиданно один из участников заболел, а второй не смог добраться в Саратов из Пристанного. Меня попросили найти замену кому-нибудь, я предложил поучаствовать пришедшему в качестве зрителя поэту Дмитрию Манаеву, и он с легкостью согласился. Правда, на тот момент я еще не знал, что ищу соперника именно себе.

Мероприятие получилось продолжительным: на первом, самом длинном этапе (пять минут на чтение каждому участнику вместо трех, как на следующих этапах) соревновалось очень много людей и потому зал успел поредеть еще до второго тура. Сменилось и жюри: вместо Кобылинского на последующих этапах судила Юлия Шарова – преподаватель литературы музыкально-эстетического лицея в Энгельсе.

Первый тур оставил некоторую неудовлетворенность, поскольку жребий по злой иронии судьбы приготовил несколько как сильных, так и откровенно слабых пар. Впрочем, из-за возникшего дефицита исполнителей пару раз жюри приходилось не выбирать лучшего, а просто говорить, проходит человека в следующий этап или нет, так как соперника ему не хватало. Что любопытно, жюри до определенного момента ставило не баллы, а просто поднимало листы с номером победителя без каких-либо комментариев.

Мерное течение конкурса шло до предпоследнего тура, когда внезапно объявили: в этом раунде вы не будете читать те стихи, что приготовили, вы напишите за 10 минут стих про то, как провели лето.

После награждения победителей Елена Калякина сразу попыталась объяснить, что оценки ставились исключительно по уровню текста и чтению. А вот что ее расстроило, так это то, что многие не стали дослушивать до конца своих оппонентов и ушли, по всей видимости, посчитав, что в этом не нуждаются. В то же время она подчеркнула, что в двух последних турах ей чего-то не хватило, и финалисты могли проявить себя лучше. Незадолго до мероприятия мы общались с Еленой, и я попросил ее прокомментировать, а как бы она делала мероприятия и кого бы приглашала на них. Елена заметила, что это зависит от целей, которое будет преследовать событие. С одной стороны, баттлы можно использовать как средство привлечения внимания к другим поэтическим мероприятиям вроде «Литературной среды», на которых читаются исключительно чужие стихи. Таким образом, это своего рода шаг навстречу неопытному писателю, которому предоставляется возможность развиваться. В таком случае опыт, возраст и количество участников не важны. С другой стороны, баттлы могут рассматриваться и как вполне самоценное явление, само по себе заслуживающее интерес.

Самый главный вопрос: а что дальше? После баттла было обсуждение, но к чему-то конкретному разговор участников, организаторов и членов жюри так и не привел: то ли будет продолжение, то ли нет. Алена Кузнецова устало отвечала, что уезжает из Саратова, и если кто-то подхватит проект – замечательно, не подхватит – ну что ж, попытка была.