«Кот ушел, а улыбка осталась»

Оценить
«Кот ушел, а улыбка осталась»
Не так давно мы рассказывали о книге Георгия Данелия «Безбилетный пассажир» – первом томе его воспоминаний. Тем временем подоспел уже и третий том под названием «Кот ушел, а улыбка осталась» (М., «ЭКСМО»).

Не так давно мы рассказывали о книге Георгия Данелия «Безбилетный пассажир» – первом томе его воспоминаний. Тем временем подоспел уже и третий том под названием «Кот ушел, а улыбка осталась» (М., «ЭКСМО»). Название отсылает нас к «Алисе в Стране Чудес» Льюиса Кэрролла, однако упомянутый в заголовке кот – это немного и сам рассказчик, сам Данелия.

Хронологический принцип рассказа мирно уживается с принципом свободных ассоциаций. Конкретная история, «привязанная» ко времени (здесь речь идет о конце 80-х и начале 90-х годов прошлого века), может внезапно перерасти в иную историю, из другой эпохи. В те времена, о которых вспоминает Данелия, режиссер поставил четыре своих последних игровых фильма – «Паспорт», «Настя», «Орел и решка» и «Фортуна». В авторской интонации по-прежнему здесь много иронии и самоиронии, но повествование делается всё грустней и грустней. Всё чаще на горизонте возникает «денежная» тема (непрерывный поиск спонсоров и меценатов, корректировка творческих планов, связанная с финансированием, и так далее). Весьма примечательна, например, история создания совместного советско-французского фильма «Паспорт». Данелия надеялся вновь снять в главной роли Вахтанга Кикабидзе, но французский продюсер с русской фамилией был неумолим: для успешной прокатной судьбы необходима американская кинозвезда. В конце концов Данелия прилетел в США и провел переговоры с главным претендентом на роль – актером Николасом Кейджем. Что интересно, Кейдж дал свое согласие, заинтересовавшись сценарием и возможностью сыграть в одном фильме роли двух братьев, Мераба и Якова. К сожалению, в последний момент французская сторона не нашла необходимой суммы для гонорара американцу, так что роль досталась куда менее известному Жерару Дармону. Не менее интересны приключения съемочных групп остальных трех названных фильмов. Всех их нельзя назвать неудачами, однако они вышли на экраны в те годы, когда система отечественного кинопроката начала неудержимо разваливаться. Если «Мимино» или «Афоню» посмотрели миллионы зрителей, то позднего Данелию посмотрели только десятки (в лучшем случае сотни) тысяч. Четвертая, заключительная книга мемуаров режиссера будет посвящена съемкам анимационной версии фильма «Кин-дза-дза». И, похоже, будет совсем грустной...