Показали, кто тут главный

Оценить
История с обыском в «Общественном мнении» вышла на федеральный уровень

Обыски в рамках следствия по уголовному делу, возбужденному по заявлению депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина, прошли в редакции медиагруппы «Общественное мнение» в пятницу, 10-го июля. Это на сутки парализовало работу трех редакций – информ­агентства и журнала «Общественное мнение», а также саратовской редакции «Коммерсанта».

Сотрудники полиции, среди которых была дознаватель городского УМВД Елена Шашлова, прибыли в офис медиагруппы, расположенный в гостинице «Волга», в 16:30. Для проведения следственных действий журналистов попросили покинуть помещение редакции.

– Сейчас городской отдел дознания с руководством медиагруппы проводит следственные действия в кабинетах. Кабинеты закрыты, что за дверями, сказать не могу, – написал у себя в «Фейсбуке» главный редактор «Коммерсант Средняя Волга» Сергей Петунин.

За дверями остались только главный редактор медиагруппы «ОМ» Алексей Колобродов и финансовый директор Ольга Чесакова.

Журналист Сергей Вилков, который уже несколько лет занимается расследованиями, связанными с деятельностью депутата Курихина, сейчас проходит по делу о клевете в качестве свидетеля. Основанием для возбуждения дела явилась опубликованная Вилковым в социальных сетях информация о якобы криминальном прошлом народного избранника.

«Значит, девять единиц техники изъято, все компы информагентства «ОМ», журнала «Общественное мнение» и саратовской редакции «Коммерсанта». Парализована, естественно, работа всех трех редакций. У Вилкова обыск дома, говорит, десять человек с понятыми. У нас было восемь, с понятыми же. «Черную кошку», интересно, в каком количестве брали?» – описал ситуацию на своей странице в «Фейсбуке» Алексей Колобродов.

Из квартиры Вилкова полицейские изъяли домашние компьютеры, планшет, диски и флешки. Затем правоохранители провели обыск в квартире родителей журналиста, где он не живет уже шесть лет. Примечательно, что на момент проведения обыска родителей дома не было, там оставалась только младшая, несовершеннолетняя сестра Вилкова. При обыске был изъят ноутбук отца.

«Пункт 11 статьи 182 УПК «При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи», – комментирует происходящее блогер Анатолий Леонтьев, юрист по образованию. – А теперь смотрим дальше: пункт 1 статьи 75 УПК: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств». Соответственно, вывод: целью данного обыска было не получение доказательств (так как всё, что будет обнаружено, имеющее отношение к делу, нельзя использовать в обвинении), а моральное и психологическое давление. Люди в погонах просто показывают, кто тут главный. Они могут безнаказанно входить в любое помещение без санкции суда, брать всё, что им захочется, под видом «доказательств по делу» и издеваться над участниками процесса любыми способами.

Информация практически в тот же день ушла в федеральную прессу. За ситуацией следят телеканал «Дождь», «Новая газета», сайт «Овд.инфо», портал «Медиазона», информационное агентство «Медуза», а также «Грани.Ру», «Каспаров.Ру», радио «Эхо Москвы», журнал «Русская планета».