На коне Салавата

Оценить
На коне Салавата
Саммиты БРИКС и ШОС в Уфе глазами регионального журналиста

Если вы рассчитываете увидеть здесь анализ стратегии экономического развития ШОС до 2025 года, то вынуждена буду вас огорчить. Подробную информацию о событиях саммитов и глубокую аналитику вы найдете в сотне других изданий. Здесь описаны личные впечатления малоопытного пока саратовского журналиста, силой желания оказавшегося в центре мировых политических событий.

Не в пуле

Высадившись из автобуса, мы оказались на пороге медиацентра. На входе жесткий контроль. Человека тщательно прощупывают, а содержимое сумок сканируется. Моему коллеге из Ростова досталось особое внимание сотрудников охранной службе. Оперативники извлекли и взяли на хранение бутылку алкогольного напитка (подарок друзьям), долго придирались к шоколадным конфетам. Привели собаку. Животное осталось равнодушным к сумке. Нас пропустили.

Медиацентр представляет собой небольшой палаточный городок, разбитый рядом с отстроенным специально к саммитам конгресс-холлом. Центр состоит из нескольких десятков помещений: залы для брифингов, павильоны печатных и электронных СМИ, место сбора пула, выставочный зал, ресторан, медпункт, туалет. На всём – символика саммитов: зеленые узоры на белом фоне. Образовалась маленькая улочка с фонтаном в самом ее начале и видом сзади на бронзового Салавата Юлаева и его коня.

В павильоне печатных СМИ установлены сотня или более компьютеров с доступом в интернет, телефоны, принтеры. Свободных машин много, но уже завтра журналисты прочно займут каждый кусочек рабочего места и, уходя по необходимости, будут оставлять у компьютера запись «reserved». Ведь на саммиты в Уфе аккредитовалось порядка 1700 журналистов со всего мира. Много здесь, конечно же, китайских журналистов, некоторые из них вполне сносно владеют русским.

– Вы так хорошо говорите по-русски, совсем без акцента! – восхищаются здесь некоторые мои собеседники.

– Долгие годы зубрежки, – пожимаю плечами я.

– Передавайте привет нашим друзьям из Поднебесной, – иногда завершают беседу мои собеседники.

В первый же день меня и моего ростовского коллегу ждало разочарование: работа на встречах высокого уровня производится на пуловой основе. От каждой национальной делегации в пул входит ограниченное количество журналистов – как правило, работники центральных федеральных СМИ. Журналисты таких федеральных изданий, как «Экоград» и «Редкие земли», тоже не в приоритете. Единственное, что нам, простакам, остается – присутствовать на тематических брифингах с профильными чиновниками, которые спускаются к нам в палаточный городок.

Довольствуясь малым, журналисты «Экограда» и «Редких земель» стали самыми активными участниками брифингов, местными знаменитостями. Импозантный полный усатый мужчина из экологического журнала не уставал высказывать замечание политикам, любящим заменять простое слово «транспорт» всеобъемлющим «инфраструктура».

– Всех достал со своим «транспортом». Не удивлюсь, если и у Иванова (В. П., глава ФСКН РФ. – Прим. авт.) спросит про транспорт, – беседовали между собой, стоя в очереди в столовой, работники пресс-службы администрации Кремля – ведущие брифингов.

– А что, транспорт и наркотики – логично же.

– А посмотри вон туда на журналистку из «Редких земель». Тоже странноватая женщина, мягко сказать. Всеми правдами и неправдами пытается проникнуть в пулы.

К слову сказать, в пулы журналистка из «Редких земель» так и не попала, но смогла задать вопрос на пресс-конференции с Владимиром Путиным в последний день саммита. Это, можно сказать, большая удача, учитывая то, что остальные вопросы журналистов стояли по протоколу. «Первый канал, говорите!»; «Так, «Российская газета», пожалуйста»; «Передадим слово информ­агентствам. РИА «Новости», – тыкал в толпу пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, будто на лбу у каждого журналиста написано издание, которое он представляет. Но об этом позже.

Зеленая и гостеприимная

Первый день саммита, 8 июля, день приезда официальных делегаций, мы с другом решили потратить на изучение столицы Башкортостана и культурную программу.

Уфа не то что приятно удивила, а влюбила в себя своей простой красотой и свежестью. Да, нашелся блогер Илья Варламов и десяток скептиков, указавших на транспаранты, за которыми прячутся убогие лачуги, на спешно, плохо уложенный асфальт и искусственный газон. Всё это, безусловно, присутствует, как и должно присутствовать в любом другом уголке родины князя Потемкина в преддверие важного события. Но факт остается фактом: Уфа и без саммитов была самым зеленым, экологически чистым городом России. Численность населения – 1,1 млн человек. На одного уфимца приходится 202 кв. метра зеленых насаждений.

Я допытываюсь у местных жителей: ну скажите, что вам сделали такой роскошный подарок к саммитам – заасфальтировали дороги, очистили улицы. В обычные дни же всё совсем по-другому? «Нет, у нас всегда убирают улицы, и дороги были неплохие. Но, конечно, к саммиту мы готовились старательно», – в какой-то степени соглашаются со мной уфимцы. На мнения скептиков реагируют спокойно: «Ошибки бывают, на них учатся, чтобы в дальнейшем при подготовке было всё хорошо». Одна женщина призналась, что чувствует, будто гости пришли в ее собственный дом, настолько сильно волнение и желание быть гостеприимной.

В СМИ также была распространена информация, будто жителей окрестности, прилегающей к месту проведения саммита, попросили-посоветовали уйти в отпуск. Соответствующее признание журналисты выудили у министра труда республики. Говорили, что центр Уфы зачистили от простых уфимцев. Всё это так, но без очевидных крайностей. Движение для автомобильного транспорта по некоторым улицам было перекрыто. Полностью перекрыли для движения единственную улицу, на которой находится конгресс-холл, – улицу Заки Валиди. По всему периметру поставили полицейских на расстоянии пяти метров друг от друга. Еще немного, и они могли бы протянуть друг к другу руки. Мы попытались использовать их в качестве живых указателей, но быстро выяснилось, что для этой цели они негодны. Оказалось, что местных стражей порядка было недостаточно, и им на подмогу пригнали полицейских из других регионов страны. По слухам, безопасность была усилена до предела в связи с угрозой терроризма: мол, свои щупальца до Башкирии протянуло само ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта» – террористическая организация). Ну и про американцев никогда не стоит забывать.

Культурную программу саммита постарались сделать насыщенной. Перед журналистами были совершенно бесплатно открыты двери ведущих музеев, выставочных площадок, театров и концертных залов. Единственное условие – позвонить заранее и узнать о наличии билетов. Пока я строила длинную словесную конструкцию «мы, журналисты, приехали освещать мероприятия саммитов БРИКС и ШОС...», мой коллега из ростовского издания произносил с чуть приподнятой головой: «Мы делегаты саммита». Фраза действовала обезоруживающе. Кассы музеев и выставок покорялись без боя, в театре нас ожидали лучшие места в ряду для почетных гостей. Национальный театр драмы имени Мажита Гафури, где спектакли идут на башкирском языке с возможностью синхронного перевода на русский, показался нам великолепным, так что мы ходили туда два вечера подряд.

Пятерка без двойного дна

Но вернемся к событиям саммита. 9 июля, в четверг, состоялся саммит БРИКС. Оставим в конгресс-холле лидеров объединения, пожимающих друг другу руки, и обратим внимание на участников брифингов, шедших один за другим в течение всего дня.

«БРИКС – это явление XXI века», «у БРИКС нет двойного дна», объединение «не направлено против кого-либо» и у него «нет задач, подтачивающих чьи-то интересы», – не скупился на комплименты замминистра иностранных дел РФ, шерпа (доверенное лицо руководителя страны – члена объединения) России в БРИКС Сергей Рябков на встрече с журналистами. Вот чем, мол, неформальное объединение пятерки отличается от закоснелых западных институтов.

А в это время Владимир Путин на расширенном заседании лидеров рассказывал, что товарооборот между странами-участницами вырос на 70% по сравнению с 2009 годом (временем образования БРИКС), что в прошлом году экономики БРИКС привлекли 20,5% от общемирового объема прямых иностранных инвестиций (в 2009 году было 16,9%). Гораздо меньше внимания было уделено тому, что объем товарооборота с большинством стран БРИКС у России снижается, начиная с 2014 года. В январе-апреле товарооборот с Китаем снизился на 29,4%, с Индией – на 5,6%, с ЮАР – на 8,6%. И только с Бразилией вырос на 15%.

Главные экономические достижения саммита – формальное создание Нового банка развития и Пула условных валютных резервов, к чему шли с 2013 года. Банк – для кредитования крупномасштабных совместных проектов, пул – своего рода касса взаимопомощи. Их называют альтернативой МВФ и Всемирному банку, в активе которых находится 2 трлн долларов. Тогда как планируемый капитал банка и пула БРИКС – по 100 млрд долларов. Эксперты приводят в сравнение цифру: отток капитала только в России из-за падения цен на нефть составил в прошлом году 150 млрд долларов.

Представители деловых кругов стран БРИКС рассказали журналистам о желании упростить визовый режим – выдавать предпринимателям пятилетние многократные визы.

О мировой повестке дня журналисты беседовали с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Корреспондент иранского телеканала выразил надежду, что Иран вступит сначала в ШОС, а потом и в БРИКС. Он попросил Лаврова принять активное участие в переговорах в Вене и успокоить российских предпринимателей, что ничего плохого после отмены санкций в отношении Ирана для них не произойдет. Глава российского МИД взял на себя такие обязательства, но заметил, что расширения БРИКС не планируется (в отличие от ШОС). Впоследствии иранский журналист, задавая вопросы другим спикерам, не раз озвучил желание включить свою страну как в ШОС, так и в БРИКС.

Также Сергей Лавров прокомментировал ситуацию с Грецией и ЕС («мы не заинтересованы подбрасывать щепки в костер») и терроризмом ИГИЛ («это абсолютное зло», «США не хотят признавать, что «Исламское государство» образовалось в результате их действий»). Он объявил, что в ИГИЛ завербованы около двух тысяч граждан России.

Внес смуту корреспондент телеканала «Дождь», который обратил внимание на то, что большинство стран БРИКС и ШОС не высказали однозначно свою позицию в отношении присоединения Крыма к России. «Никто из наших партнеров не заявляет о своем непризнании итогов референдума, которые стали основанием для возвращения Крыма в состав РФ, – возразил дипломат. – Лидеры БРИКС, а также лидеры ШОС закрепляют нашу общую позицию о необходимости выполнения минских договоренностей, которые никакого отношения к крымской повестке дня не имеют».

Министра культуры РФ Владимира Мединского пришлось ждать полчаса, в итоге он вынырнул с другого входа и сам же у себя украл время выступления. Но говорить особо было не о чем. О культурном аспекте сотрудничества стран БРИКС в целом много не скажешь, а вдаваться в подробности, то есть перечислять выставки и гастроли, не было смысла. На предупреждение одного журналиста «Вопрос, быть может, не относится к вашему ведомству...» парировал: «Мне все задают вопросы не по моему ведомству». А потом, дослушав вопрос до конца, подтвердил, что вопрос не к нему. Знакомый нам иранский журналист пожаловался, что культурного представительства России в Иране фактически нет. «За открытие культурного представительства в той или иной стране отвечает МИД», – ответил Мединский.

В то время, пока Владимир Путин встречался с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, в медиацентре устроили роскошный фуршет с живой музыкой. Перед собравшимися выступали подзабытые звезды «Голоса», национальный симфонический оркестр. Шампанское лилось рекой и к полночи вылилось окончательно. Журналисты стали расходиться. «Сегодня закончился саммит БРИКС – неплохо бы отпраздновать завершение саммита ШОС», – вслух подумал один коллега. Ничего подобного завтра не случилось. Но спасибо за разнообразные обеды и ужины от кремлевских поваров.

Шелковые отношения

Уфа, пятница, 10 июля. День ШОС. Бразильские и южно-африканские коллеги уже покинули медиацентр, но китайских как будто бы стало больше. И другие никуда не делись. Знакомлюсь со смуглокожим журналистом:

– Вы, наверно, из Китая? – спрашивает он меня.

Я отрицаю, рассказываю о себе и говорю:

– А вы, наверно, из Индии?

В ответ мой собеседник привычно подергивается и отвечает:

– Нет, я из Пакистана.

Я извиняюсь и проклинаю себя, на чем свет стоит. Так оскорбить человека!

Сегодня объявлено о вступлении Индии и Пакистана в ШОС. Да, друзья, это новая политическая реальность!

Шанхайская организация сотрудничества, в которую входило шесть стран (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан), расширяется впервые за 14 лет своего существования (с 2001 года). Небольшие сомнения о целесообразности включения в ШОС конфликтующих друг с другом Индией и Пакистаном выразил, как известно, лидер Узбекистана, но его удалось переубедить. Политики порадовались, что теперь население ШОС составит 42% от мирового.

В экономической части больше всего говорили о проекте Китая – Экономическом поясе Шелкового пути, который подразумевает строительство новых транспортных магистралей, экономические связи и взаиморасчеты между странами региона национальными валютами. Российская сторона одобряет и поддерживает китайские идеи.

Аккуратно говорили о перспективах создании банка и спецсчета ШОС, не вдаваясь в конкретику. Россия и так связала себя обязательствами участия в Евразийском банке развития, Азиатском банке инфраструктурных инвестиций и создаваемом Новом банке развития БРИКС. Не многовато ли? Президент России призвал активнее использовать и возможности уже действующих в регионе финансовых структур.

Вспомнили в этот день и о том, что ШОС изначально создавалась в целях укрепления безопасности региона. «Это не военный блок, как НАТО. Наша цель – укрепление стабильности и борьба с тремя злами – терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом», – повторяли политики. Еще одно зло – наркотики. Глава ФСКН Виктор Иванов рассказал журналистам, насколько непроста эта борьба: «Бюджет Афганистана – 12 миллионов долларов. Доход от оборота наркотиков в этой стране ежегодно составляет 150 миллионов долларов. Президент Афганистана говорит: «Мы ничего не можем с этим сделать».

В конце рабочего дня внезапно объявили о пресс-конференции по итогам саммитов с Владимиром Путиным. И – о чудо – туда допускают простых журналистов. Проводят в конгресс-холл по несколько человек в сопровождении охранной службы. Президент на встречу с журналистами задержался на 38 минут. Извинился. В течение оставшегося получаса сделал программные заявления на основные темы мировой повестки дня. Один вопрос, по традиции, должен был развеселить публику.

– Владимир Владимирович, вы давали обещание премьер-министру заняться йогой. Можете уже похвастаться какими-то успехами?

– Йога предполагает развитие – как физическое, так и духовное. Будем считать, что я начал пока с духовного, – нашелся президент.

Ну, будем считать.