Выключатель

Оценить
Выключатель
Вот и Diamond пролетел мимо Саратова. Или Саратов мимо Diamond`a?
Щёлк! Шумиха закончилась, забудьте! Такова судьба всех громких проектов саратовских властей

Вместо вступления – хроники давних царств.

Во времена Дмитрия Федоровича Аяцкова, когда вице-губернаторов было много, а от их работы был толк, у каждого из этих достойных людей были прозвища. В основном по аналогии с самим губернатором – просто сокращения имени и фамилии. Аяцкова все звали ДФ, могущественного вице-губернатора Владимира Михайловича Марона – ВМ, шефа совета безопасности области и куратора разных интересных операций Александра Константиновича Мирошина – АКМ. Точно так же, как и самый известный советский автомат. Думаю, что самому Мирошину эта аббревиатура нравилась. Одновременно одного из этих достойных людей – а может, и кого другого, память подводит – в узком кругу звали Выключатель. Причина простая: как только заканчивалось какое-либо дело, этот человек моментально терял интерес к нему; людей, которых он днем раньше радушно приветствовал, теперь едва узнавал. Словно выключатель – щёлк...

Почему вдруг вспомнилась эта очень давняя по политическим меркам и вроде бы незначительная история? По той простой причине, что стиль нынешнего руководства области очень похож на этот. То просто в голос кричат о каком-либо достижении со всех трибун. Потом опять же щёлк – и словно не было темы.

Щёлк – история одного города

Пожалуй, самая яркая недавняя иллюстрация методики «щёлк» – это история с прибавлением нашему городу Саратову нескольких столетий. Как это возможно? Очень просто – начать исчисление истории города не с 1590 года, который официально считается годом основания Саратова, а с 1359-го, который считается годом основания ордынского города Укек. Начало этому положил сам губернатор Валерий Радаев: «Назвать Увек предтечей Саратова – значит по-новому взглянуть на его летоисчисление». О мотивации губернатора пересмотреть историю скажем чуть позже. Пока посмотрим, как развивались события. Собрали две или три как бы научных конференции, на которых новацию единогласно поддержали. Пылкий, увлекающийся оратор – ректор экономического университета, но историк по специальности Сергей Наумов – сравнил Укек с Пальмирой и Атлантидой. Последнее сравнение вызывало некоторое удивление: Атлантида всё же миф, а Укек – вот он. Зажигательные речи спустя некоторое время вызвали определенное (столь же необоснованное исторически) противодействие – первоосновой Саратова предложили считать праславянское городище.

И вдруг, как по мановению волшебной палочки, все разговоры стихли – как отрезало. Щёлк, одним словом.

Только историк Дмитрий Чернышевский подвел – спустя некоторое время – итоги в своей статье на ленте информационного агентства «Взгляд». Чернышевский предложил перевести дискуссию в сугубо научную плоскость. И попутно отметил, что в истории есть немало случаев, когда на месте одного поселения возникало второе, третье и так далее. Но преемственность есть тогда, когда нет временных разрывов. У нас такая картина: последнее упоминание об Укеке относится к 1359 году. Саратов же основан в 1590 году. Почти два с половиной века крупных поселений на этой территории не было. Второй момент, на который обратил внимание Дмитрий Чернышевский, – это национальная подоплека истории с историей одного города. Эта подоплека была видна с начала дискуссии. Признание Саратова преемником Укека автоматически превращала Саратов в татарский город на татарской земле.

Каковы же были мотивы губернатора Радаева, когда он затевал всю эту катавасию, мог ли он предвидеть последствия? На вторую часть вопроса надо ответить так: доподлинно это не известно, возможно вполне, что «просто не подумали». Вопрос о мотивах имеет четкий ответ. Довелось даже держать в руках копию протокола совещания у губернатора, где одним из пунктов значилось: «Определить ответственного за решение с Минфином РФ вопросов о софинансировании тысячелетнего юбилея г. Саратова». Почему– то кажется, что «ответственному за софинансирование» в ответ на просьбу подкинуть деньжат на юбилей покрутили пальцем у виска. И всё стихло. Щёлк.

Правда, мне, имеющему некоторое отношение к исторической науке, представляется, что поиски нужно продолжать. Искать новые аналогии с Пальмирой и Атлантидой. Вот Рим – он основан на семи холмах. Саратов тоже лежит среди гор, одна из которых – Алтынная гора. В просторечии Алтынка.

Щёлк – истоки. И аграрное

Конечно же, надо сказать, что начиналось всё не на пустом месте. Первый щелчок мы услышали летом первого года правления Валерия Радаева. Понятно, что речь идет о, безусловно, фейковом проекте строительства на Зеленом острове развлекательного центра с приставками «мега», «супер» и так далее.

За давностью времени уже никто и не упомнит, сколько там должно было быть казино, сколько гостиниц и так далее. Помню, предполагался круглогодичный бассейн, но в Волге: как надо было подогревать волжскую воду, никто не уточнял. К проекту прилагались многочисленные проекты же коммуникаций – канатные дороги, новые мосты и так далее.

Вот сейчас вспоминаешь всю эту комедию и думаешь: как можно было отнестись к этому серьезно? Но отнеслись же. В электронных СМИ появился подробный репортаж о том, как члены ОПы во главе со своим лидером Александром Ландо исследовали Зеленый остров на предмет масштабной застройки. Надо ли говорить, что все условия для создания саратовского экономического чуда нашлись. Ладно, Ландо (простите за каламбурчик-с), но и такие серьезные люди, как строитель Леонид Писной или экс-губернатор Дмитрий Аяцков, поверили или сделали вид, что поверили в новый проект. ДФ даже предложил приспособить к нуждам Лас-Вегаса на Зеленом мост через Волгу, организовать там что-то вроде флорентийского Понто дель Оро – понастроить магазинов, кафе, организовать с моста спуск на Зеленый остров. Правда, между Зеленым и мостом еще раскинулись покровские пески – они же городской пляж, – но это мелочь. Для переезда из Саратова в Энгельс пришлось бы построить еще один мост, но это для нас – плевое дело.

И вдруг щёлк – и всё прекратилось, исчезли букеты и макеты, никого больше не зовут на презентации. И только спустя три года сити-менеджер Александр Буренин, отвечая на журналистский вопрос, мол, когда построим-то, буркнул что-то типа испарились инвесторы. Наверное, попрятались в камышах Зеленого острова, ждут улучшения инвестиционного климата.

От прошлого – к настоящему. Примеров внезапного прекращения подачи информации по тому или иному вопросу, который еще вчера представлялся архиважным, более чем достаточно.

Вот по весне долго и много говорили о грядущем урожае. Понятно, что в победном тоне: четыре миллиона тонн и так далее. Но «не хвались, едучи на рать», – так говорили наши предки. Два с половиной месяца жары практически без дождей, а на левом берегу вообще ни одного дождя – и от урожая 2015 остались только планы. Но посмотрите, как подавалась информация. Сначала заместитель министра сельского хозяйства сказала, что планы придется корректировать. Не намного – на 10 процентов. Это в то время, когда урожай в два центнера с гектара уже был недосягаемой мечтой. Потом провели полузакрытое совещание, обсудили введение режима ЧС, потом режим ЧС ввели в 31 районе из 38, и на этом замолчали. Как кляп кто вставил. Или кто повернул выключатель.

Предваряя финал наших размышлений и воспоминаний, хочется задать вопрос: а что, собственно, случилось? Саратовская область – зона рискованного земледелия. Засухи здесь случаются через два года на третий, а то и чаще. Областная власть над буйством стихий не властна, хотя, может, ей этого и хотелось бы. Ну так объясните народу: господа, случилась засуха, урожая не будет, но запасы зерна есть – не волнуйтесь. Однако они предпочитают промолчать. Кстати, о сельском хозяйстве: как там гиганты по производству индюшачьего мяса? Функционируют в полную силу?

Щёлк и нет завода. А то и двух

Методологию «щёлк и нету» хорошо проследить по строительству в Саратове авиационного завода. По-моему, это было весной нынешнего года. Сразу после первых, сначала неуверенных еще сообщений о строительстве в Саратове авиационного завода подключилась «тяжелая артиллерия». Губернатор Валерий Радаев заговорил о восстановлении славы саратовских авиастроителей и реанимации авиационного завода. Глава города Олег Грищенко (или его пресс-служба) поделился с саратовцами своим мнением о развитии авиации. По Грищенко выходило, что самолет Як-42 значительно превосходит все аналогичные летательные аппараты. Особенно досталось бразильскому лайнеру Embraer-195. Он-де и узкий, и дрожит при взлете, и вообще желтого цвета. То, что Грищенко пытался таранить Embraer вполне объяснимо: эти самолеты летают в составе компании «Саратовские авиалинии», а попытаться пнуть «Саравиа» – есть в Саратове правило хорошего тона для чиновников.

При этом никто не понимал, о каком заводе и о каких самолетах, собственно, идет речь. Грищенко говорил о Як-42, депутат Госдумы Антон Ищенко вообще придумал самолет, которого в природе нет. Потом туман стал рассеиваться. Оказалось, что австрийская фирма, выпускающая самолетики Diamond (максимальная грузовая вместимость 1016 килограммов), искала место для отверточной сборки. Условия австрийцев – производственный ангар и взлетно-посадочная полоса для испытательных полетов. Но, согласитесь, это совсем не то, что виделось в мечтах нашим руководителям. Но и этот проект по неизвестной нам причине не состоялся. И тут вступила в действие наша методика – все действующие лица моментально замолчали, будто воды в рот набрали. А саратовцам, которых эта шумиха все же взволновала, осталось гадать, что же случилось на самом деле.

Почти аналогичная история происходит с заводом по выпуску тепловозов в Энгельсе. Напомним, это должно быть совместное предприятие с канадской компанией Bombardier. Руководители РЖД несколько раз говорили, что стране вряд ли нужны еще локомотивы, кроме изделий коломенского завода. Но бравые саратовцы обвинили руководителей железнодорожников в недостатке компетенции, а потом заявили, что найдут другие рынки сбыта. Учитывая, что РЖД – монополист, поиск иных рынков сбыта представляется весьма захватывающей авантюрой. При этом необходимо отметить, что дискуссия велась еще до начала нынешнего кризиса, а значит, и до резкого сокращения железнодорожных перевозок в стране. Совсем недавно Канада ввела новые санкции против Российской Федерации. В ответ наши депутаты пригрозили пакетом ответных мер, в том числе и прекращением сотрудничества с Bombardier. Что в таком случае ждет энгельсский завод? Перепрофилирование? Закрытие? Выход на рынки Юго-Восточной Африки? Нет никакой информации. То есть тот же принцип: как где возникает проблема, над проблемой сгущается завеса молчания.

Закончим разговор о заводах короткой историей автомобильного гиганта. Не слышали о таком? Немудрено. 14 октября 2014 года в правительстве области между компаниями Dongfeng Yangtse Hongkong Limited и ООО ПК «Сигнал-Маш» подписан договор о создании совместного российско-китайского предприятия. 5 декабря 2014 года зарегистрировано совместное предприятие – ООО «Дунфэн Янцзы-Саратов». Модель будущего автобуса, планируемого к производству, будет называться «Саратов». Планируемая производственная мощность – около 500 единиц в год, долгосрочный план программы производства – 1500 автобусов в год. Предполагаемый объем инвестиций составляет более 100 миллионов долларов США. Есть, однако, сомнения, что для по-настоящему большого завода сто миллионов мало. Но вопрос не в этом. После подписания соглашения о намерениях прошло девять месяцев. Что удалось сделать за это время? В ответ тишина. Еще вопрос: в Китае сейчас кризис, он как-то отразится на наших планах? Опять же нет ничего в ответ, даже бодрого рапорта, что никакие кризисы не в силах остановить наше сотрудничество.

* * *

Конечно, надо отметить, что описанная технология вовсе не есть наше региональное изобретение. В связи с китайскими событиями вспомнилось, что в Приморье на острове Русский в помещениях, пустовавших после саммита АТЭС, собирались открыть университет для студентов из Юго-Восточной Азии, по большой части из Китая. Как вам учится, ребята? Сдали ли сессию? Хороши ли общежития? Нет ответа. Почему? По простой причине, что натрепались, простите за грубость, с самых высоких трибун и забыли. Это, как говорится, тренд нашего времени. Именно по этой причине у нашей власти не хватает решимости честно признаться народонаселению: мол, дорогие земляки, мы тут задумывали завод, мост, порт, музей, нужное подчеркнуть, но не вышло. По разным причинам – денег не хватило, подсчитали лучше и не увидели целесообразности, да мало ли что. Это не будет признаком слабости: честно признаться – разве плохое дело? Иначе получается, что за спиной губернатора Радаева уже целое кладбище забытых проектов.