«Гретель и тьма»

Оценить
«Гретель и тьма»
Знаете ли вы, что знаменитые ныне сказки братьев Гримм не очень-то предназначались для детского чтения?

Знаете ли вы, что знаменитые ныне сказки братьев Гримм не очень-то предназначались для детского чтения? Да, первое издание, появившееся в 1812 году, называлось «Kinder und Hausmarchen» («Детские и семейные сказки»), однако эти сказки, которые пришли к нам из средневекового немецкого фольклора, были чересчур жестокими. Поэтому 13 лет спустя братья, готовя новое издание, значительно снизили «градус» жестокости. Почему мы сейчас вспомнили об этом? Да потому, что события нового романа английской писательницы Элайзы Грэнвилл «Гретель и тьма» (М., «Фантом Пресс», 2015) как будто навеяны самым первым, то есть необработанным, вариантом гриммовских сказок.

Девочка Криста, от лица которой ведется повествование, как бы живет в ожившей сказке. При этом читатель отдает себе отчет в том, что реальность, которая окружает Кристу НА САМОМ ДЕЛЕ, может быть куда страшнее, чем сказочные кошмары. «Все, кому понравились «Мальчик в полосатой пижаме» Джона Бойна и «Книжный вор» Маркуса Зузака, будут в восторге от «Гретель и тьмы», – пишет рецензент «The Independent». – Сказка, венский психоанализ, большая история и постоянно твистующий сюжет – просто дух захватывает от этой книги». Книга Джона Бойна упомянута здесь не случайно. Там мальчик, оказавшийся в концлагере, наблюдал за реальностью сквозь призму детского воображения (потому-то, например, одежда заключенного казалась ему мирной пижамой). В романе Элайзы Грэнвилл мы становимся свидетелями подобного феномена: разум ребенка отказывается поверить в ужасы концлагеря Равенсбрюк, где находится девочка, а потому она трудолюбиво возводит между собой и реальностью некий сказочный барьер.

В романе имеется еще один повествовательный пласт: примерно половина глав посвящена событиям, происходившим в Вене 1899 года. Ученик Фрейда, венский психоаналитик Йозеф Бройер занимается феноменом своей новой пациентки, безымянной (герой называет ее Лили), прибывшей, как догадывается читатель, из будущего, чтобы убить некое чудовище в человеческом облике. «Помогите мне, херр доктор, – говорит Лили. – Мне нужно очистить Землю от этого злодея. Это станет величайшим вашим служением человечеству, какое только вы могли бы совершить... И спасти ваших драгоценных потомков от ужасного несчастья». Психоаналитик убежден, что девушка бредит. Ну где ему догадаться, что в городке Линце живет мальчик, которого зовует пока не Адольф, а просто Ади... Не будем рассказывать, КАК связаны между собой эти две сюжетные линии. Читателю следует узнать об этом самостоятельно.