Моряк и художник Боголюбов

Оценить
Моряк и художник Боголюбов
«Ростом я был велик и такой же отчаянной весёлости...»

Сто тридцать лет назад в Саратов приехал Алексей Петрович Боголюбов, чтобы лично заняться размещением своей коллекции (которою он пожертвовал городу) в новом здании, построенном специально для музея. Работа шла с раннего утра и заканчивалась с наступлением густых сумерек. Боголюбов, сняв сюртук и жилетку, участвовал в переноске вещей, давал указания, вникал в каждую мелочь.

Часто, говоря об основателе Радищевского музея, мы не скупимся на громкие определения, а между тем его личность совершенно лишена пафоса. И если вы раскроете книгу мемуаров А. П. Боголюбова «Записки моряка-художника», то будете приятно удивлены количеством забавных историй, смешных ситуаций, остроумных замечаний. Не каждый решится столь откровенно писать о самом себе, не беспокоясь о том, как он будет выглядеть в глазах потомков.

В годы обучения в Морском кадетском корпусе, когда пробуждающаяся страсть к рисованию едва не сгубила его, «ибо я ударялся в часы досуга в карикатуры, делал директора, учителей, офицеров мелом на досках, на столах, словом, где ни попало». Результатом были два ноля с минусом за поведение при выпуске, хотя по всем предметам Алексей был третьим на курсе.

Потом началась служба на флоте – молодечество, как назвал эту пору сам Боголюбов. И уж тут нашлось место всякому! Гауптвахта, ухаживания за барышнями, анисовая водка, херес, иногда в изрядных количествах... Средств молодым офицерам не хватало, поэтому, когда сняли квартиру, «углём и мелом я разрисовал зал стульями, диванами и даже столом с фруктами, когда и хлеба в доме иногда не было». Даже шинель с бобром, которая в горькую минуту была заложена барышнику, была изображена как укоризна.

Судьба уверенно вела его к окончательному выбору профессии. Однажды, на экзотическом острове Мадера, он встретился с художником Карлом Брюлловым, был представлен ему и получил своеобразное напутствие: «Эге, да вы, батюшка, краску бойко месите, продолжайте, главное, рисуйте построже». Второе напутствие было получено от герцога Лейхтенбергского: «Желаю вам счастья и науки, и чем быть дюжинным офицером, будьте художником».

Боголюбов поступает в Академию художеств, у него появляется круг новых знакомых, приходит первый успех. Флотский мундир сменяет фрак. И вот уже отправляется в путь дилижанс, на котором пенсионер Академии художеств едет знакомиться с достижениями европейского искусства. Он жадно впитывает впечатления от природы, достопримечательных мест, встреч с людьми, иногда «увлекался жизнью», но на смену весёлости и бесшабашности молодости уже приходит умение смотреть на мир с вниманием и видеть главное. А самоирония всегда помогает избежать нравоучительности и стремления бесконечно рассуждать о высоком. Вот как Боголюбов описывает пребывание в романтическом, воспетом Байроном Шильонском замке: «Я тотчас же начал писать здесь этюд и первым делом выцарапал на колонне моё имя в числе тысяч дураков, занесших свои прежде меня». А вот его собираются наградить звездой Франца-Иосифа. За грамоту к этой звезде необходимо было заплатить тысячу гульденов. Он отказался, предпочёл «просто быть Боголюбовым».

Боголюбов становится одним из самых тонких пейзажистов своего времени, упрекая себя в воспоминаниях в том, что «по старой памяти катал иногда бури, иногда закаты, жёлтые, как яичница».

У русского человека особенный отклик найдут страницы, посвящённые нашему отечеству. Вот одно из его дорожных впечатлений: «Смотрели на место, где бьёт нефть и газ нефтяной. Но это не Филадельфия, пусть его пропадает!»

О вот еще замечательный эпизод, характеризующий парадоксы национального характера: в Зимнем дворце – царской резиденции – был устроен взрыв, покушались на жизнь императора. Когда начались осмотры и строгости, то среди обитателей дворца нашли не только множество никому не известных людей, но и отелившуюся корову на чердаке.

«Ростом я был велик и такой же отчаянной весёлости», – характеризует себя Боголюбов. Добавим к этому незаурядный характер, острый ум, открытую душу и доброе сердце. В результате получим удивительный пример истинного патриотизма, ясной и прочной гражданской позиции.