Ломоносов наших дней

Оценить
Ломоносов наших дней
Почти три века назад, в 1730 году, 19-летний Михаил Ломоносов отправляется вместе с караваном, везущим рыбу, из Холмогор в Москву. Пошел он пешком, нагнав караван лишь на третий день, и упросил рыбаков разрешить ему идти вместе с ними.

Почти три века назад, в 1730 году, 19-летний Михаил Ломоносов отправляется вместе с караваном, везущим рыбу, из Холмогор в Москву. Пошел он пешком, нагнав караван лишь на третий день, и упросил рыбаков разрешить ему идти вместе с ними. Путешествие до Москвы заняло три недели, и в начале января 1731 года Ломоносов прибыл в Москву. Где и поступил в Славяно-греко-латинскую академию.

К чему этот экскурс в историю? Да просто нам представляется, что в наши дни Михаилу Васильевичу пришлось бы остаться в родных Холмогорах, ловить рыбу, бить моржа – словом, вести обычную поморскую жизнь. И закон, который знаем как закон Ломоносова-Лавуазье, был бы назван только в честь французского физика. Отчего так? Давайте вернемся немного назад, лет на несколько. Помните главный аргумент в защиту Единого государственного экзамена? Да, говорили сторонники ЕГЭ, процесс пока еще несовершенен, но зато каждый провинциальный самородок сможет поступить в самый престижный вуз. Прекрасно, за малым исключением: наибольшие баллы в ЕГЭ набирали выпускники школ северокавказских республик. Правда, сейчас вроде получше стало, честнее.

Но продолжим накладывать историю поморского самородка на теперешние реалии. Так почему-то получается, что все гении и таланты – выходцы не из богатых семей. И вот приходит Ломоносов или его сегодняшний двойник со своим стопроцентным результатом по ЕГЭ в хороший московский вуз. Но ему говорят: места есть только на платном отделении. А с деньгами и у Ломоносова и у его современного близнеца, сами понимаете, туго.

Так, а что же стало с бюджетными местами? Объяснение тут одно и простое: в стране кризис. Деньги нужны на приоритеты – вооружение, правоохранительные органы, «гуманитарные» конвои. Теперь еще вот Греция вырисовывается на горизонте – надо же помочь свободолюбивому, но не очень трудолюбивому народу. А где взять? Ну, у пенсионеров – они могут потерпеть с индексацией пенсий, у всех сразу тоже можно взять, в очередной раз задрав тарифы. Но все равно не хватает. И кого-то в министерстве финансов озаряет: образование у нас жирует, надо бы пощипать их. Сейчас на 10000 россиян в возрасте от 17 до 30 лет приходится 800 мест в вузах для бюджетников. Предложение минфина – уменьшить квоту до 750 на 10 тысяч человек в возрасте от 17 до 30 лет. Это может привести к сокращению бюджетных мест в вузах более чем на 100 тысяч – на 131 тысячу, если точнее. Конечно же, министерство образования заявило о своем категорическом несогласии, о том, что будет отстаивать свои позиции и так далее. Знакомая история: когда в финансовом блоке правительства родилась идея о минимальной индексации пенсий, социальный вице-премьер Ольга Голодец тоже говорила, что не допустит и так далее. И что?

Какие еще у нас новости в сфере образования? Президент Путин резко выказался против деятельности грантовых фондов, которые «отсасывают» самых способных. Наш постоянный автор Евдоким Верных-Взгядов уже знает, как противостоять забугорной угрозе (стр. 5). Интересно, что четырьмя годами раньше Путин более реалистично смотрел на эту историю: «Интеллектуальный продукт – люди с хорошей подготовкой, ценные специалисты – они, условно говоря, это товар. Он перетекает туда, где созданы наилучшие условия для применения своих возможностей, где лучшая возможность».

На этом фоне интересно сравнить такие данные: в год по программам обмена из России в другие страны уезжают учиться 5 тысяч человек. А из Китая – в пятьдесят раз больше. Всё просто: Китай открывается миру, а мы от мира стремимся закрыться.

Еще новость. Министерство обороны предлагает обучать противодействию «цветным революциям» студентов всех направлений, а не только учащихся военных кафедр и военных вузов. Об этом сообщил статс-секретарь – заместитель министра обороны РФ Николай Панков. Эксперты (тоже из минобо­роны) считают, что новый предмет может выработать у молодежи иммунитет к воздействию политических технологий. Остальные полагают, что новый предмет станет такой же профанацией, как военные кафедры в советское время.

Вообще надо отметить, что вроде бы давно прошедшее советское время постоянно является генератором всяких разных идей. Вот главный коммунист страны Геннадий Зюганов предложил вернуть систему распределения выпускников вузов: «Надо восстановить систему распределения выпускников вузов на работу по специальности. Особое внимание пора уделить молодым специалистам в науке и образовании». Геннадий Андреевич, уважаемый, вы вообще в курсе того, кого готовят российские вузы, особенно на своих платных отделениях? Мы оставим за рамками разговор о том, как, насколько качественно идет подготовка. Только один вопрос останется: кого? Кого вы собираетесь распределять и куда? Вы не в курсе того, что экономика наша стагнирует, что идет сокращение рабочих мест? Понятно, что можно всю жизнь напевать песенки о строительстве БАМа, но студентов каких специальностей вы хотите распределять? Юристов широкого профиля? Аниматоров, теперь вот специалистов по противодействию оранжевым революциям? Интересно, насколько они будут востребованы в условном Кагалыме?

Давным-давно и по другому поводу учитель тов. Зюганова В. И. Ленин сказал: «Страшно далеки они были от народа». По-моему, эти слова можно полностью отнести и к тов. Зюганову, и к другим реформатором системы образования.