Нич-чё не понимаю!

Оценить
Нич-чё  не понимаю!
Изборский клуб – это не Собиновский фестиваль. Несмотря на Аяцкова, Проханова и Лимонова.

– Привет. Что нового?

– Ничего. Жара, июль, политическая жизнь замедляется.

– То есть ты хочешь сказать, что слухов у тебя нет?

– Почему? Есть, но мало и не сильно веселые.

– Так не всегда смеяться-то? Что у тебя?

– Ну, говорят, что кандидатуру Данилова согласовали на пост главного врача института гигиены. И скоро он покинет кабинет министра здравоохранения.

– А кто этот кабинет займет?

– Вот этого сказать не могу – не знаю. Но подозреваю, что кадровая скамейка там не велика. По мне, так лучший вариант – это Жанна Никулина.

– Очень может быть. Тем паче, подозреваю, других желающих нет. Что еще?

– Врут, что конфликт вокруг иконы со Сталиным, которую привез Проханов и которую освятили прям в аэропорту, спровоцировал Шинчук. Именно Борис Леонидович обратил внимание владыки на этот вопиющий факт и практически заставил наказать священника, который проводил процедуру. Или как это называется?

– Это была странная история.

– Конечно, если бы не Шинчук, никто бы этого не заметил – ни иконы, ни Сталина на ней.

– Очень может быть. Изборский клуб – это не Собиновский фестиваль. Несмотря на Аяцкова, Проханова и Лимонова.

– Согласна. Кстати, о Шинчуке. Говорят, что Борис Леонидович уже озабочен своим будущим. И вроде как уже сегодня подумывает, как занять место директора объединенных музеев боевой и трудовой славы и Национальной деревни.

– А почему нет? Он же там днюет и ночует. И вообще, это его детище. Ну, как минимум деревня.

– Ты ёрничаешь?

– Нет, свершено искренне. Шинчук – человек дальновидный и всё продумывает и рассчитывает заранее. Что еще?

– Еще, злые люди клевещут, что вся верхушка прокуратуры Саратовской области будет заменена.

– Так Степанов буквально две недели назад продлил контракт. Или как это у них называется. И с чего это вдруг такие перипетии?

– Врут, что высокая коррупционная составляющая.

– Но это точно наветы врагов. Сама подумай, какая в прокуратуре может быть коррупция? Они же блюдут исполнение законов.

– Я опять не поняла – ты ерничаешь или как?

– Вот ни грамма сарказма. Слушай, а что у нас там с «Манежем»? В центре города такая буча... Впрочем, о том, что парковка незаконна, говорили уже давно.

– Да, но только суды еще идут. По мне, так это очень мутная история с большими деньгами, неисполнением договоренностей и прочими атрибутами девяностых годов. А еще я подозреваю, что здесь приложил руку наш великий кукловод, который отрабатывает технику.

– Погоди... Великий кукловод у нас в Москве, и ему, это очевидно, не до этих мелких игр. И отрабатывается техника чего? Захвата?

– Я говорю про местного серого кардинала. Подозреваю, что человек тренируется, проверяет на прочность местную элиту и околовластных общественников.

– Я вот ничего не поняла, что ты мне сказала.

– И не надо. Просто наблюдай за процессом.

– А для поднятия настроения тебе слух про твоего любимца.

– Неужели Лобанова?

– Нет, Гайдука. Врут, что он организовал свою собственную компанию.

– А смысл?

– В свете непрекращающегося вранья про скорое банкротство «Вещателя» неплохо было бы заныкать немного активов.

– Ой, эти наветы я даже слушать не хочу.