Мы войдем и в Европу, и в Азию

Оценить
Мы войдем и в Европу, и в Азию
Даже если нас там с нашим газом не очень ждут

Газпром всерьез намерен построить все заявленные им газопроводы. И заставит не мытьем, так катаньем жить по своим условиям европейских потребителей. В этом уверен председатель правления компании Алексей Миллер. 26 июня он провел интересную пресс-конференцию, очень удивив всех журналистов.

Всегда очень осторожный, ловко лавирующий среди неудобных вопросов, на этот раз Алексей Борисович предпочитал отвечать в жестком стиле – в лоб. Пересказ его разговора с журналистами предлагаем вашему вниманию.

Алексей Миллер убежден, что европейские страны нуждаются в новом российском Северном потоке

Журналисты спросили Алексея Миллера, зачем Газпрому нужны новые трубы Северного потока, если контракты на объемы газа, который пойдет по ним, них еще не подписаны. Исходя из той практики, что контракты заключаются до начала строительства, означает ли это, что Газпром в ближайшие год-два заключит их? Есть ли понимание, на каких рынках, в каких странах будут проданы эти объемы?

Алексей Борисович сказал, что необходимость второй очереди Северного потока осознает не только Газпром, но и еще три иностранные европейские компании. И соглашение о строительстве газопровода Северный поток-2 мощностью 55 млрд кубометров газа в год подписано ими на Петербургском экономическом форуме. Срок завершения строительства – конец 2019 года. Речь идет о новых поставках российского газа на европейский рынок. Потому что, по словам Миллера, ситуация на газовом рынке Европы сейчас для этого благоприятная. Там идет снижение собственного объема добычи. При этом у Алексея Миллера есть понимание, что рынок Северо-Западной Европы является очень емким, масштабным для поставок газа.

Намек журналистов на то, что, дескать, сами же говорили, что сначала контракты – потом мощности, а теперь нарушаете свой же принцип, Миллер отмел очень легко. Он сказал, что принцип этот, «что сначала газ надо продать, а потом добыть и построить газопроводы, работает в чистом виде только по проектам, которые стопроцентно реализует Газпром». А Северный поток-2, повторил еще раз, будет строить его дочерняя компания, где будет еще как минимум три иностранных акционера.

В пример привел Северный поток-1, где последний контракт на поставку газа был подписан уже после того, как была введена в эксплуатацию вторая нитка. Так что опыт имеется, и опыт положительный. И не надо обижать Газпром недоверием, а «надо понимать, что решение о поставках новых объемов нашего российского газа принято вместе с крупными игроками на европейском рынке. Это их позиция, это их видение».

Вопросы на тему третьей и четвертой нитки газопроводов Северного потока продолжались. Журналисты хотели узнать у Миллера, как он совместно со своими уважаемыми европейскими партнерами видит продвижение дополнительных объемов газа по Европе. Они будут прокладывать новые трубы к потребителям или построят газовый хаб (перегрузочный узел) прямо на берегу Балтийского моря?

Алексей Миллер ответил, что «этот вопрос в настоящее время в работе». И если я правильно поняла его довольно пространный ответ со ссылкой на документы, которые подписали намедни в Петербурге, когда говорится о Северном потоке-2, то речь идет пока только о морском участке и о морской трубе. Вот по ним появилась определенность у Газпрома, что они будут построены. А уж потом для них найдут 55 млрд кубов нашего российского газа.

– Правильно ли понимать, что новый газопровод через Балтику требует одобрения со стороны энергетической комиссии ЕС? И на какой стадии переговоры с регулятором? – осторожно поинтересовались журналисты.

– Строительство этой трубы не требует никаких решений европейской комиссии, – ответил Миллер. И добавил, что даже если такие разрешения и согласования потребуются, то их будет получать не Газпром, а его совместная с европейскими партнерами компания.

А новый Турецкий поток они будут вынуждены принять, потому что российский газ обгонит все остальные

Разговор журналистов с Миллером про Турецкий поток всё время ходил по кругу. Журналисты согласились поверить, что жесткие намерения построить его есть. Но как он пройдет? По каким странам? Алексей Борисович несколько раз для особо непонятливых повторил, что «есть разные варианты и разные маршруты». В результате журналисты усвоили, что вопрос пока открыт. Даже несмотря на то, что «Газпром всегда говорил – и это было нашей принципиальной позицией, – что самым хорошим вариантом является тот, который позволяет газ через Черное море в конечном итоге привести в Баумгартен».

– Когда вы ожидаете получение разрешения на прокладку морской части этого трубопровода в турецких водах? – спросили журналисты.

Алексей Миллер ответил, что сейчас идут подготовительные работы по началу изысканий в турецкой экономической зоне, а разрешение на строительство на этом участке будет дано только тогда, когда будет закончено изыскание.

Между тем журналистам было известно, что одновременно с нашим российским Турецким газовым потоком в Европу стремится газопровод TANAP из Азербайджана и Ирана. И журналистам было любопытно: может ли наш Турецкий поток как-то с ним не соперничать, а интегрироваться? И вообще, какие из существующих и планируемых газопроводов на территории Европы Газпром готов использовать для транспортировки газа по Турецкому потоку?

Алексей Борисович подтвердил, что есть чужой проект, который проходит через Грецию. Но и с Россией Греция договорилась по вопросу строительства Турецкого потока через ее территорию. И как всё обернется в дальнейшем, точно сказать сегодня нельзя, но, по словам Миллера, российский газ по Турецкому потоку по дну Черному моря, по-видимому, придет до европейских потребителей намного раньше, чем газ по TANAP, например. И вот дальше придется решать, чьи наработки лучше использовать. И не исключено, что те проекты, которые есть для развития на территории стран Европейского союза, «в той или иной степени могут быть интегрированы в наши планы поставки газа на европейский рынок через Черное море».

«Наша позиция по Турецкому потоку сводится к тому, что мы построим газовую мощность до границы Турции и Греции, – снова и снова объяснял Миллер. – А дальше всё зависит от активности позиций уже стран, которые заинтересованы в том, чтобы газопровод прошел через их территорию. И в этой связи мы реагируем на приглашения, которые могут последовать в наш адрес. В частности, Греция проявила такой интерес и обратилась с таким предложением к РФ... и, соответственно, газопровод Турецкий поток уже под другим названием может продолжить свой путь по территории Греции. Но и кроме территории Греции, есть разные варианты маршрутов. Подчеркиваю, что мы в первую очередь будем откликаться на приглашение нас в те или иные проекты тех или иных транзитных стран».

Из рассказа Алексея Борисовича стало понятно, что европейские маршруты Турецкого потока российская сторона, конечно же, хотела бы проложить там, где уже всё не раз обговорено в рамках подготовки строительства газопровода Южный поток. Это, например, маршрут через Сербию, Венгрию на Австрию. Но Южный поток зарубили на корню санкции против России (об этом Алексей Борисович не говорил, но журналисты не дураки и сами всё понимали). И вот теперь для Турецкого потока приходится снова всё начинать с чистого листа. Можно пойти трубопроводом с российским газом через Грецию, Сербию, Македонию... Можно из Греции в Италию. Но можно говорить только о Греции, которая вот сейчас заявила активно свой интерес.

Журналистов очень заботила непроверенная информация о том, что Газпром планирует прекратить поставки газа через Украину, как только Турецкий поток будет построен. Как будут меняться контракты с европейскими покупателями? Начались ли переговоры по переносу пунктов сдачи газа? И вообще, насколько это все серьезно?

– Переговоры мы еще не начали вести, – ответил Алексей Миллер. – Причем эти переговоры не начали вести, потому что в отношении маршрута и конечного пункта нашего проекта Турецкий поток еще нет окончательного решения. Этот вопрос еще остается открытым. И у нас есть возможность продолжать изучать этот вопрос, получить предложения в наш адрес, ну и соответственно полученным заявлениям принять решение и провести переговоры.

Узнав, что по первой нитке газопровода Турецкий поток газ планируется поставлять только для турецкого рынка, журналисты немного успокоились, поверив, что для переговоров время есть.

Китайская цена снова будет подана на десерт

Спасибо Алексею Борисовичу Миллеру за его подробные разъяснения – наконец-то сотни журналистов со всей страны поняли, что и газопроводов Сила Сибири у нас будет два, а не один. Восточный маршрут – это Сила Сибири-1, а западный маршрут – это Сила Сибири-2. Сила Сибири-1 уже согласована. Миллер напомнил, что в мае были подписаны основные условия поставки российского газа в Китай, которые носят юридически обязывающий характер. «Работа по Силе Сибири-1 велась таким образом, что вопрос цены был самый последний. И окончательные договоренности были достигнуты в рамках визита президента РФ Владимира Владимировича Путина в Китай», – говорил Алексей Борисович и выражал полную уверенность, что взаимовыгодные договоренности не произошли бы без личного вклада президента Российской Федерации.

– Когда вы планируете подписать с китайскими партнерами контракт по западному маршруту? И какие вопросы мешают? И если дело в цене, то какой разрыв между предложениями у российской и китайской стороны? – спрашивали журналисты.

Алексей Миллер сказал, что, учитывая опыт работы над контрактом по восточному маршруту Сила Сибири, «по западному маршруту мы где-то находимся до подписания контракта в интервале 6–7 месяцев». «Но разговоров по цене стороны не ведут. И, по аналогии с восточным маршрутом, это на сладкое. Это последний вопрос. Мы его будем решать после того, как все остальные условия контракта будут согласованы».

– В какой валюте будут производиться расчеты с китайскими партнерами, если доллар исключен? – интересовались журналисты.

Алексей Миллер ответил, что на переговорах речь идет о возможности расчетов и в юанях, и в рублях. Но еще не договорились окончательно. При этом, как дотошно выяснила журналист из журнала «Форбс», цена контракта всё так же будет считаться в долларах. Как сказал Алексей Миллер, контракт по поставкам газа в Китай на 30 лет стоит 400 млрд долларов, так его будут считать, в чем бы ни велись расчеты.

– В условиях низкой цены на нефть и более тесного сотрудничества с Китаем что для Газпрома является стратегическим приоритетом – увеличение поставок газа или диверсификация экспорта в другие страны за счет СПГ? – хитро ставили вопрос журналисты. Потому что где-то как-то слышали, что Газпром может отменить строительство завода по производству сжиженного природного газа, который обещали запустить уже в 2016 году во Владивостоке. И будет это сделано в пользу увеличения трубопроводного газа в Китай. – Когда будет окончательное решение по этому вопросу?

Алексей Миллер в ходе ответа на этот вопрос несколько раз возвращался к важности исполнения соглашений о стратегическом партнерстве. В результате журналисты поняли, что завод во Владивостоке, конечно, был прописан в одном из соглашений о партнерстве с зарубежными компаниями, но когда вместе с Китаем мы подписались «на самый крупный газовый контракт в мире и реализуем самый крупный в мире в мире инвестиционный проект и при этом Китай является стратегическим партнером России», то, конечно, и для Газпрома сам собой вырисовывается стратегический приоритет. Так что увы и ах, но проект завода во Владивостоке не является в настоящее время приоритетным для Газпрома и не входит в список проектов, которые будут реализованы в ближайшее время.

С Украиной всё не так уж и однозначно

Больше всего на пресс-конференции Миллера лично меня убила цифра штрафов, которые набежали Украине за нарушение договора «бери или плати». Суть состоит в том, что украинским партнерам не нравится, что газ стоит дорого, и они стараются покупать более дешевый не у России. Но в российско-украинском контракте прописан объем газа, за который, взял ты его или не взял, придется заплатить. Так вот, Газпром выставил штрафов Украине только за прошлый год 26 млрд 700 млн долларов.

Но жесткие условия российско-украинской газовой игры на этом не заканчиваются.

Украинский журналист спросил Алексея Борисовича, почему Газпром выставляет счет за газ, поставленный в Донецкую и Луганскую область, правительству Украины, зная, что оно их не контролирует. Договаривались ведь о том, что нужно «заключать прямой договор с боевиками» или поставлять газ в качестве гуманитарной помощи.

Алексей Миллер не стал обращать внимание на «боевиков». Он решил ответить по делу. Что у Газпрома есть только один контракт на поставку газа – на Украину. И на своеобразные просьбы правительства Украины не поставлять газ на юго-восток страны, потому что оно оплачивать эти поставки не будет, Газпром не знает, как реагировать. «Если Нафтогаз Украины считает территории Юго-Востока Украины Украиной, то тогда вообще не должно быть никакой коллизии с точки зрения оплаты. Если Нафтогаз Украны не считает их Украиной, они должны об этом сказать. Но они не говорят». Из слов Миллера следовало, что на сегодняшний день Газпромом в ЛНР и ДНР поставлено 704 млн кубометров газа. Задолженность за поставки в эти регионы на сегодняшний день составляет 212 млн долларов. Капля в море, конечно, на фоне 26 млрд долларов штрафных санкций. Но самая главная битва на самом деле еще впереди.

Журналисты так и сяк пытались прощупать настроение Миллера на предмет окончательного и бесповоротного решения закрыть транзит газа в Европу через Украину. Намекали, что европейские партнеры могут признать нашу страну нарушителем долгосрочных контрактов.

– Давайте внесем ясность в коварный план Газпрома прекратить транзит газа через территорию Украины, – наконец согласился рассекретиться Алексей Миллер. – Есть действующий контракт на транзит газа через территорию Украины до конца 2019 года. Есть активная непримиримая позиция Украины внести в этот контракт неприемлемые для нас условия. При этом эти условия касаются не только существенных положений контракта, а, что очень важно, речь идет об увеличении ставки за транзит через территорию.

Выяснилось, что сегодня транзитная ставка через территорию Украины составляет 2,7 доллара за транспортировку тысячи кубов на 100 км. Украинская сторона говорит, что хочет поднять ставку транзита до 5 долларов. А Газпром с этим не согласен до такой степени, что сначала пугал Украину Южным потоком, а сейчас пугает Турецким. Но на самом деле на переговоры с Украиной у Газпрома есть еще 4,5 года, до конца 2019-го.

«И мы говорим о том, что мы никогда на невыгодных для нас условиях не подпишем контракт на транзит». «Мы никогда не согласимся на украинские условия». Так повторил Алексей Миллер несколько раз, а потом вдруг сказал, что есть прямое поручение президента РФ провести переговоры, что, когда контракт будет заканчиваться, Газпром переговоры с украинскими коллегами по транзитному контракту проведет.

– Вы сказали, что готовы провести с Украиной переговоры о транзите. То есть в том случае, если вам не будут предложены те условия, которые вы отвергаете, и переговоры закончатся успехом, то вы можете пойти на продление транзитного контракта? – снова и снова уточняли журналисты.

А Алексей Миллер снова и снова говорил про неприемлемость украинской позиции по поднятию цены.