Аркадий Евстафьев: Это начало и путь к прогрессу

Оценить
Аркадий Евстафьев: Это начало и путь к прогрессу
Энергетика – это основа современной цивилизации. Она обеспечивает экономику и население топливом и энергией и является фундаментом всей системы хозяйствования человека, гарантом жизнеобеспечения населения и безопасности государства.

Когда дует ветер перемен,
одни строят стены,
другие – ветряные мельницы.
Конфуций

Энергетика – это основа современной цивилизации. Она обеспечивает экономику и население топливом и энергией и является фундаментом всей системы хозяйствования человека, гарантом жизнеобеспечения населения и безопасности государства. В России, как известно, основой современной энергосистемы являются тепловые и атомные электростанции, использующие ископаемое топливо (уголь, нефть, газ, уран), запасы которых не безграничны. Кроме того, в процессе производства электроэнергии образуется различное количество выбросов и отходов, небезопасных для окружающей среды. Однако возобновляемой энергетике, которая использует энергию, запасы которой в свою очередь постоянно пополняются и развитием которой сегодня занимаются все западные страны, у нас практически не уделяют внимание. Ни государство, ни бизнес. Тогда как необходимость в этом развитии назрела давно.

Особенно важной и актуальной возобновляемая энергетика выглядит для тех регионов России, что оказались в зоне децентрализованного энергоснабжения. По сути это больше половины территории России, где проживают миллионы человек.

О проблемах российской энергосистемы и перспективах возобновляемой энергетики в России мы поговорили с Аркадием Евстафьевым, генеральным директором ЗАО «Инвестиционный холдинг «Энергетический Союз», который в настоящее время реализует проект автономного обеспечения электроэнергией рыбоводных прудов на реке Алай (Балтайский район Саратовской области).

– Аркадий Вячеславович, как бы вы оценили нынешнее состояние российской энергетики, её особенности и тот путь развития отрасли, который выбрало государство или по которому оно движется стихийно?

– Развитие электроэнергетики не проходит стихийно. Существует утвержденная программа по развитию отрасли до 2020 года. Ряд других программ. Плюс каждая энергетическая компания имеет инвестиционную составляющую в тарифе, здесь идёт речь, как правило, об инвестиционном планировании на год. К сожалению, в сетевой отрасли так и не прижилось RAB-регулирование, позволяющее привлекать инвестиции на длительные сроки. Правительство начало работу в этом направлении, но потом забросило по политическим мотивам. Жалко. Теперь о состоянии.

Большой импульс электроэнергетика получила при реформировании РАО ЕЭС. При всех просчётах отрасль получила большие инвестиции. Было построено много новых объектов – как в генерации, так и в сетевом секторе. Насчёт просчетов – не ошибается тот, кто ничего не делает.

– Что для вас означает термин «новая дорожная карта российской энергетики»?

– По-моему, кто-то, прикрываясь этим термином, пытается сделать умное лицо и получить доступ к бюджетным деньгам. Ещё предыдущие дорожные карты не выполнены. Объясните, почему?! Сделайте анализ и разбор ошибок! Никто этого не сделал, при этом торопятся придумать что-то новое. Без анализа допущенных ошибок нельзя двигаться дальше. Я вообще противник шараханий из стороны в сторону. Повторюсь, уже разработано много разумных предложений, их надо выполнять. Хотя логика чиновников понятна, тяжело претворять в жизнь, создавать новое. Легче написать новую программу, получив деньги на ее написание. Ведь было принято правильное решение по RAB-регулированию. Решение абсолютно прозрачное и понятное для инвестора. Почему не выполняется? Отвечу: при таком регулировании роль чиновников в долгосрочной перспективе существенно снижается, вот и ищутся мотивы не выполнять. Инвестор видит всё это и не торопится.

– Какие неблагоприятные тенденции вы можете отметить на российском рынке энергетики?

– Конечно же, неплатежи. Это первое. Затем по степени важности следуют высокая закредитованность и, как следствие, стагнация в развитии, которая скажется через несколько лет.

Отдельная проблема, связанная с действующим законодательством, – это невозможность отключить ряд потребителей-должников. При этом должники практически не несут ответственности за неплатежи. Во Франции за неуплату отключали даже президентскую резиденцию. И та сразу же оплатила счета.

Ещё одна негативная тенденция, которая имеет стратегическое значение, – это сокращение инженерных кадров. Становится труднее найти выпускника-технаря, даже на приличную зарплату. Старые кадры уходят, замену все труднее найти. Это беда для страны! Молодые, талантливые люди уезжают из России. Вдумайтесь: согласно официальной статистике, из страны ежедневно уезжает около двух тысяч человек! И это умные, знающие молодые люди, которые не видят своего развития в России.

– Как, по-вашему, почему так мало внимания уделяется развитию возобновляемой энергетики?

– Прежде всего, это происходит «благодаря» усилиям нефтяного и газового лобби. По понятным причинам. Они могут потерять существенную долю в электроэнергетическом секторе.

Второе: возобновляемая энергетика – это высокотехнологичный сектор. Россия отстает на десятилетия. Для примера скажу, что нагрузка на лопасть ветрогенератора номинальной мощностью 5 МВт больше, чем нагрузка на крыло самого большого Boeing 747.

– Что мешает развитию этого направления в нашей стране? Программы написаны, законы приняты, чего не хватает? Какие условия необходимы для этого развития?

– Правительство РФ много говорит, но мало делает. Программы написаны общо, законодательство недоработанное, фактически находится в зачаточном состоянии. И самое главное – необходим доступ к высоким технологиям и научным разработкам. Этого в России нет. Хочу напомнить, что СССР был одной из первых стран, где стали серьезно изучать ветроэнергетику. Были созданы полигоны. Один в Калмыкии. Потом нефтегазовое «проклятие» убило это направление.

– Возможен ли в России так называемый энергетический поворот (то есть полный отказ от атомной энергетики и переориентация на возобновляемые источники энергии), который наблюдается в европейских странах?

– В ближайшие десятилетия у России нет возможности отказаться от атомной энергетики. В энергетическом балансе страны атомные станции играют существенную роль, и заменить эти мощности в данное время нечем.

– А вообще нужен ли нам такой «поворот»? Всё-таки многие эксперты отказываются воспринимать всерьёз солнечные и ветряные электростанции и считают их «игрушками» для богатых стран.

– Однозначно нужен. Развиваются технологии, находят новые конструкторские решения, создают новые материалы. Это невероятно высокотехнологичные решения. Как можно воспринимать не всерьез новые достижения в ветроэнергетике, когда в ряде развитых стран себестоимость 1 КВт•ч от ветра сравнялась с себестоимостью 1 КВт•ч от угольных станций?! Это прямой результат развития науки, техники, материаловедения. А доля производства электроэнергии фотоэлектрических панелей растет опережающими темпами. В Испании, например, несколько дней в году мощности возобновляемых источников полностью покрывают потребности всей страны. Представляете? В Великобритании сейчас строится ветростанция мощностью в 10 тысяч МВт. Эта номинальная мощность в 2,5 раза больше номинальной мощности Балаковской АЭС.

– То есть всё-таки возобновляемые источники энергии действительно можно считать альтернативными – способными заменить нынешние атомные или тепловые станции?

– Они действительно альтернативные и будут отвоевывать доли рынка у традиционной энергетики. Это движение вперед, но на него требуется время и, как я уже сказал, инвестиции, научные разработки и новые кадры.

– А как вы думаете, выгодно ли реализовывать в РФ проекты в области во­зобновляемой энергетики? Насколько эффективными они будут, если, как вы сами отмечаете, в нашей стране нет для этого базы: нет технологий, кадров, не производится нужное оборудование?

– В России огромный потенциал для во­зобновляемых источников энергии. И в России необходимо разрабатывать и производить это оборудование. Это движение к прогрессу. Поэтому, собственно, мы и начали разрабатывать и производить оборудование. Могу с уверенностью сказать, что на сегодняшний день мы единственные в стране, кто серьезно занимается этим направлением.

При этом мы осознанно выбрали ветро­энергетику. Не буду глубоко вдаваться в подробности этого выбора и почему именно её, это отдельный и долгий разговор, но скажу, что во всём мире ветроэнергетика признана уже зрелой и самостоятельной отраслью промышленности. За последние 20 лет ветроэнергетические мощности ежегодно увеличиваются в среднем на 30%. Так стремительно прирастает разве что только мировое производство мобильных телефонов. Если сравнивать с другими видами производства энергии, темпы роста мировой ветроэнергетики более чем в 14 раз превышают их средние показатели и практически в 45 раз – показатели по АЭС.

Уже доказано, что при отсутствии государственной поддержки и рыночных стимулов доля ветроэнергетики в мировом производстве электроэнергии может достичь 5% уже к 2030 году. А при поддержке государства ветроэнергетика может обеспечить 15,6% мирового производства электроэнергии к тому же сроку.

Технический потенциал ветровой энергии России, по экспертным оценкам, составляет свыше 6000 млрд кВтч•год. Экономический потенциал составляет примерно 31 млрд кВтч•год.

При этом Российская Федерация – одна из самых богатых в этом отношении стран: самая длинная на Земле береговая линия, обилие ровных безлесных пространств, большие акватории внутренних рек, озер и морей. Всё это наиболее благоприятные места для размещения ветропарков.

– Где такие проекты могли бы получить широкое распространение?

– В масштабах страны важность развития возобновляемой энергетики определяется тем, что 70% территории России, где проживает 10% населения, находится в зоне децентрализованного энергоснабжения. Это Камчатка, Магаданская область, Чукотка, Сахалин, Якутия, Бурятия, Таймыр и другие регионы. Там есть дизельные установки и какие-то другие установки небольшой мощности. Но достаточных мощностей возобновляемой энергетики здесь нет. Причём эта зона практически совпадает с ветровой. И здесь спасением были бы ветровые станции, которые смогли бы обеспечить бесперебойное энергоснабжение проживающих здесь граждан.

Но ветровые станции небольшой мощности могут широко применяться в быту практически повсеместно. Например, нужды семьи в городской квартире, где пиковая нагрузка 5 кВт, когда включена электроплита, стиральная машина, микроволновка и другие, менее мощные приборы, небольшой ветрогенератор может обеспечить даже в не очень ветреном месте. Равномерную же нагрузку, например отопление, когда круглосуточно работает даже один отопительный прибор мощностью 1 кВт, в месяц требует 720 кВт•ч, такой же ветрогенератор может обеспечить только в местности с хорошими ветровыми ресурсами (например, на берегу моря, в степи и т. д.).

– А вот, кстати, ваш проект по обеспечению ветровой электроэнергией рыбоводческого хозяйства на реке Алай Балтайского района – это такой эксперимент?

– Это начало. Эту станцию мы разработали сами и сами произвели необходимое оборудование. И гордимся этим. Работу в этом направлении мы, безусловно, будем продолжать. Будем нарабатывать квалификацию, искать новые решения. В перспективе будем производить мощные машины.

– Говорят, что возобновляемая энергетика не настолько экологически чистая, как принято считать. Замечено, что вокруг ветряных электростанций не селятся животные и птицы. А проблема солнечных электростанций в отсутствии технологии утилизации отработанных кремниевых элементов. Что вы скажете на этот счёт?

– Все разговоры о вреде возобновляемых источников энергии по большей части спекуляции малознающих, некомпетентных людей. Ничего не может сравниться с утечкой газа, разливом нефти или угольной пыли и продуктов их сгорания. В Европе вы спокойно увидите животных и птиц вблизи ветряков. Но это, конечно, не означает, что не надо проводить исследования в этой области, накапливать результаты исследований и оптимизировать решения.