«Магический ключ» Николая Вавилова

Оценить
«Магический ключ» Николая Вавилова
К 95-летию со дня обнародования знаменитого закона гомологических рядов в наследственной изменчивости

В Саратовском областном музее крае­ведения на пресс-конференции, посвященной 95-летию этого события впервые были продемонстрированы уникальные экспонаты музея, недавно поступившие в фонды, – записные книжки и полевые журналы Вавилова, относящиеся к периоду 1908–1919 годов.

Галина Рязанова, кандидат химических наук, доцент, почетный профессор СГАУ им. Н. И. Вавилова, почетный работник высшего профессионального образования РФ

В начале июня 1920 года свершилось чудо. Еще шла гражданская война, в стране царила разруха, а в нашем городе состоялся III Всероссийский съезд по селекции и семеноводству. Инициатором и руководителем комитета по организации съезда был молодой профессор, заведующий кафедрой частного земледелия агрономического факультета СГУ (позднее – СХИ, а в настоящее время – СГАУ) Николай Иванович Вавилов. С разных концов России в Саратов, ставший новым научно-исследовательским центром страны, приехали биологи, агрономы, селекционеры, теоретики и практики сельскохозяйственной науки и производства.

«Биологи приветствуют своего Менделеева»

В работе съезда приняли участие около 200 человек из Москвы, Петрограда, Воронежа, Царицына, Саратова и ряда опытных станций. Работа съезда продолжалась 10 дней, с 4-го по 13 июня. Его программа состояла из трёх разделов: теоретические вопросы генетики и селекции; частные вопросы науки; организационные вопросы селекционных учреждений. На первом заседании съезда Н. И. Вавилов доложил об открытии им закона гомологических рядов в наследственной изменчивости. Это произошло в третьем корпусе Саратовского университета утром 4 июня 1920 г. Доклад Николая Вавилова произвёл потрясающее впечатление на слушателей. Они выразили своё восхищение длительными аплодисментами.

Профессор Вячеслав Рафаилович Заленский произнёс слова, которые потом повторяли много раз: «Это биологи приветствуют своего Менделеева». Участники съезда поняли глобальное значение открытого Вавиловым закона.

В 1865 году чешский естествоиспытатель Грегор Мендель открыл законы наследования признаков гибридными организмами. Эти законы были признаны учёными всего мира только через 35 лет, в 1900 г. Законы Менделя стали первым ключом к пониманию явлений наследственности.

Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости, открытый гениальным русским учёным Николаем Ивановичем Вавиловым, стал вторым ключом к пониманию сложнейших явлений наследственности. Вавилов установил, что процесс наследования изменчивости «запрограммирован в каждом виде со стороны его исторически сложившейся генетики». Направленный процесс эволюции зависит, прежде всего, от внутренних природных возможностей организма. Внешняя среда также играет определённую роль. В процессе эволюции создаётся огромное разнообразие форм, но при этом изменчивость укладывается в определённые закономерности, которые установил Вавилов.

Закон Вавилова раскрыл внутреннюю взаимосвязь множества явлений, позволил систематизировать громадный фактический материал, выполнил прогностическую функцию.

В этом – общее закона Николая Вавилова с законом Дмитрия Менделеева. Поэтому биологи и назвали Н. И. Вавилова «своим Менделеевым», и это – высочайшая оценка.

Российская наука может гордиться тем, что основополагающий закон биологии в XX веке был открыт русским гением. Это поняли учёные ещё в то время. Так, учёный агроном и почвовед Николай Тулайков выразил своё впечатление о докладе Вавилова 4 июня 1920 года такими словами: «Что можно добавить к этому докладу? Могу сказать одно: не погибнет Россия, если у неё есть такие сыны, как Николай Иванович».

«Свидетельствуют о его чрезвычайной энергии»

Съезд вынес решение о необходимости государственной поддержки для развития работы Вавилова и представил по этому вопросу специальный доклад. В нём отмечалось следующее: «Изучение законов наследственности и изменчивости имеет громадное значение не только научное, но и практическое, так как даёт возможность получать искусственно новые формы растений для культуры. <...> Профессору Н. И. Вавилову удалось уловить в процессах изменчивости закономерность, которая открывает перед нами в данной области новую эпоху. <...> Для практики исследования Н. И. Вавилова представляют чрезвычайную важность, так как дают возможность планомерно выискивать и создавать путём скрещивания новые культурные породы и сразу сильно облегчает ориентировку среди огромного многообразия культурных растительных форм. <...> Н. И. Вавилов сочетает в себе черты крупного учёного-ботаника и выдающегося агронома-практика. <...> Он обладает исключительным умением объединять на крупном идейном деле коллективные усилия своих многочисленных сотрудников, заражая их своей энергией и любовью к науке. Работы Н. И. Вавилова созданы в чрезвычайно трудных условиях военной обстановки и свидетельствуют о его чрезвычайной энергии в достижении намеченных целей».

Действительно, 1919-й и 1920 годы были очень трудными. Много жизней унесла эпидемия тифа, холера, дизентерия, голод. Саратов был перенаселён эвакуированными, формирующимися частями Красной Армии, пленными, беженцами. Один фунт хлеба в день получал Вавилов и его коллеги в 1920 году. Зимой был топливный кризис. Жилищный кризис заставлял уплотнять население (4 кв. м на человека).

Впоследствии Николай Иванович писал: «Трудны были условия создания саратовской школы, возникновение которой относится к самому трудному периоду жизни за последнее десятилетие... В борениях силы напрягая, вырастала саратовская сельскохозяйственная школа».

Работа Николая Вавилова стала для учёных «магическим ключом, который позволяет открывать новые горизонты».

«Идти впереди жизни»

Однако в биологии, в генетике существует ещё много нерешённых проблем. Вавилов предвидел развитие своих идей в будущем: «Работы хватит на армию исследователей – было бы желание работать». В настоящее время установлено, что закон Вавилова имеет общесистемный характер. Он справедлив не только для растений, но и для всей живой природы, а также может быть использован при описании систем неживой природы.

Открытие универсального закона природы – закона гомологических рядов в наследственной изменчивости – было возможно только человеку такого уровня, как Вавилов. Его девизом являлось выражение: «Идти впереди жизни». И он шёл. Всегда, несмотря ни на какие трудности и до последнего шёл на несколько шагов впереди жизни. На отдых у Вавилова времени никогда не было. Не больше 4 часов сна в сутки мог позволить себе великий учёный. За всю жизнь он ни разу не был в отпуске, его отдых проходил в бесконечных научных экспедициях, после которых его коллегам требовались дополнительные выходные дни.

До предела напряжённая работа гениального ума Вавилова позволила ему сделать целый ряд крупнейших научных открытий. Он является автором учения об иммунитете растений к инфекционным заболеваниям, автором закона гомологических рядов, основоположником учения о эколого-географических основах селекции, автором центров происхождения и многообразия культурных растений. Николай Иванович был создателем Всесоюзного института растениеводства (легендарный ВИР), в котором он вместе с сотрудниками собрал крупнейшую в мире коллекцию семян культурных растений, насчитывавшую 250 тысяч образцов, и первым директором Института генетики.

Николай Вавилов – выдающийся ботаник, генетик, селекционер, географ, общественный деятель, организатор биологической и сельскохозяйственной советской науки получил заслуженное признание отечественной и мировой научной общественности. Вавилов – академик АН СССР, АН УССР, академик и первый президент ВАСХНИЛ, лауреат Ленинской премии, академик многих зарубежных академий и почётный член ряда научный обществ. С именем Вавилова связана целая эпоха в развитии отечественной и мировой науки.

Оклеветанный гений

Дело, начатое Вавиловым, продолжает новое поколение учёных, и это лучшая память о нашем великом соотечественнике. К памяти о Вавилове саратовцы должны относиться особенно трепетно и бережно, так как выдающийся учёный с мировым именем, посвятивший свою жизнь решению проблемы голода в нашей стране и во всём миру, был оклеветан, доведён до дистрофии и погиб от голода и болезней в застенках саратовской тюрьмы. Вину перед оклеветанным гением следует искупать благодарной и действенной памятью о нём. В 1969 году в Саратове появилась улица имени Вавилова. Решение установить памятник Вавилова к столетию учёного – 1987 год – было осуществлено только через 10 лет, к 110-летнему юбилею. Место для мемориала выбрано идеально. Он расположен у истоков улицы Вавилова, окружен могучими деревьями, не хватает только цветущих всё лето растений.

Памятник Н. И. Вавилову в Саратове, единственный в России, устанавливали долго и трудно. Поэтому общественность города восприняла как гром среди ясного неба неожиданное предложение главного архитектора города Желанова демонтировать и перенести памятник в другое место, оторвав его от улицы Вавилова. Не исключено, что при демонтаже монумент мог быть повреждён или полностью разрушен. Общественность города выразила протест против такого решения. Её поддержало саратовское отделение Всероссийского общества охраны памятников и комитет по архитектуре администрации Саратова. После этого вопрос обсуждался вторично в Общественной палате Саратова, и было принято решение оставить памятник на прежнем месте. Разрушение памятника Вавилову стало бы кощунственным попиранием памяти нашего великого соотечественника, трагически погибшего во времена сталинских репрессий.

Посмертная травля

Столь же неуместна и кощунственна организованная в наше время кампания по очернению Николая Вавилова и прославлению его антипода Трофима Лысенко. Неолысенковцы В. И. Пыженков, Н. В. Овчинников, П. Ф. Кононков, Ю. И. Мухин, М. И. Анохин, А. В. Журавель вновь поднимают вопросы, на которые давно даны ответы. В том числе эти ответы дала Главная военная прокуратура СССР, установившая в 1955 году, что Николай Вавилов осужден необоснованно, предварительное следствие по его делу было проведено с грубым нарушением норм уголовно-процессуального кодекса. Вавилов реабилитирован за отсутствием состава преступления. Уже в 1966 году в СССР официально считалось, что эпоха Лысенко в советской биологии закончилась и научная истина восторжествовала.

Но и по сей день лысенковцы пытаются убедить современников в том, что Лысенко не имел отношения к аресту и физическому устранению Николая Вавилова. Эта ложь опровергается документами. В архиве (ГА РФ, ф. 5446, оп. 23, д. 1660, л. 114–121) найдено и опубликовано письмо-донос председателю Совета народных комиссаров В. М. Молотову И. И. Презента, сподвижника Лысенко, который обвиняет Вавилова во враждебности к социалистическому строю. На нем стоит запись: «С текстом письма согласен. Лысенко».

Неолысенковцы встали на путь фальсификации истории науки, позволяя себе грубо нарушать правила научной этики, и, что удивительно, сумели организовать поддержку федеральных органов. Так, в 2014 году в издательстве «Луч» опубликована книга П. Ф. Кононкова «Два мира – две идеологии», которая дискредитирует академика Н. И. Вавилова и восхваляет лжеучёного Т. Д. Лысенко. Автору удалось издать её при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках федеральной целевой программы «Культура России».

Подобные лженаучные труды представляют большую опасность как для широкой общественности, так и для молодого поколения учёных, поскольку вносят смуту в умы неподготовленных читателей.

Академик Н. И. Вавилов является национальным достоянием России, поэтому деятельность неолысенковцев должна встречать сопротивление на всех уровнях. Научной общественности следует перенять у спортсменов опыт быстрого реагирования на нарушение правил этики. Нужно помнить вывод Пуанкаре-Лоренца, вошедший в науку как «эффект бабочки»: «Движение крыла бабочки в Перу через серию непредсказуемых и взаимосвязанных событий может усилить движение воздуха и в итоге привести к урагану в Техасе».