Мелкий. В смысле неглубокий

Оценить
Мелкий. В смысле  неглубокий
Надо уверенно признаться: если есть возможность цитировать умных людей, то лучше делать именно так, а не пытаться перекладывать их мысли.

Надо уверенно признаться: если есть возможность цитировать умных людей, то лучше делать именно так, а не пытаться перекладывать их мысли. Тем более когда дело касается такой тонкой материи, как экономическая ситуация в стране. Например, мы считали, что страна в кризисе, подтверждая свои опасения разными цифрами: рост безработицы, падение промышленного производства. Например, к апрелю прошлого года оно упало на 4,5 процента, а май к маю уже на 5,5. И так далее. Но вот на Санкт-Петербургском экономическом форуме выступил Владимир Путин, и вдруг стало ясно, что мы живем лучше, чем нам кажется. По крайней мере кризис, если он и есть, то должен волновать и тревожить. «Но что хотел бы отметить: ещё в конце прошлого года нам предрекали, и вы это хорошо знаете, глубокий кризис. Этого не произошло, мы стабилизировали ситуацию, погасили негативные колебания конъюнктуры и уверенно проходим через полосу трудностей, прежде всего потому, что экономика России накопила достаточный запас внутренней прочности».

Но далеко не все разделяли оптимизм президента. Позволим себе несколько цитат с того же форума, которые демонстрируют иное, нежели у Путина, понимание ситуации.

Герман Греф, глава Сбербанка: «В эпоху, когда мы видим грандиозный отток капитала из страны и, самое страшное, грандиозный отток интеллектуального капитала из страны. Мне кажется, что сейчас наиболее актуально, наиболее злободневно перенесение фокуса внимания туда. Как мы отвечаем на эти вызовы. А не на то, что, слава богу, повезло, будет всего-навсего минус три (падение ВВП — Д. К.), а может, в следующем году начнется какой-то рост».

Юрий Соловьев, зампред правления ВТБ: «За последние два года государство своими действиями само подтолкнуло строительные компании к самоубийству. Угробили целую отрасль».

Михаил Гуцериев, глава Русснефти: «Налоговый маневр, я абсолютно убежден, сегодня наносит вред нефтеперерабатывающей отрасли. Все находятся на грани банкротства, все нефтеперерабатывающие заводы. Хотели как лучше, получилось как всегда».

Александр Левинталь, губернатор Еврейской автономной области: «Я недавно назначен губернатором, и ко мне кинулись инвесторы. Говорят: «Давайте будем развивать сельское хозяйство». А его, оказывается, практически нет! Потому что вся земля порезана на лоскутки, и 80 процентов территорий контролируется китайцами — разными способами, законными и незаконными. При этом 80 процентов земли засеивается соей, которая убивает землю».

Ну, у нас в Саратовской области аналогичная картина, китайцев пока еще нет, но землю убивают подсолнечником.

Иракли Мтибелишвили, управляющий директор инвестиционного банка «Citi» в России, Казахстане и на Украине: «Мы становимся чемпионами мира по очковтирательству».

Но вернемся к выступлению Владимира Путина: «Вновь повторю, на внешние ограничения мы отвечаем не закрытием экономики, мы отвечаем расширением свободы, повышением открытости России». И буквально через три абзаца: «Необходимо сформировать целый класс государственных менеджеров, которые умеют работать гибко, по-современному, понимают запросы бизнеса к деловому климату, к системе госуправления в целом. Второе. Считаю целесообразным создать в каждом регионе специальные штабы — проектные офисы, если хотите, — которые станут своего рода администрациями развития».

То есть решение экономических проблем президент видит абсолютно в чиновничьей парадигме — воспитать еще больше государственных менеджеров, как будто нынешние как-то смогли доказать свою эффективность. И создавать штабы — есть в этом определении неуловимый военный привкус. А еще вспоминается Китай времен культурной революции. Но главный вопрос все-таки: как будут сочетаться развитие свободной инициативы и штабное администрирование? То есть путь нам предложен только один: государственный капитализм плюс казенный оптимизм. Есть еще один интересный момент. На форуме практически единогласно пришли к решению, что без глубокой административной реформы Россию не поднять. Однако когда среди участников провели голосование, возможна ли при нынешних условиях такая реформа, 57 процентов ответили отрицательно.

Дополнительный штрих: на форуме этого года заключено контрактов на 293,4 миллиарда рублей. Это меньше, чем в прошлые годы, по объему контрактов форум вернулся к 2011 году.

Ну а мы что? Участвовала ли Саратовская область в петербургском форуме? По идее должна, но никакой информации об этом пока нет. Но одно можно сказать уже сейчас: оптимизмом, которым была преисполнена речь президента, мы прониклись. У нас и так издревле повелось, что все показатели превосходят среднероссийские и показатели соседних регионов. И вот еще подтверждение нашей веры в будущее. Соседи в Волгоградской области, понимая, что наступает засуха, скорректировали показатели по урожаю на 25 процентов — с четырех миллионов тонн до трех. Мы тоже видим засуху на наших полях, но поступаться показателями не спешим. Возможное сокращение урожая у нас равно 5 процентам — с 4 миллионов тонн до 3800 тысяч.