С чего начинается дерево

Оценить
С чего начинается дерево
Фото Веры Салмановой
Саратовцев просят не добавлять хлопот лесникам, которым и так нелегко

Ворота лесного питомника заперты: конец июня здесь самое тихое время: весенний сев давно закончен, в летнюю жару пропалывать грядки с крохотными деревцами можно не чаще, чем раз в две-три недели. Активные работы – продажа подросших саженцев и посев лиственных деревьев – начнутся не раньше сентября. Благодаря летнему затишью у лесников есть возможность уделить время прессе: представители Новобурасского лесничества рассказали саратовским журналистам, откуда берутся деревья.

Чьи в лесу шишки

«Начинайте, только естественно!» – командует телеоператор. Главный новобурасский лесничий Виктор Кузнецов оттягивает сосновую ветку и демонстрирует на камеру, чем отличаются шишки разного возраста. Однолетнюю и шишкой-то не назовешь – на конце ветки еле видна шероховатая горошина. Зеленые двухлетние шишки к сентябрю побуреют, и начнется сбор урожая. Виктор Робертович объясняет, почему на лесосеменной плантации вырастают самые крупные шишки: деревья здесь посажены на большом расстоянии друг от друга для лучшей освещенности и питания. Оказывается, соснам, так же как и садовым деревьям, делают прививки от самых плодовитых экземпляров.

Собирают шишки вручную. Для этого на плантацию приглашают школьников и сельчан, желающих подзаработать. За килограмм шишек платят 12 рублей. «В последние годы урожай слабоват, – сетует Кузнецов. – В 2013 году шишек вообще не было из-за жаркой погоды, такого даже старожилы не помнят». Урожай отвозят на шишкосушилку в Базарно-Карабулакском районе – это перерабатывающий цех, где из шишек вылущивают семена. В феврале их снегуют: мешок с семенами закапывают в сугроб, чтобы они набухли и проклюнулись. В апреле проходит сев. Этим занимаются рабочие-лесокультурницы, в питомнике их пять. Зарплата у них около 10 тысяч рублей.

Сосенки, посеянные два месяца назад, покрывают борозду зеленым пушком. Телевизионщики призывают на помощь пишущих коллег и представителей министерства природы, чтобы изобразить для съемки процесс прополки. Изобразить трудно – ни единого сорняка не осталось. «Качественно наши девчата повыщипали», – разводит руками лесничий.

Со временем подросшие сеянцы пересадят в «школьное отделение», чтобы они могли расти свободней. «Здесь у нас лиственница, вот катальпа, там дуб красный, кедр сибирский», – хвалится лесничий своей сокровищницей. Тянутся грядки крошечных каштанов, похожих на помидорную рассаду, ив, умудряющихся расти здесь без воды, молоденьких дубков. «Погода в этом году неблагоприятная – зажаривает живьем», – вздыхает Виктор Робертович, глядя на пожелтевшие от зноя резные листочки.

Когда-то в питомнике была мелиоративная установка. Сейчас орошения нет: вода стоит денег, и алюминиевую «Волжанку» ночью без охраны не оставишь. Из-за отсутствия полива здесь больше не выращивают самое русское народное дерево – берёзу. Лесничий мечтает о гусеничном тракторе, да и имеющуюся технику неплохо бы обновить: «Есть у нас трактор Т-16, когда я пришел сюда работать в 1991 году, он уже был. Лесопосадочные машины помнят еще сталинский план преобразования природы».

Хозяин тайги

DSC_0493.JPG«В лесу я работаю недавно. С 5 сентября 1973 года», – шутит участковый лесничий Тепловского лесничества Алексей Каменсков. Алексей Иванович точно помнит первый рабочий день – начинал он лесорубом, прошел все должности: лесник, мастер, инженер охраны леса. Рассказывает, что мечтал работать в лесу с детства, когда ходил с бабушкой за грибами. В школе у него даже было прозвище Леший. «Если мне отдохнуть надо, я в любую погоду в лес иду».

Раньше в участковом лесничестве было десять лесников. Согласно действующему Лесному кодексу, принятому в 2006 году, служба лесной охраны была упразднена, нескольких лесников удалось сохранить, но в 2013 году сократили и их. «Сейчас я остался один на 9 тысяч гектаров – это всё, что отсюда видно, и еще дальше, – Алексей Иванович указывает за горизонт.– Вот это и называется – хозяин тайги». За один день вверенную территорию не объедешь. «Только Ириновский обход – 135 километров, это по периметру, если внутрь не заезжать». На месяц выделяется 20 литров горючего. К счастью, как говорит Каменсков, «в каждой деревне у меня есть свой человек, который сообщит, если заметит возгорание или какое-нибудь нарушение». Чаще всего в качестве таких добровольных помощников выступают егеря охотничьих хозяйств – это частные предприятия, у которых есть современная техника и серьезная заинтересованность в том, чтобы в окружающем лесу был порядок.

У Каменскова из техники имеется только служебный УАЗ 1992 года выпуска и личная машина. Когда-то в участковом лесничестве были и ГАЗ-66, и несколько тракторов, но с принятием Лесного кодекса всё это забрали в лесхоз. «Раньше с лесниками мы оборудовали места отдыха, делали наглядную агитацию. Для хорошего аншлага, который будет видно с трассы, нужны четырехметровые столбы и метровые буквы. Как я могу установить их в одиночку? – задается вопросом Алексей Иванович.– Раньше только наше участковое лесничество сажало 100 гектаров леса в год. А теперь тремя лесничествами 50 гектаров еле осилили».

Нарушителю бояться некого

В 2010 году в участковом лесничестве произошел сильный пожар. В Тепловке замкнуло трансформатор, трава загорелась, огонь за десять минут пролетел 2,5 километра и поднялся в лес. «Впервые видел, как лиственный лес горит верховым пожаром», – вспоминает Каменсков. Пожарные приехали быстро, но помочь уже было нельзя. Выгорело 20 гектаров. К вечеру пламя стихло. Пострадавшую территорию опахали и пустили встречный пал. Каменсков с лесниками еще неделю дежурили на горе, чтобы не допустить повторных возгораний. За пять лет половину горельника удалось расчистить: «Дуб и клен жители забрали на дрова, а вот липа никому не нужна».

С 2010 года пожаров в Новобурасском лесничестве не было, но, как говорит Виктор Кузнецов, «каждый день переживаешь – а вдруг полыхнет?». В лесопожарную команду входят восемь сотрудников лесхоза – рабочие столярного цеха и лесорубы. Это именно те люди, без которых лесхоз не может жить. Для тушения пожара их пришлось бы снимать с основной работы. Работы по тушению лесхоз обязан выполнять за свой счет, лишь потом ему компенсируют затраты из федерального бюджета. По сведениям областного министерства природных ресурсов, в нынешнем году на компенсации предусмотрено 1,5 миллиона рублей. По сведениям ведомства, «за последние три года не было дефицита средств».

Подозрения лесничего вызывают арендаторы сенокосов – как известно, для улучшения качества пастбища принято выжигать старую траву. Но полномочий по расследованию причин возгораний у лесников нет, этим занимается Госпожнадзор. «Пару лет назад был случай в Гремячке: загорелось овечье пастбище. Пожнадзор начал разбираться, один из пастухов сам признался: мол, курил, бросал бычки – наверное, из-за меня. Суд ему назначил штраф 90 тысяч рублей, а он пастухом работает, понимаете? У него жена и двое детей. Ничего не взыскали».

Новобурасские леса славятся грибами. На тихую охоту массово выезжают и местные жители, и горожане, «насобирают полный багажник грибов, а мусор из этого багажника тут же и вывалят». Однажды Кузнецов нашел в такой мусорной куче копию паспорта виновника. «Оказался местный житель. Вызываю его к себе, а он отпирается, мол, ничего не выбрасывал – вот что с ним делать?»

По словам Виктора Робертовича, после увольнения лесников «стали актуальны незаконные рубки»: «Постепенно люди поняли, что в лесу бояться некого. В прошлом году было семь уголовных дел, два из них полиция приостановила. В основном рубят местные жители на дрова».

Не мешайте леснику

За окном машины – роскошные пейзажи «саратовской швейцарии», верхушки холмов покрыты темно-зеленым лесом, на склонах серебрятся целые поля ковыля. «Вот что значит потепление климата. Раньше ковыль был только в степи, теперь доходит до самого леса, – говорит Кузнецов. – Началось в 2010 году, когда засохли березы: у них началась бактериальная водянка, забиваются сосуды от жары. Потом мы увидели, что даже осина сохнет целыми куртинами! В районе снизился уровень грунтовых вод, иссякло несколько родников».

Ослабленные неблагоприятной погодой деревья подвержены растительным болезням и насекомым-вредителям. В прошлом году в регионе распространился непарный шелкопряд, который наносит большой вред дубам. В нынешнем году планировалась обработка лесов, но в федеральном бюджете не нашлось средств. Как напоминает Кузнецов, раньше лесники, обходя свою территорию (по 600–800 гектаров на человека), могли вручную уничтожить часть вредителей: осенью обнаруженные кладки яиц шелкопряда смазывали мазутом или нефтью.

«Посмотрите, какие здесь берёзы – по пятнадцать метров в высоту, как в Подмосковье! Но в подмосковных лесах они сами растут, а в Саратовской области вырастить такое дерево – огромный труд, – говорит начальник отдела министерства природных ресурсов Наталья Кочук. – Несмотря на малое количество людей и техники, лесничества выполняют сложные задачи. Хотелось бы обратиться к саратовцам: не нарушайте противопожарные правила, не выбрасывайте в лесу мусор, не добавляйте лесникам хлопот, дайте им возможность выращивать лес».

На пригорке за селом Голицыно прошедшей весной высадили памятную рощу в честь 70-летия Победы. Деревца не сразу разглядишь в зарослях земляники и репешка. «Вот черемухи три ряда, лиственные породы нужны, чтобы препятствовать распространению пожара, – рассказывает Алексей Каменсков. – Рядом – сосна, видите, уже «свечку» дала. Лет через пять-семь здесь будет 50 гектаров полноценных насаждений. Если не спалят». Когда-то здесь был колхозный выгон. Скотину вырезали, пастбище было никому не нужно, участок отнесли к резервному фонду, а теперь предоставили для выращивания леса. «Что может расти на таких камнях? Сельхозкультуры здесь не приживутся, а сосна – может», – говорит Алексей Иванович. Рядом зеленеет молодой сосновый лесок – эти деревья посадили в 2008 году на месте бывшего колхозного поля, где бурьян стоял по пояс.

«Всего здесь 180 гектаров, – говорит лесничий, указывая на изрезанный оврагами склон, – на следующий год продолжим посадки, и пока до того леса не дойдем, не успокоимся».

Областное министерство природных ресурсов и экологии призывает жителей воздержаться от посещения лесов

В большинстве районов установился 5-й класс горимости, что соответствует чрезвычайной пожарной опасности, имеется угроза массовых лесных пожаров.

С начала пожароопасного сезона произошло 17 лесных пожаров на площади 93,1 гектара, 76 процентов которых пришли в лес с сопредельных территорий. Основная причина – неконтролируемые палы травы и неосторожное обращение с огнем. Проведено 638 рейдов по популярным у отдыхающих лесным участкам. Выявлено 32 нарушения правил пожарной безопасности, наложено штрафов на 308 тысяч рублей. В таких случаях КоАП предусматривает штрафы для частных лиц от 1500 до 5 тысяч рублей, для организаций – от 50 тысяч до 1 миллиона рублей. Согласно Уголовному кодексу за уничтожение лесных насаждений полагается штраф до 3 миллионов рублей либо лишение свободы на срок до 10 лет.