Если он чего придумал...

Оценить
Если он чего придумал...
Оказалось, что упрямый у нас губернатор. Валерий Радаев не обращает внимания на тех, кто не верит в успех его предприятий и намерений

Губернатор Саратовской области Валерий Радаев в минувший вторник провел пресс-конференцию. Вообще-то он не балует журналистов своими разговорами и предпочитает с ними не общаться. Может быть, потому что у него страх перед ними. А когда наш саратовский губернатор нервничает, он говорит не очень связно. И это мешает журналистам понимать, что же хотел сказать Валерий Васильевич, и они выдают кусками стенограмму из как-то по-особому соединенных слов. Или перевирают мысли губернатора, по-своему понимая нечетко сказанное, потому что не тренировались расшифровывать губернаторские смыслы. И эта ситуация не нравилась, конечно, никому – ни журналистам, ни губернатору, ни его пресс-службе.

И вот наконец Валерий Васильевич решился на смелый шаг навстречу пишущей и снимающей публике. И журналисты, ошалев от неожиданности, общались с ним очень осторожно. Чтобы не спугнуть такого редкого спикера, чтобы не уничтожить у него желания проводить пресс-конференции. Потому что на самом деле они очень нужны. Всё, что попадает после них в СМИ – все факты, эмоциональные замечания и анализ разговора, – помогает жителям области увидеть не парадный портрет первого лица, который ежедневно рисуют телеканалы, а живого человека с присущими только ему особенностями. Вот, например, что из того, что губернатор Радаев произносит слово музей как «музэй»? Тысячи людей в Саратовской области и сотни тысяч во всей России так говорят. И узнав эту деталь, уверена, губернатор Радаев станет им только ближе.

Сергей НаумовДиректор Саратовского социально-экономического института Сергей Наумов, комментируя высказанный журналистами упрек в нерегулярности пресс-конференций губернатора, объяснил эту самую нерегулярность тем, что «ему просто физически не хватает времени с учетом нагрузки, которая лежит на нем и на его команде».

И сослужил этим комментарием, прямо скажем, плохую службу губернатору. Потому что получалось, что другим губернаторам и министрам федерального уровня и даже председателю российского правительства и самому президенту России физически хватает и времени и сил на общение с журналистами, а Валерию Васильевичу – нет. Так что будем считать, что директор социально-экономического института сказал лишнее. И не только про недостаток времени.

«Известно, что Валерий Васильевич предпочитает прямое общение с жителями, – заявил Сергей Наумов. – Радаев стремится видеть ситуацию изнутри, глазами простого жителя».

Ответы губернатора Радаева на вопросы журналистов за прошедшую неделю уже процитированы всеми саратовскими СМИ. Чтобы не повторяться, попробуем немного проанализировать, с чем вышел Валерий Васильевич к широкому кругу журналистов.

Недавно мне представился случай впервые побывать в правительственном управлении по работе с обращениями граждан. В народе его называют «приемной губернатора». Вот в эту приемную меня и пригласили прийти обманутые дольщики ЖСК «Молодость-94». Но когда я спросила у секретарей этого управления, как мне попасть в «приемную губернатора», то услышала, что, оказывается, так просто вот отсюда из этого здания не попадешь. Ну и как в таком случае губернатор может напрямую пообщаться с жителями области? В то время, как ездит по региону в сопровождении официальных лиц областного и муниципального уровня?

Была, правда, однажды на заседании правительства «горячая линия», когда губернатору якобы мог позвонить каждый желающий, но на самом деле вопросы для Валерия Васильевича тогда отбирали специально обученные этому люди. И в прямой диалог с позвонившими он не вступал. А реагировал на вопросы, как говорится «на публику».

Поэтому я, например, совершенно не удивилась тому, что в ходе пресс-конференции в июне 2015 года Валерий Радаев продемонстрировал, что не знает, как на самом деле обстоят дела в Аткарском районе, где осенью 2012 года он поменял верхушку муниципальной власти. Главой районной администрации был в одночасье сделан Алексей Решетников. Нынешней весной он оставил это место в связи с переходом на место руководителя комитета капитального строительства в правительстве Саратовской области.

Журналисты очень настороженно восприняли это назначение. Некоторое время «точили перья» о директорское и фермерское прошлое нового председателя правительственного строительного подразделения. И на пресс-конференции задали губернатору вопрос: почему Решетников? Неужели не нашлось никого более близкого к строительной отрасли?

Губернатор Радаев на это ответил, что «у нас многие профессионалы в правительстве, которые представляют направления, не все учились на заместителя председателя правительства, на министра торговли...» И что для него, для губернатора, гораздо важнее не образование, а практический опыт. Когда он формирует кадровую политику, он учитывает, годен или нет человек со своей самоподготовкой ответить на вызовы текущего момента. И не стал скрывать, что Решетникова в свое время поставил на пост главы Аткарского района потому, что тот проявил себя в лучшем виде («был замечен») на посту главы администрации Самойловского района, где поставил дело так, «ни одного клочка земли чужие для района люди не обрабатывали – только свои». И в то время «лучший показатель по растениеводству был в Самойловском районе». А перевод Решетникова из Самойловки в Аткарск состоялся, «когда не всё было спокойно внутри этого района». На усиление позиций, так сказать.

Напомним читателям, что мы не раз описывали крестьянскую драму на полях близ Аткарска, когда арбитражный управляющий Роман Переплетов распоряжался тысячами гектаров федеральных земель в пользу фирмы с чеченскими корнями под названием «Аграрный Альянс» (ныне «РОСАГРО»). Землю хозяйства под названием «Елизаветинское» отдали за бесценок этим претендентам до прихода Решетникова в Аткарскую администрацию. А вот восемь тысяч гектаров учхоза «Красная звезда» опять же за смешные деньги – уже при нем. Аткарские фермеры остались в обоих случаях без земли и без возможности пахать и сеять. До нынешней весны новые правообладатели земель тоже на этих землях ничего не сеяли. Возможно, и сейчас не сеют.

Так что Аткарскому району, если там пустовали десятки тысяч гектаров ранее обрабатываемой земли, вряд ли можно похвастаться показателями в растениеводстве за последние три года. Но губернатор Валерий Радаев то ли действительно верит, что Решетников и показателей достиг, и ситуацию с чужаками на земле исправил, то ли его назначенец, не выполнив одну задачу, хорошо показал себя с какой-то иной стороны.

Свои деньги бизнес и люди отдают только той власти, которой доверяют

Почти восемь минут своего общения с журналистами губернатор Валерий Радаев уделил важности музея трудовой славы, который открылся в парке Победы нынешней весной. «Мы все вместе, жители Саратовской области, объединились и выполнили напутствие ветеранов». Построили музей трудовой славы, по словам губернатора, в течение семи месяцев. Начиналось всё с того, что создали фонд, туда пошли деньги, и появилась возможность для строительства.

Деньги, опять же по словам губернатора, собирали давно не используемым в России способом – пожертвованиями с населения. «Надо сказать, почему мы именно с таким подходом определились, – объяснял губернатор. – Это все– таки символично. В этом году будет 130 лет нашему музею Радищева. И учитывая историческое прошлое, что он был построен практически на сбережения людей, и это случилось 130 лет назад, мы подумали, что по истечении этого времени надо вернуться к своим истокам, к тем сильным сторонам, которые сработали столько времени назад».

Губернатор понимал, что его обращение сделать музей народным – это своеобразный тест: «Потому что собрать сумму в 70 миллионов рублей с населения, а это были юридические и физические лица, к кому обращались представители фонда, это значит проверить доверие к представителям власти». И всё получилось как задумали. И в новейшей истории области останется эта народная стройка народного музея. Именно так он попросил его называть, а вовсе не губернаторским, как предложили журналисты.

А еще журналисты задали губернатору неудобный вопрос о стоимости квадратного метра в этом новом музее. По их данным, она завышена минимум вдвое, а то и втрое против средней в Саратовской области. Но губернатор отсек все грязные домыслы и твердо стоял на среднеобластных 53 тысячах за квадратный метр. А кто не верит в эти цифры, должен сначала внести свой финансовый вклад в строительства музея. И только после этого получит право спрашивать, куда и как тратились средства. А деньги – да, еще нужны, потому что до сих пор фонд не расплатился до конца со строителями.

«Я всегда говорю: а сколько вы внесли, а сколько вы пожертвовали? Это же был призыв ко всему населению области. Вот кто внес, тот пускай и обсуждает», – закрыл дискуссию Валерий Радаев. И привел в пример готовность бизнеса в других муниципалитетах жертвовать деньги на благое дело увековечивания памяти о важных событиях. По его словам, в год 70-летия победы в Великой Отечественной войне «были в каждом муниципальном образовании такие же призывы по восстановлению, по созданию новых памятников, мемориальных комплексов – и это получилось». «И такой подход продолжается. И самое главное – есть объединение, и есть понимание, во имя чего это делается и ради чего», – сказал Валерий Васильевич. Для тех, кто не понял, объяснил еще подробнее: «Во имя будущего прежде всего, во имя наших детей, молодежи это происходит».

У музея трудовой славы была задача увековечить значение Саратова в победе над фашизмом. У открытого на днях фонтана во Фрунзенском районе Саратова, который построен в основном на деньги бизнеса, задачей определили формирование зон отдыха среди перегруженной городской инфраструктуры.


[кстати сказать]

Дорог практически нет, коррупционные схемы сложились

В 2012 году у только что выбранного губернатора Валерия Радаева было пять приоритетов.

Культура, потому что «те символы, которые есть в культуре, делают имидж Саратовской области».

Система работы власти, при которой разговоры о том, что «я по вертикали подчинен федеральной структуре» или по закону считаюсь независимым от региона муниципальным органом, «приниматься не будут». «Должно быть одно понимание: за всё, что происходит, отвечает одна команда».

Бюджетные долги коммерческим банкам, которые мешают развиваться региону и которые надо заменить одолженными под меньшие проценты деньгами российского Минфина.

Состояние дорог, «которых практически нет». Опорная сеть региональных дорог почти на 90 процентов изношена. А «без решения дорожной проблемы двигаться дальше практически невозможно».

Разрушение коррупционных схем, сложившихся на территории области. «Многие фильтры поставлены и поставлены лица, которые будут персонально отвечать за эти процессы».

Что удалось реализовать, каждый может судить сам. Но напомним, что в сфере культуры именно при Радаеве была отремонтирована филармония, достроен новый ТЮЗ и над восстановлением сгоревшего старого не устают думать.

Дорог практически нет, коррупционные схемы сложились

Объединения власти всех уровней вокруг фигуры губернатора Радаева, увы, не произошло. Включить в свою команду и заставить подчиняться своим распоряжениям более-менее удалось только муниципальную власть. Отростки федеральной власти в регионе, как и раньше, предпочитают подчиняться Москве. По крайней мере строго что-то спросить с налоговой службы или с Росимущества за дистанцирование от интересов области Валерий Радаев не может. Так же, как и Павел Ипатов в свой последний губернаторский срок.

Коммерческие кредиты с большим скрипом и унижениями удается как-то замещать бюджетными, но особого прорыва в этом тяжком деле нет. Хотя бы потому, что долг области из-за нехватки средств в бюджете приходится все равно наращивать. Ведь вдобавок к областным социальным обязательствам, которые региональные власти взяли на себя добровольно еще лет десять назад, появился такой принудительный, не всегда обеспеченный федеральными деньгами пункт расходов, как исполнение социальных же указов президента, изданных в 2012 году.

С состоянием дорог – точно – ничего с места не сдвинулось, а может быть, стало еще хуже.

С коррупцией дела обстоят следующим весьма замысловатым образом. Кого-то вроде даже и упекают за решетку, но не за схемы однозначно. Потому что для реализации схем нужна группа людей. Как, например, группа людей сделала возможным ежегодную переплату в сотни миллионов рублей субсидий за услуги ЖКХ. Но отвечать за эту схему, функционирующую три года при губернаторе Радаеве, никто не будет. И если бы не жесткая необходимость сокращения бюджетных расходов, на нее, может, продолжали бы и радоваться и пользоваться ей в свое удовольствие. А так глядишь еще что-нибудь вскроют. Не эта губернаторская команда, так следующая.

Губернатор не на шутку увлекся урбанистикой

Журналист из агентства «Взгляд» задал Валерию Васильевичу полушутливый вопрос о том, чем он хочет запомниться за годы своего губернаторства. Есть ли у него приоритет в деятельности, который оставит след в истории?

Валерий Радаев ответил, что приоритет сложился не сразу. А после того как он увидел, что где бы ни занимались власти в последний год городским пространством (не только Саратова, а всех городов), он «видит радость». Когда он понял, что жить люди хотят в уютном красивом месте, «вопросы урбанистики, которую мы только-только начинаем обсуждать», сформировали наипервейшую задачу – «вместе с юными жителями городов обсуждать идеи городского пространства».

Возможно, результатом подобных обсуждений стало решение отдать под городской парк 32 гектара в районе улицы Шехурдина. Кроме этого современнейшего парка, который уже есть в голове у губернатора, он задумался над вопросом переноса лодочных стоянок в районе набережной Космонавтов. И уже склоняется, похоже, к тому, чтобы их там оставить, а не переводить в район Зеленого острова, как предлагают городские власти, размечтавшиеся о пляже по всей длине набережной.

А еще не нравится Валерию Радаеву самострой в центре Саратова. Потому что это «наш исторический центр», и он «требует сегодня другого внимания по текущему моменту». Чтобы исправить ситуацию, отправляет губернатор членов правительства в Казань, в Удмуртию и в Геленджик. Там они научатся современному бережному подходу к сохранению традиций, ну и тому, где на реставрацию этих традиций добыть денег тоже. С другой стороны, проспект Кирова по губернаторским задумкам устарел своим видом – «он должен немножко отражать современность, перспективу». И над этим областная власть уже работает, по словам губернатора, вместе с московским институтом «Стрелка».

Результатом обдумывания идей городского пространства стало и губернаторское внимание к улице Московской. «Прежде всего мы начнем обустраивать там пешеходную зону», – сказал Валерий Радаев. И если он имел в виду даже только ремонт тротуаров, всё равно это здорово. Да и выполнение этого публичного обещания можно легко проверить. Центральнее улицы Московской в Саратове нет. Все работы будут на виду. Получится – и глядишь, область начнет находить и дальше для Саратова деньги на тротуарные работы. Вот ведь понравилось губернатору ремонтировать автомобильный мост, и уже в планах ремонт железнодорожного. Только сначала нужно построить новый железнодорожный мост. «Сегодня проектные работы завершены. Наша задача отстоять этот проект и приступить к его строительству», – сказал губернатор.

Новый автомобильный мостовой переход тоже может появиться. Но не между Саратовом и Энгельсом (хотя возможности его проектирования продолжают обсуждаться с банком ВТБ), а как соединение Марксовского и Воскресенского районов. И на самом деле этот мост будет (если будет, конечно) только частью «большого, гигантского проекта» под названием «частная автомобильная дорога международного уровня с иностранными инвесторами».

О ней пока предпочитают вслух особо не говорить, чтоб не сглазить, наверное. Но отвод земельных участков под эту магистраль на территории Саратовской области уже начали. Отвести надо, по словам губернатора, около восьми тысяч гектаров. И сейчас «проводится индивидуальная работа с каждым землепользователем». Но эти подробности широким группам населения знать уж точно не обязательно. Для всех остальных достаточно той информации, что проезд по дороге будет платным. Однако на стадии ее строительства очень многие смогут реально поправить свое благосостояние. «Нам принципиально важно для области, что такое огромное строительство задействует весь потенциал региона – ресурсную базу по материалам, человеческий потенциал, строительный комплекс, – говорил журналистам губернатор. – Для нас впервые будет такая возможность, если всё срастется. Почти 600 километров дороги пройдет по территории Саратовской области. Это будет хорошее подспорье для наших жителей. Для нас важно, что через область пойдут потоки мирового уровня. Не будем забегать вперед, но ожидания у нас самые положительные».

Губернатор без мечты, что половник без кастрюли

Губернатор без мечты, что половник без кастрюлиНе всегда, надо честно признать, сбываются ожидания Валерия Васильевича Радаева, хотя через три года губернаторства он уже тертый калач и на мякине его не проведешь. Вспомнить хотя бы красивую историю прямо фантастического проекта, который он мечтал осуществить в Саратове. Еще на первой пресс-конференции рассказывал про него. Сумма реализации проекта доходила до семи миллиардов евро, а может, и до 15 миллиардов. Но в результате мы бы получили туристический кластер на Зеленом острове близ Саратова – с аэропортами и разными другими учреждениями, «которых нет в масштабах Российской Федерации». Не срослось. Но мечта о туристических кластерах, пусть и не таких масштабных, осталась. И гордость за то, что что-то получается у первого лица день ото дня.

Губернатора на этот раз даже не спрашивали о туристических делах, но он сам рассказал, что только в прошлом месяце, который «был для нас непростым, но важным, запоминающимся», сразу несколько мероприятий проходило – российского и межрегионального уровня. Это и спортивные соревнования, и большой сбор пахарей. «И нам было важно говорить и показывать свои возможности в культуре, спорте, сельском хозяйстве», – убеждал Валерий Радаев журналистов. И даже не скрыл, что мечтает о том, чтобы в 2020 году, на который намечен чемпионат мира по пахоте, он прошел не просто в Российской Федерации, а на территории Саратовской области. А чем черт не шутит? Уже сейчас иностранные гости вроде подбадривали нас и говорили, что хоть сейчас на наших землях чемпионат мира проводи.

А в 2016 году к нам приедет чемпионат России по спортивному ориентированию. И почему бы не помечтать, что следующим большим мероприятием будет чемпионат Европы? Федеральное агентство по туризму положительно оценивает ситуацию и готово нас поддерживать. Про общероссийские соревнования по биатлону на саратовской территории речь тоже идет вполне конкретная. «Три года назад нам не удавалось в спортивном формате представить наш регион, а сегодня мы являемся партнерами с федеральным министерством спорта, сегодня мы говорим на равных», – с удовольствием отчитывался о свершениях Валерий Радаев.

Губернатор неоднократно подчеркивал, что мечтать о мистическом (или мифическом?) можно и правильно, но нужно еще учитывать возможности. И одной из таких возможностей стала для Валерия Радаева информация о грантах, которые выделяются федеральными структурами под разные исторические даты.

Многие посмеиваются в последнее время над его заявлениями о том, что Саратов древнее Москвы. Но что на самом деле плохого в том, чтобы выкапывать из глубины веков интересные сюжеты, под которые можно получить финансирование? Так вот, по словам губернатора, «в самое ближайшее время у нас пройдет конференция по Увеку, где будут спорить ученые, сколько же Саратову лет – 420, 850, а может быть, тысяча, полторы тысячи?» «Нам принципиально важно, ни год, когда образовано Алексеевское городище, о котором мы сегодня говорим, а корни. Они будут придавать нам статусность другую. Для чего? Мы знаем, что наши соседи энное количество лет назад выигрывали гранты. И Пенза, и Казань проводили за эти гранты большую работу по реконструкции городского пространства. Вот наша задача, учитывая, что у нас накопилось много недоремонта, через поиск таких грантовых механизмов точечных поддержек все-таки вложения сегодня провести в нашу инфраструктуру, в реконструкцию нашей городской черты», – бесхитростно раскрывал карты губернатор. А на официальном уровне в действительности проталкивается другая дата – 80-летие Саратовской области в следующем году.


[кстати сказать]

И «Метеоры» прилетят на подводных крыльях

Хотите смейтесь, хотите нет, но губернатор Радаев действительно, похоже, «заболел» в хорошем смысле притяжением территории. Во-первых, он всё время повторяет это слово – территория. Во-вторых, очень его тронули слова недавнего французского гостя, который не уставал всем внушать, что если «не знать своей малой родины, своей территории, трудно продвигаться вперед». А вперед это значит, как во Франции, где 70 процентов людей на улицах – это гости. Да еще 70 процентов самих французов путешествуют по своей стране.

И «Метеоры» прилетят на подводных крыльях

Так, может, мы зря подозревали губернатора в лоббировании интересов санаторного комплекса «Пещера монаха» в районе Хвалынска, куда легко недавно собирались отправить 50 миллионов рублей из областного бюджета на строительство новых домиков? (Не исключено, что уже и отправили.) Думали, что за домики такие золотые, наверняка отмывка денег. Но вот на пресс-конференции губернатор говорит на полном серьезе, что может так сложиться, что между Саратовом и Хвалынском будет ходить давно забытое транспортное плавсредство под названием «Метеор». И все пазлы тогда складываются. Губернатор всего лишь заботится о том, чтобы на его малой родине туристам было комфортно и интересно. Делиться ей, можно сказать, с остальными жителями губернии.

А в 2017 году мы всё же будем подниматься в воздух с новой взлётной полосы

И ездить в Сабуровку к этой самой новой взлетной полосе на аэроэкспрессах тоже будем. Никто ничего не отменял. Амбициозный проект нового аэропорта продолжается. Журналисты интересовались, в каком состоянии сейчас находятся работы.

«Никто не верил в этот проект в последнее время, – говорил губернатор. – Потому что мы на год опоздали войти в государственную программу. Тяжелое было начало. Но все равно за уходящий поезд мы зацепились. При поддержке наших коллег, которые работают в Москве. В том числе при поддержке Вячеслава Викторовича Володина (потом поправился и сказал – «прежде всего» благодаря его поддержке). Мы довольно эффективно продвинулись по строительству взлетно-посадочной полосы. Но проект был совершенно однозначный сегодняшнему проекту нашего аэропорта – и взлетная полоса с такими же параметрами, и стало понятно, что это путь в никуда. И нам пришлось корректировать проект». А потом снова проходить с ним госэкспертизу и снова синхронизироваться с частным инвестором и государственными ведомствами. Ведь у проекта было три источника финансирования: договаривались, что федеральный бюджет выделит почти семь миллиардов рублей, регион – почти пять, а частный инвестор – до пяти миллиардов рублей на первом этапе. То есть получалось уже 17 млрд, но потом стало больше, потому что с каждым месяцем курс рубля по отношению к иностранным валютам двигается, а комплектующие для нового аэродрома и аэропорта вряд ли все можно купить за рубли. Поэтому сейчас речь, наверное, можно вести и о 20 млрд рублей, и о 30, а потом, может, и о 40. Но в Саратовской области не привыкли отступать. Ну или, вернее сказать, не любят. И потому выпирают изо всех сил преимущества. Про то, что «проект такого плана – первый в Российской Федерации», потому что он построен на принципах государственно-частного партнерства.

Правительство Саратовской области газопровод туда будет подводить уже в этом году, потом другие коммуникации. В том числе новую дорогу, водовод. И губернатор гарантирует, что «к сроку окончания строительства, то есть к 2017 году, мы своей частью уложимся», хотя не прекращаются раздумья над тем, как уменьшить затратную часть на этом ответственном участке работ.

С взлетной полосой сложнее. Там в результате изменений проекта и необходимости реконструкции уже построенной части взлетной полосы («то есть она пойдет под прием всех самолетов – абсолютно всех грузовых, абсолютно всех пассажирских») сменился подрядчик. Причем расторжение контракта с ПАО «Волгомост» произошло недавно. Росавиация затянула процесс расставания. Но сейчас готовит новый конкурс. И у Валерия Васильевича нет сомнения, что подрядчик к августу появится. Это такой знаковый месяц для замершей новостройки саратовского аэропорта. Потому что частный инвестор, по информации Валерия Радаева, «тоже не раньше августа не объявит свои конкурсы». Ну а потом войдет «в земляные работы». «Никаких чрезвычайных нештатных ситуаций нет», – уверен губернатор.

Со стадионом водных видов спорта тоже напрасная паника

– Лыжный стадион. Водный стадион. Когда они будут достроены или на сколько будут заморожены? Конкретно скажите? – настаивали журналисты.

– Вот вы предполагали, что это здание будет построено? – развернул снова внимание журналистов на музей трудовой славы Валерий Радаев. – Немногие предполагали.

И замолчал. Потому что, чего говорить, если все в этом здании сидят и видят, что губернатор совершил невозможное. Потом он все-таки объяснил, почему получилась пауза в строительстве водного стадиона. Дело в том, что его сметная стоимость составляет один миллиард 200 миллионов рублей. А программы с финансированием свыше миллиарда рублей, не работают сегодня в России. «Ну не повезло», – без всяких эмоций констатировал Радаев. Из федерального центра пришли только 50 миллионов рублей. Их освоили. Еще 50 миллионов дадут в этом году из областного бюджета. И их отработают. А дальше придется добиваться выделения денег не мытьем, так катаньем. «Возможности всегда есть, но надо их раскрывать», – со знанием дела посвящал журналистов в ситуацию Валерий Васильевич. И снова подчеркивал, что этот стадион будет построен. А уж лыжный тем более. Потому что там стоимость всего 100 миллионов рублей. И уже в этом году из федерального центра ожидаются целых 60. То есть больше половины необходимого финансирования.

К продовольственной безопасности еще идти и идти

К продовольственной безопасности еще идти и идтиВ своей вступительной речи Валерий Радаев меньше всего уделил внимания социально-экономическому положению в регионе. В принципе только и сказал, что 2014 год был непростым. И по 2015 году будут небольшие положительные показатели. Но журналисты не дали губернатору расслабиться. И начали требовать подробностей. Про жизнь в условиях санкциях, про отношения с федеральным центром, про бюджетные напряги. Про обещания обеспечить продовольственную безопасность. Много было вопросов на эти сложные темы.

Губернатор, отвечая, не уставал повторять, что «самое главное, как мне кажется, должна быть стабильность». Но за этой общегосударственной, в общем-то, мантрой сквозило и понимание той ситуации, в которой мы все оказались. Так, губернатор не стал скрывать, что до санкций всех устраивало, что на полках сетевых магазинов были представлены товары из Краснодарского края, Ставропольского края, Ростовской области. А вот теперь стало понятно, что «эти наши житницы сумели такую логистику выстроить», а мы нет. Хотя у региона нашего есть потенциал перерабатывать сырье в продукты питания и даже вывозить их за пределы области. Но имеем то, что имеем: опыт. «И вот эти санкции во многом нас заставят двигаться быстрее в этом направлении», «более быстрее мы начали понимать», что надо наращивать в первую очередь производство рыбы. По рыбе у нас самообеспеченность всего 20 процентов. Но для выполнения поставленной задачи нужно несколько лет – «от трех до пяти, чтобы более правдивыми быть, понятными в этой части».

Речной рыбы мы вылавливаем, по словам губернатора, две-три тысячи тонн в год. По большому счету, это позор. И потому всех рыбаков нацелили на 10 тысяч тонн. Правительство со своей стороны обещает и дальше бороться «за стабильность наполнения водой Волги в паводковый период – только по одной причине, чтобы прошел нерест». А еще два раза по столько же могли бы принести области рыбоводы. «Важно понимать, что мы можем до 60 тысяч гектаров прудов заполнить рыбой. Но до конца этот шанс не используется. Где-то любительский подход, где-то самом собой всё развивается, но профессионального подхода нет. Есть еще над чем работать практически в каждом районе», – утверждал Валерий Радаев.

Однако Валерию Васильевичу отлично известно, что у нас не только с рыбой, у нас и с водой беда. И не только в Саратове, где очередная авария на водоканале может оставить без воды весь город, а и во многих других муниципалитетах области.

«Тема воды очень сложная на многих территориях, – говорил губернатор и удивлялся вслух, что плохо уже даже в тех районах, где вода в водопровод и в водохранилища подается с Волги. А у нас многие населенные пункты не имеют стабильной подачи воды. – Вот этим надо заниматься, конечно. Нужна государственная программа. Она была, но не сработала». И еще сказал губернатор, что без такой программы говорить про импортозамещение по овощам несерьезно: «Нет воды – овощей не будет».


[кстати сказать]

Животноводческие комплексы о двух концах

Стремление показать журналистам свою осведомленность во всех вопросах сыграло с губернатором злую шутку. Он зачем-то несколько раз повторил, что, например, в хозяйстве «Трудовое» Марксовского района производится до 100 тонн молока в сутки. И это количество сопоставимо с объемами производства молока в нескольких районах. Из материалов статистики известно, что в 2014 году Саратовская область за год надоила около 800 тысяч тонн молока. Это означает, что 36 тысяч тонн из хозяйства «Трудовое» – это капля в море. Зная, что первую скрипку по объемам молока у нас играют мелкие частники, которых невозможно учесть и которым невозможно ничего приказать, можем заподозрить, что с молоком нам статистика что-то приврала. (Напомним, что в ипатовские времена область неоднократно отчитывалась о том, что надои достигают миллиона тонн за год, и этому тоже совсем не все верили.) Так что минсельхоз недорабатывает в просвещении губернатора по молочной тематике, а может, и не только по молочной. Потому что, когда губернатор «плавает» в ответе на вопрос, он начинает говорить много и запутанно.

Животноводческие комплексы о двух концах

Еще один неудачный пример был приведен про свинокомплекс «Хвалынский» в Энгельсском районе. Валерий Васильевич пытался рассказать о том, что на самом деле все эти новые животноводческие комплексы в области – палка о двух концах. Потому что местные мелкие сельхозпроизводители обижаются, что власти, разрешая такое строительство заезжим инвесторам, устраивают для них невозможную конкуренцию.

На самом деле никакой особенной конкуренции по сбыту выращенной продукции нет. Потому что все большие комплексы привязаны к иногородней переработке. И максимум, что от них остается в области, – это запах и налоговые платежи. И никакой добавочной стоимости и избытка предложения по мясу. Так что никого «по рукам» этими мегакомплексами губернатор не ударил. Не надо переживать.

Без дефицита пока не получается

Журналисты напомнили губернатору, что он неоднократно заявлял о том, что бюджет 2016 года должен стать бездефицитным. Так вот, в нынешних условиях насколько это реально?

– Самый непростой это вопрос, над которым мы все эти годы стараемся работать с экспертами, с общественными организациями, с муниципальными образованиями. Ведь бюджет – это отражение нашей экономики и развития нашего региона, – начал отвечать губернатор. Это был самый внятный и самый серьезный, самый выстраданный губернаторский ответ про стабильный дефицит бюджета в 10 миллиардов рублей.

И было видно, что он действительно десятки раз как минимум слышал от своего министра экономического развития о причинах бюджетного дефицита. Он говорил журналистам о том, что структура нашей экономики устроена так, что на добавочную стоимость выходит очень мало предприятий. Мы практически просто встроены цепочками в определенные секторы. Об этом, кстати, теми же словами говорили и во времена губернатора Ипатова. Но в радаевские времена пошли дальше. И начали мониторить соседей – Оренбург, Волгоградскую область, Воронежскую, Ставропольский край.

И увидели, что на всех этих аналогичных территориях экономика устроена по-другому. Там есть конечный продукт промышленного производства с добавленной стоимостью. И поэтому отчисления в бюджет и его наполняемость получаются совершенно разные. Значительно выше, чем у нас. Нам же мешает высокая доля сельского хозяйства и большая численность социально уязвимого населения. Поэтому доходов в бюджете Саратовской области меньше, а социальная нагрузка на бюджет – «ну так сложилось» – очень высокая. И вот в этом дисбалансе нам приходится искать решения.

Махнуть рукой и не искать – нельзя. Потому что еще в начале правления Радаева было подписано соглашение на оздоровление бюджета с министерством финансов Российской Федерации. Дефицит требовалось свести на нет. И если у нас нет дополнительных доходов, значит, надо сокращать расходы.

«Это очень сложно. Мы провели большую работу внутри себя, – сказал губернатор. – В пример приведу министерство транспорта. У нас компенсация была по равной доступности и компенсация по тарифам для общественного транспорта. И уходило на эту компенсацию два миллиарда бюджетных рублей. Мы пошли на непопулярные меры...» Одной из непопулярной мер