Амнюха

Оценить
Амнюха
Наша страна, словно огромный корабль, медленно, уверенно поворачивает назад. Туда, в те времена, когда у каждого ребенка было счастливое детство, и дети знали, кого именно благодарить за это.

Наша страна, словно огромный корабль, медленно, уверенно поворачивает назад. Туда, в те времена, когда у каждого ребенка было счастливое детство, и дети знали, кого именно благодарить за это. Короче, держим мы курс на тридцатые годы прошлого столетия, а в идеологии – так вообще на средние века. Причем поворот осуществляется во всех сферах жизни. Возьмем такой, казалось бы, незначительный сегмент, как жизнь в местах лишения свободы. Хотя почему незначительный? Недаром же есть такой фольклор нашего времени: «Кто не был, тот будет, кто был – не забудет».

Какие же новации, вдохновленные прежними временами, появились сейчас. Во-первых, это инициатива депутата Хинштейна по привлечению осужденных к труду за пределами колоний. Например, на строительстве стадионов к чемпионату мира. По всей видимости, предложение Хинштейна должно как-то вписаться в концепцию двадцати пяти миллионов высококвалифицированных рабочих, предложенную президентом. Хотя, боюсь, никто не считал экономическую целесообразность. Это же не «химия» советских времен, когда условно освобожденные трудились на стройках народного хозяйства под минимальным приглядом. Это и не сталинские времена, когда с ЗК расплачивались пайкой, да и то не всегда. Сейчас осужденным надо платить. Раз. Два – пусть и временные, но охраняемые объекты должны быть созданы: заборы, запретки, вышки. Бараки тоже должны быть построены, не гонять же каждый день рабочие этапы. Думаю, если подсчитать, то выйдет дешевле традиционно привлечь гастарбайтеров. Да и нажиться на них будет проще: рабочие из Средней Азии люди безответные, не то что осужденные.

Однако после принятия еще одного «реформаторского» закона любое проявление недовольства среди лиц, лишенных свободы, чревато большими неприятностями. Правительство внесло в Думу проект закона, который расширяет возможность применения специальных средств в местах лишения свободы. Специальные средства – это резиновые палки, электрошокеры и так далее. Прежде их разрешали применять только в случаях лагерных бунтов. Сейчас предполагается – при нарушениях режима отбывания наказания. Нарушения бывают разные: плохая заправка койки – нарушение, курение в неположенном месте – тоже, не поздоровался с работником колонии – опять же нарушитель. Законопроект внесен правительством – а это значит, что у депутатов вопросов не будет.

Но не только печальные новости бывают в этом сумрачном мире. Вот, например, амнистия случилась. По-лагерному – амнюха. Тут, правда, надо отметить, что в мировой пенитенциарной системе развитых стран амнистия – анахронизм. Там вместо амнистии существует четко прописанный институт досрочного освобождения. У нас он тоже есть, сильно критикуется в последнее время по причине коррумпированности, но где у нас нет коррупции? Амнистия же – традиция еще давних времен: то цесаревич народился, то наследник престола женился – вот и повод для амнистии. В советские времена вместо событий из жизни дома Романовых поводом для амнистии стали круглые даты. Прежде всего, юбилеи Победы в Великой Отечественной войне. Какая существует связь – сказать трудно, да над этим никто и не задумывается. К тому же реальные масштабы государственной милости обычно сильно преувеличиваются. Пишут, под амнистию могут подпасть триста тысяч. Но это по статейным признакам, то есть статья и отбытый срок подходят, но это не значит, что осужденный в обязательном порядке пойдет на свободу. А вдруг у него есть не снятые нарушения и так далее. Короче, представление к амнистии зависит от многих субъективных причин.

Ну и как все события последнего времени, амнистия 2015 года доказывает, что есть обычные люди, а есть не совсем обычные. Вот история Анны Шавенковой, которая попала под амнистию. Она дочь, как пишут, председателя иркутского облизбиркома (по другой информации – члена комитета). В 2009 году, выехав на тротуар, она сбила двух женщин – сестер Пятаковых. Одна погибла на месте, вторая осталась инвалидом. Шавенкова была приговорена к трем годам колонии-поселения с отсрочкой приговора до исполнения ее ребенку 14 лет. Ребенок на тот момент еще не появился на свет. Когда семья пострадавших потребовала пересмотреть судебный вердикт, приговор снизили еще на полгода. «Все животные равны. Но некоторые животные более равны, чем другие», – писал великий провидец Оруэлл.

Или вот у нас в Саратове очень хочет выйти по амнистии бывший глава Саратовского района Василий Синичкин. А что, «ветеран боевых действий». Уж простите за нескромность, но когда Синичкин вспомнил свое участие в умиротворении Чечни, я подумал: может, и мне обзавестись ветеранскими корочками? А что – бывал в Чечне не раз, в том числе и в горячие времена – во время второго взятия Грозного. Правда, советов командирам не давал, под огнем не наступал, но и об участии Василия Павловича в военных действиях тоже мало что известно. Конечно, никаких льгот и «корочек» я себе не выпрашивал и даже не думал об этом. А вот гражданин Синичкин подумал, правда, когда его сбор средств на Черноморский флот завершился столь неожиданно. Но не в этом дело, а в том, как гр. Синичкин посмотрит в глаза тем, кто реально там участвовал. Впрочем, зная его немного, могу сказать: глаз не отведет, посмотрит смело. Как только выйдет на свободу с чистой совестью.