Духовные скрепы: теория и практика

Оценить
Духовные скрепы: теория и практика
Агент, наймит, какая разница?

Придя в себя после праздников, я стал думать о многих вещах. Например, о том, почему понятие духовные скрепы с таким трудом приживается в нашем обществе. Больше того, отдельные личности позволяют себе насмехаться над этим понятием. Ну, с этими разобраться можно просто: надо ввести особый закон о неуважении к духовным скрепам. И там все прописать по ранжиру: первичное неуважение – штраф, вторичное неуважение или неуважение в глумливой форме, а также неуважение через средства массовой информации – срок. Двушечку. По-моему, все станет на свои места. А кое-кто и сядет.

Но для того, чтоб разработать такой закон, просто необходимо научное определение, что такое скрепа. Сначала мысли долго не приходили в мою голову. Стал еще больше смотреть телевизор и слушать радио «Комсомольской правды». Надо признать – помогло. Однако сама формулировка с трудом рождалась в моей голове. То есть смысл я улавливал, но такие чеканные, отлитые в граните строки не появлялись. Но ведь нужны именно такие, иначе что это будет за закон? То есть смысл в том, чтобы закинуть в прошлое нашей необъятной родины что-то вроде удочки... Нет, не так. Нужно глубоко изучать наше прошлое, предварительно объявив, что никаких черных страниц и темных пятен там не было и нет. Потом отобрать лучшее и применить в современной жизни. В общем, получается, что скрепа духовная соединяет нас с героическим прошлым и зовет нас туда. Или не зовет? Пожалуй, все-таки зовет, и что в том плохого? Записав все эти соображения в заветную тетрадку, я стал ждать внука, чтобы на нем отточить точность формулировок и правильность своего хода мыслей.

Читатель знает, что внук мой есть отъявленный диссидент и недоброжелатель, критик всех свершений и достижений. Но я не сообщаю о нем куда следует по двум причинам. Первая причина – все ж таки родная кровь, вторая – главная причина – именно в спорах с ним я убеждаюсь еще больше в своей правоте и оттачиваю точность своих суждений. Да, признаюсь, в жарких наших спорах у меня иногда возникают сомнения – вдруг и он прав, засранец, но эти сомнения я гоню прочь. Настоящий патриот не должен никогда сомневаться, особливо если речь идет о нашей любимой власти.

Короче, позвал я внука. Времени у него много теперь: завод его закрылся совсем, перебивается он на случайных калымах, говорит, что пишет программы, хотя я не понимаю, кто может доверить ему писать программу. Прежде для написания программ привлекались лучшие умы, взять ту же программу КПСС.

Пришел он, разлегся на моем диване и говорит пренебрежительно:

– Давай, дед, излагай свои соображения.

Я изложил. Он посмотрел на меня внимательно:

– Все правильно ты подметил, только не нашел ли ты таких духовных скреп, которые бы тащили Россию в будущее?

Ответил я, что таких нет, и какие скрепы с будущим могут быть, когда непонятно, что завтра случится. И опять он со мной согласился, ох, не к добру это:

– Точно, о каком будущем можно говорить, если голова назад повернута. Когда голова назад повернута, вперед не больно-то пойдешь.

– При чем тут вперед? – начал я с ним спорить, – что там, впереди, мы не видели? Нам сперва надо определить нашу самость, «идентичность», – вычитал я в своей тетрадке слово министра Мединского, – и устроить здесь высокодуховное общество.

– Ну, давайте, устраивайте, – опять согласился внук, – я так вижу, уже начали вовсю. Вот скажи мне, дед, зачем твои высокодуховные объявили фонд Зимина иностранным агентом? Он что, шпионил, мосты подрывал? Он ученым помогал, учителям, научные книжки издавал. Ну, что скажешь?

– А то скажу, что так решили и, значит, правильно решили. Физики-шмизики – зачем они нужны? А про мосты ты первый сказал. Надо присмотреться, может, и мосты где взрывали. Ясно же сказано: иностранный наймит.

– Агент, – поправил меня внук

– Без разницы, агент, наймит. Диверсанты и шпионы все они! Еще товарищ Сталин указывал...

– Ну хватит, – перебил меня внук, – совсем с ума посходили. Тебе голову подлечить и в Думу депутатом, а впрочем, лучше не лечить, точно подойдешь.

Я обидные эти намеки стерпел. Говорю:

– Ты не кипятись, успокойся, давай я тебе лучше о скрепах расскажу. Их ведь много сейчас. Внук устроился поудобнее на диване:

– Начинайте, Шахерезада Степановна.

На площадках вагона конвой ощетинил на нас пулеметы

Я сразу взял быка за рога.

– Депутат Хинштейн Александр Евсеевич предложил, чтобы зеки получили возможность работать за зоной. Строить, например, стадионы к чемпионату мира по футболу.

Внук, похоже, дремавший на моем диване, сразу оживился.

– Давай по пунктам. В чем здесь скрепа – первый вопрос.

– Ну как в чем? Чтобы было как при товарище Сталине, чтобы зеки не сидели без дела, а работали.

В мое время – ну, в смысле, когда я был у хозяина – работы и на зоне хватало, а сейчас люди приходят, рассказывают, что стоит вся промзона. И «химии» нет, как в мои времена, когда по половинке срока увозили на стройки народного хозяйства. Я замолчал, вспоминая молодость лихую, отхлебнул чифирку и чуть не подавился, оттого что внук неожиданно заорал старую блатную песню:

– Десять лет трудовых лагерей,
И в подарок рабочему классу –
Там, где были тропинки зверей,
Проложили Колымскую трассу.

Я чуть было не подпел ему: «На площадках вагона конвой ощетинил на нас пулеметы», но потом опомнился и сказал строго:

– Тихо ты, соседи подумают, что у нас гулянка, и сбегутся. Откуда вообще песню эту знаешь?

– Ладно тебе, дед, – примирительно сказал внук, – это я «Радио Шансон» по ошибке включил и наслушался. Значит, скрепа в том, чтобы сталинский ГУЛАГ восстановить – правильно я понимаю? Дождетесь, встанет он из-под кремлевской стены. Может, скажет «верной дорогой идете, таварыщы», а может, возьмет вас всех да и посадит. А насчет стадионов футбольных тоже здорово придумано. Правда, чемпионат у нас отобрать могут, но не об этом сейчас. Представляешь, приходят на стадион болельщики иностранные, а там табличка: «Этот стадион построили Жиган, Цыган и Васька Укурок». Круто! Новости спорта я понял. Может, что нового есть в мире культуры? Как там воплощаются в жизнь указания товарища Сталина, как укрепляются духовные скрепы? Что нового придумал доктор наук Мединский?

Он как в воду глядел – я как раз собирался ему рассказать культурные новости, только не про министра Мединского, а про его зама Аристархова Владимира Владимировича. Так вот товарищ Аристархов, ставя на место каких-то зарвавшихся режиссеров, очень к месту процитировал товарища Сталина: «С кем вы, мастера культуры?»

– Подожди-подожди, – внук потянулся к своему маленькому компьютеру, поводил пальцем, почитал и сказал: – Стареешь ты, дед. Это вовсе не Сталин сказал, а буревестник революции товарищ Горький. Вот слушай, там очень забавное место есть: «Посмотрите, какой суровый урок дала история русским интеллигентам: они не пошли со своим рабочим народом и вот разлагаются в бессильной злобе, гниют в эмиграции. Скоро они поголовно вымрут, оставив память о себе как о предателях». Ну и скажи, Набоков, Бунин, Ходасевич – они какую память о себе оставили? Ладно, молчи, вижу, не понимаешь, о ком речь. А Горького сейчас только филологи и знают.

Надо было что-то ответить, я порылся в памяти и, вспомнив слова Владимира Владимировича (Путина, а не Аристархова), заявил ему категорически:

– Филологию надо отделить от русского языка и литературы.

Внук только рукой махнул.

(От редакции. Первое: вопрос «С кем вы, мастера культуры»? замминистра культуры, а до недавнего времени начальник отдела кадров министерства В.В. Аристархов задал руководству театрального фестиваля «Золотая маска», который, по словам чиновника, «поддерживает спектакли с элементами русофобии».

Второе: к сожалению надо признать, что наш автор исказил слова В.В. Путина об отделении филологии. Путин сказал: «Необходимо выделить русский язык и литературу в самостоятельную предметную область в системе общего образования». Впрочем, смысл Евдоким уловил верно.)

– Еще скрепы есть? – спросил внук так пренебрежительно, будто речь шла о канцелярском товаре, а не об основной идее нашей жизни.

– Есть, как не быть. Вот ты «Евровидение» смотрел?

– Я попсой не увлекаюсь, – опять же свысока ответил он.

– Так вот знай, мы нарочно там проиграли.

– Это еще зачем?

– Потому что Патриарх Кирилл предупредил: если мы победим, в Россию приедут «все эти бородатые певицы», которые «противны нашей душе и культуре. Колыбельные, патриотические и духовные песни нужно поддерживать».

– Хорошая скрепа, знатная, – сказал он, вроде без насмешки, хотя я мог и не уловить ее. А потом вдруг дурным голосом заорал: «Спи, моя крошка, усни-и-и».

– Угомонись!– прикрикнул я, – тебе здесь не оперный театр.

Внук поудобнее устроился на диване, потянулся и вдруг спросил:

– Я тут краем уха слышал, ваши решили девственность восстанавливать?

– Все-то ты перепутал. В Общественной палате состоялось заседание по вопросам образования. Я самое интересное записал. Вот слушай...

Пыльца их девственности

Я достал заветную тетрадку, нашел нужную страницу и начал читать слова представителя интеллектуального центра «Мыслелаб» Максима Злобина: «Задача системы образования – в сохранении целомудрия. Сейчас, кстати, целомудрие – очень важная тема. И она востребована молодежью. Надо нам сохранить девство, но оно бывает не только физическое – еще интеллектуальное и духовное. Давайте начнем пропагандировать ранний брак. Все знают, что самая крепкая семья – та, которая зарождается в школе. 18 лет – начало семейной жизни.

Предлагаю решить проблему с педагогами периодическим тестированием по нравственным вопросам. Ни одного такого тестирования, я думаю, нет. Может, он педофил скрытый? Может, сектант? Может, занимается магией? Давайте зададим эти вопросы с помощью полиграфа».

– Ну-ка, дай я сам почитаю, – он выхватил у меня тетрадку. – Как эта контора называется? Мозгоё...

Я догадался, что за слово крутится у него на языке, потому поспешил поправить:

– «Мыслелаб».

– «Мыслелаб»... По-моему, одно и то же. Очень мне понравилось это мозгокрутство. Нет, серьезно. Может, я и злой человек, но учителя за то, что они творили в избирательных комиссиях, заслужили такое отношение. Представляешь, сидит такая Мариванна перед детектором лжи и ее спрашивают: «Вы мальчиков любите? – Нет, отвечает. – А девочек? – Тем более нет. – Тогда что вы вообще в школе делаете, если детей не любите?» И про магию сильно. Хогвартс должен быть разрушен, Гарри Поттер должен быть сожжен.

Так разговорился, что не остановишь. И напирает на меня, будто я и есть Максим Злобин:

– Блин, девство он хочет сохранить не только физическое – еще интеллектуальное и духовное. Удалось ему это сделать! Интеллектуально он абсолютно невинен, в школу не ходил, даже в церковно-приходскую. А вот еще идея – создать семью еще в школе, но при этом сохранить невинность. Здорово! «Вы сняли, сударь, пыльцу моей девственности!». Это Гашек, – пояснил он в ответ на мой недоуменный взгляд.

(От редакции. Увы, не в первый раз нам приходится указывать, что наш автор, как бы мягче, не знаком с художественной литературой. В западных происках разбирается, любые движения власти понимает и готов оправдать, теперь вот в скрепах ориентируется – какую и куда вставить. Но с книгами – беда. Видимо, сказалось трудное детство. Впрочем, весьма вероятно, что истинному патриоту начитанность – только помеха.)

Он встал с дивана, опять спрашивает:

– Еще скрепы есть?

И тянется к моей заветной тетрадке. Я не без опасения дал ему. Он начал читать: «При каждой школе должен быть пул интересных людей. Это могут быть ветераны, сами многодетные семьи. Это могут быть походы в театр, в зоопарк, в церковь и по святым местам...» И тут же прокомментировал:

– Смешались в кучу кони, люди. И куда же предпочтительнее пойти – в зоопарк или в церковь? Почему автор не уточнил? А, вот еще один мозголаб – Евгений Иванов. Тоже хорошо излагает: «Грубо говоря, основная роль молодежи – обеспечить воспроизводство общества». Эх, не на то я молодость трачу! А вот еще замечательно: «Сегодня такой щекотливый вопрос, как хранение девственности до брака, практически табуирован. Если сегодня молодой человек хранит девственность до брака, то он должен об этом либо молчать, либо быть как белая ворона – потому что сегодня в 14-15 лет люди лишаются девственности». Мой совет: до обрученья поцелуя не давай.

Внучок мой замолчал. Я было подумал, что он утомился. Вид у него был странный, глаза безумно блуждали по комнате. «Вот какое воздействие имеют по-настоящему мудрые мысли», – догадался я. Но тут он вскочил с дивана, встал посередине комнаты, вытянул руку, как Ленин на площади, и сказал:

– Слушай, дед, мои июньские тезисы.

Да как закричит:

– Решения Трулльского собора – в жизнь! Со школьной скамьи – в монастырь! Скажем решительное нет добрачной дефлорации! Простыню первой ночи – срочно повесить на забор! Люди духовной формации хранят невинность до кремации! Верным путем идем, господа-товарищи! Раннее Средневековье – наша цель! Духовные скрепы – в каждую школу, в каждый дом!

Упал на диван и захохотал.

Я спросил недовольно:

– Чего ржешь-то на весь дом?

Он посмотрел на меня, глаза грустные такие стали, и сказал:

– Ты, дед, прав, смеяться тут нечему, тут плакать надо.