Не путай свою личную шерсть с государственной

Оценить
Не путай свою личную шерсть с государственной
Владимира Баркетова заставили обороняться
Законодательные инициативы и публичные жалобы на заседании областной думы

Очередное, 38 заседание Саратовской областной думы задалось. То есть получилось полноценным, а не традиционно молча-голосовательным. Депутаты вдруг стали говорить, задавать вопросы и требовать ответов. В дискуссию включились спикер заксобрания Владимир Капкаев и даже губернатор области Валерий Радаев.

Другое дело, что дискуссия, казавшаяся непритязательному наблюдателю нормальным законотворческим процессом, на самом деле была отстаиванием интересов отдельной группы товарищей. А желчный скептик может даже предположить, что некоторые выступления были ничем иным, как попыткой наябедничать губернатору на его подчиненных. Но Валерий Васильевич своих не сдал. Сделал он, правда, это не очень изящно, но все-таки.

А еще дважды на думскую трибуну поднимался председатель общественной палаты Александр Ландо, который с удовольствием докладывал два вопроса повестки дня, инициированных палатой. Но Александр Соломонович выступал с кавер-версией своего доклада на заседании профильного комитета. А именно поведал, как «мы боремся за будущее подрастающего поколения». Речь в законопроекте шла о запрете продажи энергетиков и введении еще одного трезвого дня.

Однако давайте обо всем по порядку.

Ничто не предвещало

Собственно, началось заседание традиционно. Уточнение повестки дня, куда председатель бюджетного комитета внес дополнительный вопрос – согласование федерального закона. А именно изменения в Бюджетный кодекс, в статьи 50 и 56. А 50 статья Бюджетного кодекса, как известно, предполагает распределение налогов между регионом и федеральным центром в пропорции 50 на 50. Ее действие уже давно приостановили депутаты Госдумы и, опять же издавна, пытаются реанимировать депутаты региональных заксобраний. Понятное дело, безуспешно.

Как выяснилось немногим позже, изменения в БК внесли наши депутаты, который предложили в пропорции 50 на 50 распределять табачные акцизы – на территории региона вполне успешно работает табачная фабрика.

Федеральный центр инициативу саратовских законодателей зарубил, мотивируя это тем, что если налоги от производства сигарет будут оставаться на территории области, то региональные власти будут стимулировать реализацию табачной продукции, что идет вразрез с решениями федерального руководства, которое денно и нощно заботится о здоровье граждан и борется с курением.

Еще один довод федералов – в случае принятия саратовской инициативы нарушится равная бюджетная обеспеченность регионов и придется в федеральный бюджет вносить коррективы.

Короче, отказ по всем статьям. Но не тут-то было, потому, как рассказал Николай Семенец, Саратовская областная дума разослала во все регионы, где производятся табачные изделия, письма, в которых просит поддержать свою законодательную инициативу. Как это ни странно, вопреки борьбе с пороком, все производящие табачную продукцию регионы нашу инициативу поддержали. О чем и было сообщено в федеральный центр.

Короче, борьба за наши 50 табачных процентов продолжается.

Впрочем, обсуждение этой темы вопросов у депутатов не вызвало.

В ходе обсуждения очередных изменений в бюджет 2015 года вопросы, как обычно, задавал депутат-коммунист Сергей Афанасьев, которого интересовали нюансы.

Итак, на прошедшем на минувшей неделе бюджетом комитете речь шла о сокращении дефицита на 500 миллионов рублей. Но, как рассказал министр финансов Александр Выскребенцев уже на думском заседании, правительство решило сократить дефицит на миллиард триста миллионов. Потому как этого требует соглашение с федеральным Минфином о реструктуризации регионального долга. Сокращение происходит за счет «не первоочередных расходов» и за счет сокращения на пять процентов работников бюджетных учреждений и государственного аппарата. Впрочем, сказал министр Выскребенцев, если найдутся какие-либо дополнительные доходы, то они будут направлены на то, чтобы численность бюджетников сохранить.

Отчего то депутата-коммуниста интересовали не «не первоочередные» доходы, а будет ли требовать федеральный центр еще что-либо. Выскребенцев сказал, что не будет. И еще сообщил, что в этом году мы должны вернуть более 8 миллиардов в федеральный бюджет. И эти деньги потом пойдут на замещение коммерческих кредитов. Что, в свою очередь, позволит сэкономить средства областного бюджета.

Культурная революция

На самом деле к культуре проблема имеет весьма опосредованное отношение. Но началось все-таки с нее. Тринадцатым (чертова дюжина) вопросом повестки дня думского заседания значился вопрос «О внесении изменений в Закон Саратовской области «Об охране и использовании объектов культурного населения (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, находящихся на территории Саратовской области». Самое забавное, что на предшествующем думскому заседанию комитете по культуре этому вопросу не уделили и трех минут. И пояснительная записка к документу не занимала и трети страницы.

К думе пояснительная записка выросла в шесть раз. И выяснилось, что речь в документе идет не только о наделении министерства культуры дополнительными полномочиями. Впрочем, никто бы не обратил внимания на очередной законопроект, приводящий в соответствие наше законодательство федеральному. Никого даже не смутил тот факт, что вместо министра на трибуну вышел заместитель министра культуры Владимир Баркетов.

Ничто не предвещало беды, если бы...

Леонид Писной
Леонид Писной задал первый
вопрос

Начал задавать вопросы депутат Леонид Писной, который, четко сформулировав проблему, спросил, кто, где и когда должен оповещать заинтересованную публику о наличии охранных зон, которые создают вокруг памятников культурного наследия. Потому как из-за отсутствия подобной информации случаются серьезные проблемы у застройщиков. Заместитель министра замешкался и ответил нечто невразумительное. Его перевел председатель думы Владимир Капкаев, пояснив, что ответ на вопрос депутата в документе отражен нечетко.

Леонид Александрович не сдавался и выразил недоумение, что люди, создающие сервитуты, не обязаны доносить это до заинтересованных лиц.

Министр опять был невнятен. За члена своей команды вступился губернатор, который задал шикарный вопрос. Валерий Васильевич спросил, противоречит ли принимаемый документ федеральному законодательству. Нет, удивился Писной. Тогда Радаев потребовал предложений.

В дискуссию включился депутат Сергей Курихин, который сообщил, что с 2014 года выявлено 500 памятников, где не определены охранные зоны.

Но губернатор еще не переключился с мысли о законности документа и начал выяснять, «есть хоть одно замечание к министерству культуры, которое они сделали вопреки закону».

Сергей Курихин
Сергей Курихин поддержал
дискуссию

Притушить дискуссию попыталась депутат Зинаида Самсонова, которая сказала, что надо установить сроки и определить, когда должен быть создан уполномоченный орган, занимающийся установлением охранных зон, когда и где буду установлены границы зон. Специально для министра вопрос перевел Владимир Капкаев.

Господин Бекетов опять был невнятен – распоряжение издано, структура согласована в Минкульте РФ. Правда, потом добавил, что в 2015 году запланировано определить 36 охранных зон.

Слово вновь взял депутат Курихин, который начал отвечать на вопрос губернатора о законности действия министерства культуры. Сергей Георгиевич начал рассказывать о строительной площадке на Мичурина, 45, которую готовили пять лет, вложили в нее 80 миллионов, а потом «появились соседи от минкульта» и начались проблемы. И начал не очень внятно рассказывать подробности про работу судей и судебных приставов, обвиняя их в ангажированности к минкульту и в «позвоночном праве».

Губернатора опять интересовал вопрос законности, он спросил, принято ли судом какое-либо решение в адрес министерства. Потому как чиновники несут персональную ответственность.

Ситуацию постарался урегулировать депутат Владимир Писарюк, который предложил законопроект принять, но на заседании комитета прийти к единому мнению по поводу охранных зон. Писарюка поддержал Писной, но добавил, что в процессе этой работы надо выяснить, почему в ходе работы над документом не учтены предложения, которые высказывались на рабочей группе.

Писарюка послушались, и думский раздрай, больше напоминавший публичную жалобу, закончился.