«Звездная пыль»

Оценить
«Звездная пыль»
Повесть Нила Геймана «Звездная пыль» переиздана в «АСТ». Действие этой сказки начинается в селе Застенье, но поначалу разворачивается не в современной, а в викторианской Англии.

Повесть Нила Геймана «Звездная пыль» переиздана в «АСТ». Действие этой сказки начинается в селе Застенье, но поначалу разворачивается не в современной, а в викторианской Англии. В Застенье, оказывается, существует проход между мирами. Один раз в девять лет жители волшебной страны проходят в нашу реальность – на ярмарку. Во время одной из ярмарок вспыхивает короткий роман между юным Дунстаном Терном и жительницей иного мира. Общее их дитя, Тринстран Терн, поначалу считает себя обычным человеком. Но однажды герой дает сгоряча обещание принести любимой девушке Виктории упавшую звезду – и для этого Тринстран проникает в смежный мир, к которому он наполовину принадлежит по законам крови...

Здесь есть все необходимые жанровые атрибуты: единорог, ведьмы, заколдованные принцессы, летучие корабли, хищные деревья и так далее, однако сюжет развивается совсем не так, как предписывает жанр. Гейман, не поступаясь принципами fantasy, сумел сделать фабулу непредсказуемой. Да и хеппи-энд этой истории весьма условный. Звезда найдена, принцесса расколдована, тайна рождения героя открыта, победитель получит трон и все почести. Вроде бы отрицательные персонажи потерпели фиаско, а положительные герои заслужили счастье, но щемящая грусть не отпускает читателя. И сами герои в сомнении: то ли удалась их жизнь, то ли протекла понапрасну в борениях с призраками и тенями...

Напоследок скажем и об экранизации. В 2003 году Гейман познакомился с Мэтью Воном, продюсером знаменитых лент Гая Ричи, и продюсер убедил писателя: именно он, Вон, сумеет перевести сказку на язык кино с наименьшими потерями. Надо сказать, что, хотя сценарий несколько отличается от повести, потери невелики. Большая часть 65-миллионного бюджета была брошена на декорации и спецэффекты: замок ведьм, в книге крайне скромный на вид, в фильме выглядит достойным местом финальной схватки Добра и Зла – пусть даже упомянутая схватка на треть скроена из банальностей, вроде фокусов вуду, удачно падающих люстр и летящих на героев осколков. Конечно, кое-чем авторам пришлось пожертвовать, зато наилучшей идеей сценаристов стало разрастание роли капитана воздушного корабля. Персонаж из эпизодического стал весьма важным, поменяв при этом имя (с Альберика на Шекспира) и сексуальную ориентацию (с традиционной на нетрадиционную) и обзаведясь лицом Роберта Де Ниро. Пожалуй, из всех его комедийных ролей последнего пятилетия эта – самая удачная: бравый ловец молний, который, запершись от своей команды, танцует под патефон, запоминается после окончания фильма намного лучше, чем главные герои.