Занозы для депутатских мягких мест

Оценить
Занозы для депутатских мягких мест
Старший помощник прокурора области Олег Петров
Товарищи в погонах напомнили депутатам и чиновникам про людей, которые им поверили

Прокурор Саратовской области Владимир Степанов прислал в региональную думу информацию о состоянии законности в сфере бюджетных правоотношений. Обсуждать прокурорский взгляд на состояние денежных дел собрали расширенный бюджетный комитет думы. К ответу попытались привлечь министра строительства и ЖКХ, министра, ведающего дорожным строительством, и заместителя министра финансов.

В ответе довольно внятно прозвучало, что ситуация, скорее всего, дальше только будет усугубляться. Потому что в регио­нальном бюджете с деньгами туго. И уже ясно, что никаких дополнительных доходов не будет. Так что и рады бы все исполнять, как написали в основном законе области, да честно смотреть в глаза прокурорам и избирателям, а не могут. Чтобы выйти из ситуации, нужна поддержка федерального центра. Губернатор Валерий Радаев ее чуть ли не на коленях выпрашивает. И что-то ему удается. Но результат все равно не удовлетворяет прокурора области Владимира Степанова. Он бы хотел, чтобы на все денег хватало. Ан нет.

Многие расходные обязательства области остаются недофинансированными. Больше всего заботят прокуроров выполнение программы о переселении граждан из ветхого и аварийного жилья и ремонта и содержания дорог. Но есть и другие острые моменты, которые не могли пройти мимо зорких глаз прокурорских работников.

Старший помощник прокурора области Олег Петров обратил внимание собравшихся, среди которых присутствовал и заместитель председателя правительства Александр Соловьев (с недавних пор курирующий вопросы экономики в регионе), на то, что его ведомство просто выполняет закон о прокуратуре. Информирование органов власти о состоянии законности на территории субъекта – это обязанность прокурора. Но информация дается не для того, чтобы запугать исполнителей бюджета тюрьмой, а просто «для сведения» и «для обсуждения».

Федеральный центр придумал, как сократить бюджетные расходы на расселение аварийных домов

Выяснилось то, о чем боялись вслух говорить: программа переселения людей из аварийного жилья трещит по швам несмотря на то, что ее цели формулировал сам президент РФ Владимир Путин. Программа эта была разделена на пять этапов. Финансовое обеспечение очередного этапа на 2015 год для Саратовской области составляет немногим более двух миллиардов рублей. При этом за счет средств областного бюджета нужно найти немного меньше миллиарда рублей. Председатель бюджетного комитета Николай Семенец сказал, что на последнем заседании областной думы, которое состоялось 6 мая, в бюджет завели 940 миллионов федеральных рублей на реализацию этой программы. Но это не спасет положение вещей. «У нас на областную часть пока что в областном бюджете средства не предусмотрены», – признался Николай Семенец. И спросил по-депутатски строго министра Дмитрия Тепина: как будет развиваться ситуация?

Дмитрий Валентинович, ничего что он министром не так давно по человеческим меркам работает, давно понял тайны чиновничьих приседаний и приплясов. Начал с того, что про «возможности и состояние бюджета все прекрасно знают». (То есть подчеркнул тонко, что только прокурорам эта беда региональной власти неведома. Потому что им, прокурорам, что – сиди себе в кабинете да кулачками играй и в потолок поплевывай). А министерство строительства и ЖКХ работает с федеральными органами власти, с министерством финансов, строительства и ЖКХ и с Фондом развития жилищного и коммунального хозяйства изо дня в день и так, и эдак, со словами и без слов, как говорится. На уровне первых лиц проводятся встречи, везде направлены соответствующие обращения о выделении дополнительного финансирования по реализации программы по переселению людей из аварийных домов. При этом не просто так просят, а полностью расписывают ситуацию по областному бюджету, честно говорят, что нет денег на софинансирование. И без федеральной финансовой поддержки бюджет разбалансируется, если вдруг начать выполнять программу переселения. А это уже серьезно, за это уже и срок получить можно.

О последнем Тепин, конечно, не сказал. Он не умеет так прямо. Он говорил, что «есть понимание, каким образом двигаться в тех девяти муниципальных районах, которые участвуют в программе, что есть застройщики, есть земельные участки». «Конечно, ситуация достаточно непростая. Но мы не отсиживаемся. А практическую реализацию закона с точки зрения строительства организовываем. При наличии финансирования доступное жилье будет закуплено для переселения», – сказал министр.

Резкостей собравшиеся дождались от депутата Леонида Писного. Он изо всех сил сдерживался, но напомнил историю вопроса. Ведь раньше в законе не было прописано обязательного софинансирования от регионов. Государство в лице федерального центра само взяло на себя заботу о жителях аварийных домов. Но в августе 2009 года в закон были внесены изменения про обязанность регионов разделить с федеральным центром материальную ответственность за данное государством обещание. Все регионы противились этому. Но федеральный центр негативную реакцию проигнорировал. И вот теперь, по мнению Писного, когда федеральный центр уже понимает, что регионы стонут под бременем долгов и им не до выполнения стратегических программ государства, надо бы попробовать снова вернуть прежнюю редакцию закона.

Председатель комитета по строительству и ЖКХ Сергей Нестеров подтвердил, что тема софинансирования амбициозной программы «главная не только у нас, но и по всей России». «И, наверное, регионам без помощи федерального центра не обойтись. Может, совместное какое-то обращение от субъектов федерации сделать?» – предложил он. Министр Дмитрий Тепин уточнил, что есть похожие ситуации с софинансированием и в Приволжском федеральном округе. Но даже в этих похожих случаях где-то на 20-30 или на 50 процентов заложены в бюджет средства для софинансирования программы. У нас пока нет и этого. И у нас нет возможности найти средства, для того чтобы вложиться в эту программу.

– Поддержка от областной думы в виде обращения нужна? – спросил Николай Семенец министра.

– Конечно, – быстро ответил тот.

Писного такое быстрое достижение консенсуса не обрадовало. Он сказал, что поддержка в виде обращения – это слишком мало. Надо вносить поправку в закон. Выходить с законодательной инициативой в областной центр.

Николай Семенец попросил коллегу не торопиться. Сказал, что вопрос поддержки он разбил специально на две части. Сначала надо решить, стоит ли выносить на ближайшее заседание Саратовской областной думы обращение в адрес правительства Российской Федерации с просьбой помочь региону деньгами. Решили, что стоит. А вот что делать с законодательной инициативой – непонятно. Потому как, конечно же, очень хорошо бы отменить несколько статей в федеральном законе №185 ФЗ о механизме и правилах организации переселения. «Мы, бесспорно, выступаем за внесение изменений, – сказал министр Тепин. – Нам было бы легче выполнять программу. Но вопрос в указе президента». Ведь именно на низовые – региональные и муниципальные власти возложена обязанность расселить весь аварийный фонд до конкретного числа. Так что отменяй не отменяй драконовские статьи в законе – спрос все равно будет с регионов.

И тут депутат Леонид Писной бросил удрученным размышлениями о будущем сносе головы людям спасательный круг. «Если кто не читал, – начал он. – Чибис (Андрей Чибис – заместитель федерального министра строительства и ЖКХ. – Ред.) на трех листах в «Российской газете» дал интервью. Согласился, что с этой программой переселения выпустили джинна из бутылки. Рассказал, что три варианта переселения будет на следующем этапе. Приобретение жилья для соцнайма, который предложат переселенцам, строительство жилого фонда некоммерческого назначения и компенсация собственникам за потерю жилища. Дальше – иди, бери ипотеку, – пересказывал интервью Писной. – Хочешь – покупай в центре себе жилье, хочешь – покупай на окраине». При этом, что особенно нравилось Писному в новациях, компенсация рассчитываться будет по-другому. Не так, как сейчас, когда вместо 18 метров компенсируют за 32. А будет: у тебя есть 18 метров – на' тебе на 27 и иди дальше занимайся сам поиском жилища. И это не безумие. Безумие творится сейчас, подчеркивал Леонид Александрович. И по всему было видно, что он не очень жалует переселенцев-иждивенцев.

Похоже, никто из собравшихся интервью не читал. И с тем, что изложил своими словами Леонид Писной, даже не решились спорить. Так что можно сказать, что прокуроры в вопросе ускорения переселения людей из аварийного жилья никакого конструктива не добились. И им остается тоже только ждать новых поворотов, которые задумал федеральный центр.

Проценты по ипотечным кредитам не выплачивают с марта

Немножко поговорили про недофинансирование программных мероприятий по улучшению жилищных условий многодетным и молодым семьям и гражданам, страдающим тяжелыми хроническими заболеваниями. Здесь вообще ситуация очень запутанная, потому как, снова спасибо депутату Писному – напомнил, что федеральный центр сбросил вниз обеспечение некоторых категорий граждан жильем без сопутствующего финансирования. И по мнению Писного, надо поручить заместителю председателя правительства Соловьеву поругаться хорошенько по этому поводу с минфином, вплоть до выяснения отношений в суде.

– Ты хочешь, чтобы мы вообще бюджетные кредиты не получали? – поинтересовался Семенец, предчувствуя, как наши саратовские исковые претензии разозлят правительственных финансистов. Всеми силами он предостерегал горячего коллегу забыть об опыте выбивания федеральных дотаций на содержание участковых и дружить, дружить и еще раз дружить с федеральным минфином. Не требовать от него, а кланяться, выпрашивать.

Леонид Писной понял. Не стал настаивать. Впереди был еще более неприятный вопрос про ипотечное кредитование. Когда-то уже давным-давно, когда денег в региональном бюджете было предостаточно на то, чтобы принимать популистские законы, в Саратовской области решили возмещать большую часть банковской ставки тем, кто ввязывается в ипотеку и заключает договор с региональным минстроем. И вот вдруг оказалось, что выделенное на 2015 год финансирование не позволяет организовать в полной мере мероприятия в части развития ипотечного жилищного кредитования. Николай Семенец напомнил, что вообще-то речь идет не о копейках. Региональные власти субсидировали ипотеку с размахом. И, заложив в бюджет на 2015 год 179 миллионов рублей для этого, на сегодняшнюю дату почти все деньги направило людям. Но оказалось, что этих выделенных миллионов хватило только на то, чтобы закрыть долги прошлого года и выплатить проценты за январь-февраль. Старший помощник прокурора области Олег Петров обратил внимание депутатов, что в прокуратуру поступает все больше обращений, где указывается, что правительство области затягивает с перечислением компенсации процентной ставки. «Компенсации эти должны быть предусмотрены в законе о бюджете, но, видимо, данных ассигнований недостаточно для исполнения полностью расходных обязательств перед гражданами», – четко говорил Олег Олегович.

Министр Тепин сказал, что они думают, где взять еще денег. Представитель министерства финансов тоже, оказывается, не знал, как поправить положение. Потому что «текущее исполнение налоговых и неналоговых доходов уже позволяет сделает вывод, что дополнительных доходов мы получить не сможем».

– То есть проблема остается открытой? – уточнил Николай Семенец.

– Пока да, – ответили ему чиновники.

– Проблема усугубляется тем, что это гражданско-правовые отношения, – не давал успокоиться никому прокурор. И если от граждан будут судебные обращения к казне, то иски эти если не сейчас, то позже приведут к взысканиям бюджетных средств в большем объеме. А кроме того, люди, бравшие ипотечные кредиты, рассчитывали на компенсацию процентной ставки из регионального бюджета. Это было им заявлено. И в условиях ухудшения финансового состояния, в том числе и населения, еще и потеря этих компенсаций для них весьма существенна.

Министр Тепин на это ответил, что даже губернатор риски понимает и поставил задачу как-то справиться с ситуацией. Депутат Писной посетовал, что «стоп-кран вовремя не нажали». Но нужно собраться и выполнить обязательства. Потому что в этом деле есть политическая составляющая. Правительство России говорит о доступности ипотеки, а мы говорим, что не можем компенсировать. «И это нехорошо. Тем более что мы пионерами были в компенсации ипотечных банковских процентов. Сейчас хотя бы сотку (100 млн рублей. – Авт.) надо затащить на июнь, для того чтобы снять стресс».

Все прониклись серьезностью момента и, скорее всего, все-таки как-то сто миллионов до июньского заседания думы в бюджетной росписи найдут. А если нет, то проблема номер один эта ипотека для региональной власти будет. И моральная, и финансовая.

Федералам тоже дороги не очень нужны. Даже по всем статьям федеральные

Прокуроры подсчитали, что для приведения дорог в надлежащее состояние, по предварительным оценкам, необходимо 165 миллиардов рублей. Бюджетный комитет областной думы эту цифру постарался сделать понятной. В эти деньги укладывается два с половиной наших областных бюджета. А если брать сегодняшний областной дорожный фонд, то на эти насчитанные прокурорами миллиарды они могут вый­ти только через 33 года.

Дорожный министр Николай Чуриков с доводами прокуратуры не спорит. Ему больше чем всем остальным ясно, что дороги в Саратовской области построены в лучшем случае 40 лет назад. Под другие нагрузки, под другую интенсивность. 30 лет текущий ремонт, капремонт на этих дорогах не проводился. То есть на сегодняшний день мы имеем 90 процентов дорог, которые находятся в ненормативном состоянии. Но в отличие от прокуроров Николай Николаевич рад уже и тому, что в прошлом году «на дороги» было выделено два миллиарда рублей, а сейчас в разы больше. И он готов этим малым довольствоваться, а не митинговать. Его больше волнует, чтобы федеральный центр выполнил свое обещание и забрал несколько наших дорог на свой баланс. Но дело в том, что уже сказано: до 2020 года федеральный центр не собирается брать на себя эти дополнительные расходные обязательства. «Однако усилиями губернатора для нашей области сделано исключение» и что-то у нас возьмут, не дожидаясь этого срока. По крайней мере, дорогу Самара–Пугачев–Энгельс–Волгоград есть надежда сбаг­рить в декабре нынешнего года.

Депутат Писной предложил ответственным за дорожное строительство пересмотреть нормативы, и тогда прокуроры, когда будут умножать на них сеть дорог, получат меньшие итоговые суммы недофинансирования. Прокуроры предложили обратить внимание на упредительные меры. И поставить везде пункты, контролирующие проезд тяжелых автомобилей, за которые собственники грузов должны платить. Николай Чуриков сказал, что нормативы диктует федерация, а много весовых пунктов поставить – это разорение, в результате которого и на ямочный ремонт у министерства денег не останется.

В единственном источнике пополнения областного бюджета российское правительство пока отказало

Дали слово заместителю председателя правительства Александру Соловьеву. Он сказал, что вся надежда правительства была на то, что федеральный центр перераспределит акциз на производство табака, и таким образом в областной бюджет капнет несколько дополнительных миллиардов.

Николай Семенец пояснил, что по этой нашей законодательной инициативе есть уже отрицательное заключение правительства. Но мы пока не отчаиваемся и пишем письма нашим депутатам в Госдуме и Совете Федерации.

Но на самом деле это была не интересная для прокуроров информация. Они свои дело сделали. Информировали лишний раз две ветки власти о недостатке доходов и расходов и добились обсуждения. Галочка поставлена. Если нужно – поставят еще не одну. А полномочий добиваться у федерального центра дополнительного финансирования для регионов у прокуратуры нет.

Из интервью заместителя российского министра строительства и ЖКХ Андрея Чибиса «Российской газете». Полностью можно прочитать в номере от 12 мая 2015 года

– Андрей Владимирович, говорят, на днях в правительство должен быть внесен законопроект с новыми правилами расселения аварийного жилья, по которым у людей появится возможность построить дом своей мечты на месте снесенного. Это правда?

Андрей Чибис: Это действительно так. При расселении аварийных домов после 2017 года мы сможем предложить жильцам на выбор три варианта переезда в зависимости от финансовых возможностей. Первый – малоимущим предоставят жилье по договору социального найма, когда квартира принадлежит государству. Второй – квартиры по договору некоммерческого найма с ограниченной стоимостью аренды «уйдут» россиянам с более высоким достатком. Это будет предложено тем, у кого нет иного жилья. Никто не останется без крыши над головой.

А вот третий вариант подходит активным хозяевам сносимых метров, им мы предлагаем стать соинвесторами своего будущего жилья. То есть они получат возможность построить новый дом – может быть, именно дом мечты – на этой же земле с привычной инфраструктурой. Социальной и транспортной, с любимыми парками и зонами отдыха. И главное, это единственный способ остаться в будущем собственниками своих квартир.

– Как они смогут это сделать? Сколько им придется вложить в этот проект своих средств?

Андрей Чибис: Ничего дополнительно вкладывать не надо. Земля, которой сегодня владеют собственники, и будет основным инвестиционным вложением в строительство. Ведь этот участок может быть и в центре города, и в престижном спальном районе, а значит, весьма недешевый.

Дальше бывшие-будущие жильцы договариваются с инвестором, который на месте пятиэтажки строит 16-этажный дом. Первые квартиры получают авторы идеи пропорционально стоимости участка, остальные застройщик продает на выгодных для себя условиях. Все в выигрыше. Кстати, возможность принять участие в строительстве своего нового дома у россиян есть и сегодня, но только на бумаге. Понятно, что сами жильцы вряд ли смогут организовать этот процесс, к примеру, им будет трудно получить разрешение на самостоятельное строительство. А в скором времени эти вопросы возьмет на себя власть. Как раз в нашем новом законопроекте четко прописаны сроки и действия местных властей: когда они должны организовать собрание собственников, когда выставить участок на конкурс, как подписать договор, чтобы никто из собственников не остался обманутым.

Кроме того, каждый регион должен разработать собственную схему предоставления временного жилья для тех, чей дом сейчас строится: это могут быть съемные квартиры или денежные компенсации. Все эти вещи регулируются законопроектом. Нам важно, чтобы этот документ был принят в окончательной редакции не позднее 2016 года, чтобы через два года он уже заработал в полную силу. И чтобы не было провала с расселением аварийного жилья в будущем.

– А что сегодня с аварийным жильем?

Андрей Чибис: Активно расселяем. В 2014 году мы перевыполнили план – в 4,5 раза расселили больше, чем годом ранее. В новое жилье переехали 190 тысяч человек. Это как переселить целый мегаполис, например Женеву.

До сентября 2017 года мы должны переселить более 11 миллионов квадратных метров, где проживают 770 тысяч человек. Но это те дома, которые признаны аварийными до 2012 года. Но и после этой даты дома признавались аварийными. Этот процесс естественен и постоянен. И количество таких домов будет только расти, потому что как раз сейчас приходят в негодность постройки 50-60-х годов. Поэтому мы и говорим, что наша ключевая задача состоит не только в том, чтобы расселить ветхие строения сегодня, но и наладить систему на будущее.