Куда старику податься

Оценить
Куда старику податься
Скорость старения населения ставит вопрос о строительстве «дед-домов»

Население России стареет. Не будем говорить «стремительно», но точно очень быстро. В Саратовской области, по данным областного пенсионного фонда, проживает около 736 тысяч пенсионеров, тогда как еще два года назад в отчетах областного минсоцразвития фигурировали данные о 625 тысячах людей старше трудоспособного возраста, что составляло в тот момент почти 25 процентов от числа постоянных жителей нашего региона. При этом, согласно прогнозам официальной статистики, количество пожилых людей в Саратовской области должно вырасти до 722 тысяч человек только к 2025 году. Так что факт роста числа пожилых людей налицо.

С одной стороны, старение населения – это повод к серьезному беспокойству для властей. Все-таки социальное обслуживание и содержание пожилых требует серьезных финансовых затрат. Но с другой стороны – это и широкие возможности для бизнеса с перспективой хорошего заработка.

Быстро растущая группа нуждается в заботе

Конечно, далеко не все граждане по достижении пенсионного возраста начинают сразу же нуждаться в социальном уходе. Многие из них долго сохраняют способность обслуживать себя самостоятельно. Значительная часть пенсионеров даже продолжают работать и платить налоги после официального выхода на пенсию еще как минимум десяток лет. В нашем регионе, например, трудиться продолжают около 250 тысяч пенсионеров, то есть треть от их общего числа.

Тем не менее, Минздравсоцразвития РФ постоянно напоминает о том, что пожилые люди в возрасте за 60 – самая быстрорастущая группа населения России. Уже сейчас в России 35 миллионов пожилых людей. Причем больше половины в этой группе – люди от 70 лет и старше. То есть около 20 миллионов тех, кому чаще всего в повседневной жизни уже нужна помощь со стороны. Кому-то эпизодическая, а кому-то и постоянная. И кто-то эту помощь должен оказывать.

Если говорить о способах оказания помощи пожилым людям и инвалидам, то в России особенно развита система социального патронажа, когда обслуживание нуждающегося в поддержке производится непосредственно на дому. За соцработниками, как правило, закрепляется сразу несколько пенсионеров (или инвалидов), за которыми они «присматривают» и которым помогают по хозяйству.

Наряду с государственными социальными патронажными службами в нашей стране активно развиваются аналогичные частные организации. Социальное предпринимательство в России становится все более популярным. Причем одними только частными детскими садами оно давно не ограничивается. Саратовская область не исключение. У нас есть и фирмы, и индивидуальные предприниматели, специализирующиеся на предоставлении патронажных услуг, и просто люди, не занимающиеся бизнесом официально, но готовые поработать (и подработать) в качестве сиделки или помощника.

В министерстве социального развития Саратовской области вклад «частников» в социальное обслуживание населения признают и отмечают, что тысячи жителей региона фактически пользуются услугами коммерческих служб.

Другой способ позаботиться о старшем поколении, о людях, не способных полноценно обслужить себя самостоятельно – это дома престарелых. И здесь тоже с государством начинает конкурировать бизнес. Правда, пока не слишком активно и не всегда удачно.

По подсчетам Агентства стратегических инициатив, которое еще в 2012 году объявило о намерении создать в России целую сеть частных пансионатов для пожилых людей, в России насчитывается всего 1,5 тысячи домов престарелых. И только один процент от этого количества принадлежит бизнесу. Для сравнения: в развитых странах как минимум половина пансионатов для пожилых находится в частных руках.

Предложение идет за спросом

Бизнесу оказание патронажных услуг интереснее, прежде всего, в связи с тем, что организовать патронаж проще и инвестиций он требует меньше. В отличие от организации пансионата при патронаже нужен только персонал и минимальная реклама в интернете. Правда, некоторые участники рынка утверждают, что предложение просто шло за спросом. Еще несколько лет назад нуждающихся в специальном уходе было намного меньше, чем сегодня. И главное – у них не было такого количества состоятельных детей и внуков, готовых оплачивать третьему лицу заботу о стариках.

Однако скорость старения населения постепенно делает все более актуальным вопрос о строительстве пансионатов. И бизнес на него соответственно реагирует. В последние годы о частных домах для престарелых говорят все чаще, и появляется их все больше. Конечно, как грибы они пока не растут, но их уже довольно много.

Лучше всего дела обстоят, конечно же, в Подмосковье. Здесь десятки частных пансионатов – от эконом-класса, где содержание старика родственникам обходится в 25-35 тысяч рублей в месяц, до класса «премиум» – с ценами от 80 до 100 тысяч рублей в месяц. Но и в регионах они появляются: где-то по одному, а где-то уже работает сеть частных домов престарелых или несколько не связанных друг с другом учреждений. Например, в Ростовской области, Самаре, Екатеринбурге и др. Кстати, многие пансионаты в регионах открываются по франшизе столичных компаний. Они такую возможность активно предлагают и продают.

Региональные частные дома для пожилых людей, по московским меркам, относятся скорее к эконом-классу, а по региональным – скорее «премиум». Средняя стоимость проживания в пансионате по регионам составляет 1200 рублей в сутки. В месяц это уже 36 тысяч. Далеко не в каждой среднестатистической российской семье такая сумма легко найдется. Но такова цена «свободы» от бремени собственноручной заботы за старшим поколением.

В Саратовской области мы нашли только один частный дом для пожилых людей. И тот пока не работает. Пансионат, где еще ведутся отделочные работы, обещают запустить в текущем году. Но когда именно – неизвестно. Представители владельцев частного дома престарелых, вероятно, первого в Саратовской области, сообщили только, что пока не все детали проекта проработаны. Не ответили нам и про предполагаемое количество мест в будущем пансионате (хотя известно, что в нем «семь уютных комнат»), и про набор предполагаемых к предоставлению услуг.

Из рекламы пансионата известно, что в нем предусматриваются одно– и двухместные номера по цене 2400 и 1200 рублей в сутки с человека соответственно. За эти деньги обещают персональный уход за постояльцами, пятиразовое здоровое питание, медицинский осмотр, консультации психолога, чистый воздух, зеленую зону для прогулок, место для пикника с родными, организацию досуга и развлечений своих обитателей. Собственно, пока это все, что известно о будущем саратовском «кусочке рая» для стариков.

Без очереди, по путевке, «почти» даром

По правде сказать, государственные автономные учреждения той же специализации и направленности говорят о себе ровно то же самое. А представители курирующих их органов власти заявляют даже, что государственные дома престарелых сегодня «не дома, а пансионаты, в которых соблюдаются не только минимально гарантированные государством условия».

Тем не менее, как-то принято считать, что уровень частных домов для пожилых людей несколько выше, чем государственных. В Саратовской области сравнивать пока не с чем. В другие регионы мы не ездили. Но если судить по фотографиям, находящимся в общем доступе, и по отзывам, то основания так считать действительно есть. Комфорта, говорят, у «частников» больше, да и отношение персонала приятней.

Есть и другие отличительные черты. Например, цена. Но она комфортней как раз у государства. В госучреждение старики попадают по путевке, в порядке очереди, и за 75 процентов от своей ежемесячной пенсии. Остальное на содержание обитателей госучреждения доплачивает бюджет. Мы пока не получили от областного министерства социального развития ответа на свой запрос, в котором спрашивали, в том числе, и про финансовую составляющую, но, по слухам, себестоимость содержания одного человека в государственном доме престарелых составляет 25 тысяч рублей в месяц. Это в общем-то соответствует минимальной цене проживания в частном пансионате.

Обитателями государственных домов престарелых чаще всего становятся одинокие старики, «частично или полностью утратившие способность к самообслуживанию и нуждающиеся в постоянном постороннем уходе», люди, освободившиеся в преклонном возрасте из мест лишения свободы «особо опасных рецидивистов» с теми же проблемами в самообслуживании, и прочие лица, за которыми установлен административный надзор. А также старики, занимавшиеся «бродяжничеством и попрошайничеством». О них в старости обязано заботиться государство.

Постояльцами частных пансионатов в основном являются родители занятых состоятельных детей. Отсюда высокие требования к условиям проживания с точки зрения комфорта.

Пожилые люди, у которых есть проблемы психоневрологического характера, становятся клиентами соответствующих учреждений. И такие бизнес тоже строит, но реже, потому что хлопот с ними больше.

В Саратовской области функционирует 23 стационарных госучреждения социального обслуживания для престарелых и инвалидов: 12 домов престарелых, 10 психоневрологических интернатов и один центр социальный адаптации для лиц без определенного места жительства. По данным минсоцразвития региона, по состоянию на начало текущего года в них проживало 4749 человек, свыше 70 процентов которых являются инвалидами. Очереди в дома престарелых в нашем регионе нет. И практически в каждом учреждении есть свободные места. Очередь была только в психоневрологические интернаты. Но в прошлом году и ее ликвидировали.

Корни против комфорта

Отсутствие очередей в дома престарелых вовсе не означает отсутствие потребности в них. Просто в силу некоторых «национальных особенностей» большинство россиян отторгает саму идею передать заботу о пожилом человеке в более профессиональные руки.

Как говорят эксперты, в России испокон веков повелось, чтобы старики доживали свой век дома, под присмотром детей. Семьи были многодетными, родители по очереди гостили у каждого своего взрослого чада. Поэтому тяжесть ухода за немощными стариками распределялась поровну. Но и сейчас, даже не имея возможностей обеспечить своим родителям достойную старость, взрослые дети самоотверженно берут на себя это бремя. Отдать родителя в дом престарелых в сознании россиян – последнее дело, такое же, как отказаться от ребенка или сдать его в детский дом. Поэтому каждый находит свой способ ухода за стариками. Кто-то меняет работу на малооплачиваемую, но со свободным графиком. Кто-то, наоборот, начинает трудиться на двух-трех работах, чтобы оплатить труд профессиональных сиделок.

«Вряд ли в ближайшие сто лет произойдет сдвиг в национальном менталитете, и вряд ли отношение к домам престарелых будет менее негативным», – говорят скептики, и не советуют ждать спроса даже на частные дома престарелых. При том, что «государственные ужасны и их не хватает».

Бизнесмены, пробующие свои силы на этом рынке, с негативными прогнозами соглашаются лишь отчасти. По их словам, интерес к этому виду услуг у россиян есть и проявляется все больше. Но вот сам бизнес очень непрост: «высокорентабельным он может быть только в том случае, если выкорчевать в себе все человеческое».

Стоит отметить, что ситуация может измениться уже довольно скоро, и жизнь социального бизнеса станет чуть легче. Буквально с января текущего года вступил в силу федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Он среди прочего допускает к оказанию соцуслуг негосударственные, коммерческие и некоммерческие организации. В документе прописаны и механизмы финансового обеспечения негосударственных поставщиков услуг. Они получат право на предоставление субсидий на выполнение госзадания на основании участия в конкурсе или могут претендовать на выплату компенсаций. При условии, что будут включены в реестр поставщиков услуг. В Саратовской области такой реестр сейчас формируется.

Комфорт важнее корней

Говорят, что во Франции решение о том, чтобы определить пожилого человека в дом престарелых, принимается так же тяжело, как в России. У них там тоже «общинные корни», и стыдно, и кощунственно. И при всем при этом в сравнительно небольшой Франции семь тысяч домов престарелых, тогда как у нас всего полторы тысячи на всю нашу большую Россию.

Видимо, уровень комфорта, безопасности и ухода может оказаться важнее корней. Во всяком случае, во Франции.