«Художник нового искусства»

Оценить
«Художник нового искусства»
Антон Лавинский прожил в Саратове чуть больше года

Явных и осязаемых следов своей деятельности в нашем городе он не оставил. И всё-таки хочется вспомнить яркую и незаурядную личность – скульптора, архитектора, графика, дизайнера, сценографа. Он принадлежал к поколению, про которое Владимир Маяковский писал:

Раньше художники,
карандашами дыша,
рисуночки рисовали на загородной дачке, –
мы не такие,
мы вместо карандаша
взяли каждый
в руку
по тачке.

Антон родился в Сочи в 1893 году в семье работника таможенной морской охраны. Профессиональные склонности определились рано, в двадцать лет он окончил архитектурно-строительное отделение технического училища в Баку. Потом отправился в Петербург, чтобы продолжить образование в Академии художеств, и стал вольнослушателем скульптурного отделения. Далее факты биографии мелькают, как кадры старой кинохроники. Он успел организовать в родном Сочи скульптурную школу-студию, сделать проекты памятников Карлу Марсу, М. Е. Салтыкову-Щедрину, Октябрьской революции, ненадолго возвратиться в Петроград и встретиться с уроженцем Саратова скульптором А. Т. Матвеевым. Вполне вероятно, что по его инициативе Лавинский весной 1919 года был отправлен в наш город для преподавания в Саратовских государственных свободных художественных мастерских.

Несмотря на тяжелейшие бытовые условия, мастерские превращаются прежде всего в своеобразную дискуссионную площадку, где каждый был волен и считал себя вправе отстаивать собственные взгляды на искусство. И конечно, 20-30-летние мечтают о новом революционном искусстве.

Антон Лавинский – член саратовского «Общества художников нового искусства», участник первых в нашем городе авангардных выставок живописно-пластической культуры, завсегдатай диспутов. Летом 1920 он представляет Саратов на всероссийской конференции свободных художественных мастерских. Осенью Лавинский уже в Москве. Он входит в небольшую группу художников, собранную Владимиром Маяковским, для создания сатирических «Окон РОСТа», которые делались с блеском. В 1921 году Лавинский становится участником Левого фронта искусств и художником одноимённого журнала.

В том же году произошло ещё одно событие. Из автобиографии Маяковского: «Пробиваясь сквозь все волокиты, ненависти, канцелярщины и тупости – ставлю второй вариант «Мистерии-буфф». Идёт в режиссуре Мейерхольда с художниками Лавинским, Храковским, Киселевым». Когда видишь эскиз декорации к этому спектаклю – систему лестниц, мостков, помостов вокруг полусферы с надписью «Земля», – то становится понятным, что Лавинский во многом повторил сценическое решение «Мистерии», ставившейся в 1919 году в Саратове в одной из красноармейских студий.

Лавинский был среди тех художников, которые сознательно перешли на службу реальной жизни, открыли и освоили универсальную проектную деятельность – дизайн. С середины 1920-х он создаёт книжные киоски с трансформирующимися конструкциями, проект радиотрибуны, становится автором киноплакатов к фильмам «Броненосец «Потёмкин», «Лучи смерти», «Крест и маузер». Широко известен его проект «Города на рессорах» – города будущего, в котором все постройки подняты на опоры в виде стальных ферм рессорной конструкции, а под ними располагаются транспортные магистрали.

Тесными и очень непростыми узами судьба Лавинского оказалась связанной с Владимиром Маяковским. В 1921 году в семье Антона и Елизаветы Лавинских родился мальчик Глеб-Никита, который по версии, изложенной в документальном фильме Первого канала «Третий лишний» (2013), был сыном Маяковского. При жизни поэта Лавинский оформил несколько его книг, потом сделал металлический «футуристический» гроб и дизайн посмертной выставки его произведений.

Впереди у Лавинского была ещё долгая жизнь, он занимался праздничным оформлением улиц и площадей Москвы, в 1933 выполнил памятник Ленину для Батуми, но самая яркая её часть состоялась именно в 1920-х, когда энергичные аббревиатуры ВХУТЕМАС, ЛЕФ, ИНХУК звучали как самая мелодичная музыка.