Память сползает в овраг

Оценить
Память сползает в овраг
Прокуратура в очередной раз требует навести порядок на Поворинском кладбище

В Балашовском суде рассматривается иск прокуратуры к районной администрации, связанный с «ненадлежащим содержанием» кладбища Поворинского военного мемориального комплекса. Это одно из крупнейших в области захоронений времен Великой Отечественной войны. Здесь в братских могилах покоятся воины, умершие от ран в балашовских госпиталях и санитарных поездах, проходивших через местную железнодорожную станцию. На Поворинском кладбище похоронены более двух тысяч человек, точное количество и фамилии бойцов до сих пор не известны. Прокуратура требует, чтобы суд обязал районную администрацию вывезти мусор, укрепить края оврага, проходящего вдоль границы мемориального комплекса, и разработать охранную зону.

Как отмечают районные власти, причины недовольства прокуратуры им непонятны. «Да, такой иск рассматривается в суде. Наверное, администрацию обязуют проводить те работы, которыми мы и так занимаемся», – говорит первый заместитель главы администрации Игорь Талалайкин.

В апреле администрация провела два запроса котировок на содержание и ремонт Поворинского кладбища. Оба тендера признаны несостоявшимися, так как на каждый из них было подано лишь по одной заявке. Контракт на текущий уход за мемориалом заключен с муниципальным предприятием «Ритуал» на сумму 99,9 тысячи рублей. Ремонтном занялось ООО «Балашовгорсвет». В течение пятнадцати дней со дня подписания контракта, то есть до 6 мая, фирма должна освоить 360 тысяч рублей – заасфальтировать подъезд к мемориалу, установить фонари, облицевать памятник «современными материалами». Любопытно, что ровно год назад областное министерство по делам территориальных образований уже отчитывалось о ремонте кладбища. По сведениям ведомства, «было смонтировано освещение» и «отремонтирован фасад мемориала».

Балашовские чиновники знают о недавнем случае в Новороссийске, когда девушки сняли танцевальный клип на фоне мемориала «Малая земля». Съемки проходили на прилегающей к памятнику территории, превратившейся в пустырь. «От таких людей никакое ограждение не спасет, они могут и в церкви танцевать. Не будем же мы строить вокруг мемориала трехметровый забор?!» – говорит Игорь Талалайкин. По его словам, на кладбище дежурят полицейские, у памятника установлена декоративная оградка, а по краю кладбища, где пролегает глубокий овраг, установлен забор.

Здесь не танцуют

По сведениям из базы данных «Мемориал», во время Великой Отечественной войны в балашовских госпиталях скончались более 5 тысяч раненых. Их хоронили на месте старого городского кладбища, еще в царские времена располагавшегося в конце современной Поворинской улицы. Сюда же привозили тела, снятые с санитарных поездов. Основной поток пришелся на 1942-1943 годы, по этой железнодорожной ветке вывозили бойцов, раненых под Сталинградом.

Памятник на братской могиле установили только в 1968 году. На тот момент были известны всего 450 фамилий похороненных здесь бойцов. На сегодня благодаря поисковикам установлены уже более 2,3 тысячи имен, но это еще не полный список.

В нулевых годах, по рассказам балашовцев, мемориал находился в запустении: неизвестные воровали металлические пластины с именами похороненных, били фонари, сваливали сюда мусор. Здесь даже пасли коз.

Скандалы, связанные с состоянием мемориала в Балашове, разгораются каждую весну. Например, в 2012 году, когда Саратовская область вошла в федеральную программу реконструкции военно-мемориальных объектов, представители областного правительства отмечали «особенно неудовлетворительное состояние» Поворинского кладбища (всего в регионе нашлось шесть объектов, заслуживших негативную оценку).

В 2013 году на заседании ВООПИиК председатель областного комитета ветеранов Георгий Фролов заявил, что в Балашове исчезли три тысячи могил солдат. Балашовские власти опровергли эти сведения, пояснив, что индивидуальных могил на Поворинском кладбище не было никогда. Как объясняла глава района Елена Щербакова, тела бойцов складывали в общий ров.

В 2014 году балашовские общественники обратились в администрацию президента с жалобой на то, что останки солдат проваливаются в овраг, пролегающий по северной стороне кладбища. По рассказам жителей, овраг образовался здесь в послевоенные годы на месте сточной канавы и с тех пор постоянно растет. На сегодня его глубина составляет 20–30 метров. Склоны оврага осыпаются, по словам общественных активистов, из земли появляются человеческие кости. Пресс-служба областного отделения ЛДПР устроила шокирующую экскурсию для журналистов из Саратова. Позже сюжет о разрушении Поворинского кладбища вышел на НТВ.

Балашовская прокуратура провела проверку «по многочисленным обращениям жителей города». Как выяснилось, «овраг захламлен бытовым мусором, ежегодно в весенний период происходит вскрытие мест захоронения и появление на поверхности останков погребенных военнослужащих». Надзорное ведомство внесло представление главе администрации.

Прошлым летом в Балашове побывали специалисты СГТУ. По их оценкам, укрепление стенок оврага может стоить от 30 до 50 миллионов рублей. Местные власти задались вопросом, не дешевле ли будет перенести мемориал в другое место. Эта тема обсуждалась на депутатских слушаниях с участием ветеранов и представителей общественности. Ветераны высказались резко отрицательно: на сегодня не известно даже точное количество лежащих здесь бойцов, то есть говорить о перезахоронении всех нереально. Перенести только часть останков, а остальные бросить на разрушающейся территории было бы несправедливо.

Как поясняют в районной администрации, местный бюджет не в состоянии выделить десятки миллионов рублей на инженерное решение вопроса. Сейчас, по словам Игоря Талалайкина, для укрепления стенок оврага здесь высаживают кустарник.

Девять новых имен

Имена солдат, лежащих на Поворинском кладбище, пытаются выяснить ребята из клуба «Поиск», работающего в балашовской школе № 17.

Как рассказывает завуч Надежда Рябых, поисковая работа началась здесь в 1980-х годах: председатель совета ветеранов Серафим Лактионов передал школьникам газетную заметку о 620-м полке 167-й стрелковой дивизии, который формировался перед войной в Балашове. Полк попал в окружение на Украине, бойцы закопали штабной сейф. В 1982 году колхозники нашли этот сейф и сдали в милицию, часть обнаруженных в нем документов была опубликована в газете «Правда». Виктор Болмосов, работавший в школе учителем военного дела и физкультуры, предложил детям организовать переписку с родственниками солдат, упомянутых в этих документах. Затем школьники начали собирать материалы, касающиеся других воинских частей, связанных с Балашовом, и госпиталей, располагавшихся здесь во время войны.

Экспонатов набралось так много, что в 2002 году здесь открыли школьный музей. В основном здесь представлены письма родственников с рассказами об участниках войны и переданные для экспозиции личные вещи – фляжка, бритвенный прибор, планшет для документов, часы, непромокаемый футляр, выполнявший функцию смертного медальона. «Один из самых примечательных экспонатов – записная книжка лейтенанта Громова с обложкой из алюминия. В обложку вставлена фотография, сделанная 20 апреля 1945 года. В книжке есть карандашный рисунок Рейхстага и советского солдата. Лейтенант вернулся в Балашов, но умер вскоре после войны, вещи в музей передала его жена», – рассказывает Надежда Михайловна. Кроме материалов по Великой Отечественной, поисковики собрали воспоминания о двенадцати балашовцах, погибших в Афганистане.

В этом году Виктор Николаевич Болмосов (теперь он уже пенсионер) привез в школу ксерокопию книги регистрации умерших госпиталя № 2613, располагавшегося на территории нынешнего военного городка в Балашове. «Мы сопоставили эту книгу со списками похороненных на Поворинском кладбище и обнаружили девять новых имен», – говорит завуч.

Кроме того, поисковики выяснили имена военнослужащих зенитного расчета, погибших у здания старого вокзала. «Это произошло 24 июня 1943 года, при очередной бомбежке Балашова. В зенитном расчете были восемь человек, трое ушли за снарядами – они выжили, пятеро погибли. Рядом с ними упала двухтонная бомба, – говорит Надежда Михайловна. – Мы взяли архив 296-го отдельного артиллерийского дивизиона, защищавшего город, взяли хранящиеся у нас письма бойцов, и у одного из них нашли упоминание о гибели «расчета Бычкова». Распутывая эту ниточку, отыскали имена всех пятерых. Это были три девушки и два парня. Все очень молодые, самому старшему было 24 года. Один из них – уроженец Балашова, Николай Жданов, ему было девятнадцать. Он был на фронте, после ранения попал в госпиталь в родной Балашов. Мама упросила, чтобы после выздоровления его оставили служить дома и зачислили в зенитный расчет. В расчете он успел прослужить только один день. После бомбежки отец нашел на том месте, где стояла зенитка, его часы и руку». По инициативе железной дороги на месте гибели зенитчиков установили мраморный памятник.