«Хим» – в дым

Оценить
«Хим» – в дым
Вот уже почти пять лет на месте расформированного военного института находится монастырь

Монастырь целое столетие находился на этом месте, был закрыт вскоре после революции 1917 года и вновь открыт совсем недавно. Теперь неравнодушные саратовцы хотят на месте монастырского кладбища установить мемориальные плиты с именами тех, кто нашел там последний приют. Корреспондент «Газеты недели в Саратове» побывал в монастыре и увидел, как осваиваются церковные земли.

«На территории Спасо-Преображенского монастыря похоронена такая интересная личность, как Афанасий Алексеевич Столыпин, участник войны 1812 года, предводитель дворянства в Саратовской губернии, – рассказывает Владимир Критский, хранитель фонда документов Саратовского областного музея краеведения, один из инициаторов установки мемориальных плит на монастырском кладбище. – Афанасий Алексеевич приходился двоюродным дедом Михаилу Юрьевичу Лермонтову. Именно ему было посвящено известное стихотворение «Бородино»: «Скажи-ка, дядя, ведь недаром...» и так далее. Он был молодым дедом и поэтому Лермонтов называл его дядей».

Оказывается, на разрушенном кладбище был похоронен и Александр Гаврилович Ротчев, последний правитель колонии Росс в Калифорнии, самого южного русского поселения в Америке, которое в наши времена депутат от ЛДПР Михаил Дегтярев вознамерился вернуть России. В Саратове Александр Гаврилович был редактором газеты «Саратовский справочный листок».

Монахов мало, территория велика

Через центральную проходную бывшего «химдыма», которая видна с проспекта 50 лет Октября, в монастырь не попасть. Небольшое строение КПП заброшено. Рядом валяются пустые бутылки из-под пива, водки и энергетиков. На огромной территории монастыря можно оказаться, пройдя через ворота с улицы Волгоградской. Несколько сотен метров в гору вдоль покосившегося забора, и вот ты уже читаешь: «Спасо-Преображенский мужской монастырь г. Саратова Саратовской епархии Русской православной церкви (Московский патриархат)». У монастырских ворот меня встречают только местные собаки. Лая не поднимают. Уже, наверное, успели привыкнуть к частым гостям.

В храме во имя святого великомученика Дмитрия Солунского, единственном сохранившемся храмовом здании на территории монастыря, идет утренняя служба. В советские времена здесь размещалась библиотека училища, а в пристройке клуб. Церковь восстановили в 1994 году по инициативе генерал-полковника Семена Петрова, в то время начальника вой­ск радиационной, химической и биологической защиты Министерства обороны России. Церковь стала первой после распада Советского Союза, открытой на территории военного учреждения.

Стадион, плац, казармы и множество других заброшенных построек, выбитые окна, покосившийся забор, разбитая лестница, ведущая на стадион, потрескавшиеся дорожки – все они знавали лучшие времена. Освоить такую большую территорию церковные служители до конца еще не успели. Да и вряд ли смогут в ближайшем будущем, так как монахов здесь всего несколько человек.

Два монумента

«Хим» – в дымПреодолеваю несколько ступенек по разрушающейся лестнице и оказываюсь на футбольном поле. Оно же – в прошлом – часть монастырского погоста.

«В планах на будущее – установить мемориальные плиты тем выдающимся личностям, которые похоронены здесь. Естественно, это не быстрый и не дешевый процесс. Для начала нужно составить список похороненных. После этого уже можно начинать работу по поиску средств и согласовывать с властями», – рассказывает Владимир Критский.

Слева от бывшего стадиона – заброшенные крытые спортивные залы. Еще совсем недавно в них кипела жизнь. Теперь в них пусто. О былом говорят лишь спортивные лозунги «Сила! Красота! Здоровье!», «Приумножим спортивные традиции института!» и несколько оставшихся на стенах почетных грамот за спортивные достижения бойцов «химдыма».

«Надеюсь, что скоро здесь всё будет выглядеть намного лучше, а ощущение бесхозности исчезнет. То, что здесь теперь монастырь, – это здорово! Считаю, что историческая справедливость восстановлена. Только, конечно, всё в таком состоянии оставаться не должно», – делится со мной своим мнением женщина с ребенком, которую я встретил на центральной аллее.

Над руинами возвышается монумент героям-химикам. Недалеко от него, за алтарем храма, установлен поклонный крест в память всех православных христиан, погребённых на уничтоженном в годы советской власти кладбище монастыря. А рядом с крестом – три надгробных плиты. Все, что уцелели на монастырском погосте.

Мимо проходной, которая теперь с куполом и крестом, за день проходит немало людей. Каждый по своим делам. Некоторые у монастырских ворот останавливаются, чтобы перекреститься.

У женщины, которая на мгновение замешкалась у ворот, спрашиваю: «Рады, что теперь здесь монастырь?»

«Рада! Земля-то святая!» – коротко отвечает она.

Спасо-Преображенский монастырь ведет свою историю с 1680 года

Поначалу он находился на выезде из Саратова у Алтынной горы. В 1811 году обитель сгорела. Спустя три года, в 1814 году, монастырь основали на новом месте. Открыли его в 1822 году, а уже в 1827-м возвели в степень второго класса. Согласно монастырской системе того времени, существовали монастыри трех классов. Монастырям второго класса было положено годовое содержание в 1311 рублей.

Район, в котором был заново основан монастырь, получил название Монастырская слободка. Сегодня это проспект 50 лет Октября, а микрорайон, выросший в окрестностях монастыря, стал именоваться Стрелкой. В годы гонений на церковь монастырь был закрыт. В 1920-х годах был сломан главный храм обители – храм в честь Преображения Господня. В 30-х годах прошлого столетия постройки монастыря были частично разобраны. В эти же года была снесена и колокольня. На месте монастыря в 1932 году разместилось пехотное училище. В 1954 оно преобразовалось в Саратовское военно-химическое училище, которое со временем получило статус института. О том, чтобы учиться именно в «химдыме» (так его стали называть в народе), мечтали многие мальчишки. Мечтали до 2009 года, в котором военный институт расформировали.

В сентябре 2010 года правительством Российской Федерации было подписано распоряжение, согласно которому территория расформированного ранее Саратовского военного института биологической и химической безопасности Министерства обороны передается вновь Саратовской епархии.