«Диссиденты»

Оценить
«Диссиденты»
Одним из первых русских диссидентов в полном смысле этого слова (латинское «dissidens» означает «несогласный») был Аввакум Петрович, защитник старообрячества.

Одним из первых русских диссидентов в полном смысле этого слова (латинское «dissidens» означает «несогласный») был Аввакум Петрович, защитник старообрячества. Книга этого борца за двоеперстие, активного противника никонианской церковной реформы, – не только исторический документ, но и любопытнейший образчик автобиографического жанра. Впрочем, не станем углубляться в такую далекую историю – есть у нас авторы помоложе легендарного протопопа... Таков, например, наш современник, известный правозащитник Александр Подрабинек, чью книгу «Диссиденты» недавно выпустило издательство «АСТ» (2015 год, серия «Мемуары – XXI век»).

Он родился в 1953 году в Москве, к правозащитному движению примкнул в 70-е годы, был одним из автором бюллетеня «Хроника текущих событий» и одним из членов Московской Хельсинкской Группы. Самая известная его книга – «Карательная медицина», о том, как советская власть боролась с инакомыслящими при помощи психиатрии и объявляла сумасшедшими тех, кто был неугоден или опасен (для этого придуман универсальный диагноз «вялотекущая шизофрения»). Понятно, что в СССР времен Брежнева эта книга не могла выйти, а потому первое издание (1979 год) увидело свет в США. К этому времени Подрабинек был арестован, обвинен в клевете на советский строй и отправлен в ссылку на 5 лет. В 1980 году, когда книга уже распространялась в самиздате, ее автор получил три с половиной года лагерей... В общем, перед нами – пример вполне героической биографии, и мы бы ничуть не удивились, если бы и мемуарная его книга была проникнута неким правозащитным пафосом. Между тем Подрабинек, ни на йоту не отказываясь от своих убеждений, не желает становиться на котурны и сочинять мартиролог. То есть он вполне трепетен и уважителен, когда речь заходит, например, об Анатолии Марченко или Андрее Сахарове – и тут «высокий штиль» в устах рассказчика вполне уместен. Но вот его повествование о себе превращает мемуары в жанр авантюрного романа, с погонями, переодеваниями, словесными битвами на допросах, обманными маневрами. Читать Подрабинека не только полезно (в смысле информации, заложенной в текст), но и элементарно интересно – словно ты смотришь голливудский фильм, действие которого происходит не на планете Криптон, а в нашей родной стране, в хорошо знакомых нам интерьерах и во времена, которые, увы, всё явственнее «рифмуются» с нынешними.