Все мы – Хакасия

Оценить
Все мы – Хакасия
Хакасия и Забайкалье продолжают гореть. Несмотря на все принятые меры. Чуть позже мы посмотрим, что это за меры, а пока последние сводки – на понедельник, 20 апреля.

Хакасия и Забайкалье продолжают гореть. Несмотря на все принятые меры. Чуть позже мы посмотрим, что это за меры, а пока последние сводки – на понедельник, 20 апреля. Два новых очага возгорания зафиксированы в Боградском районе республики. Специалисты уверяют: причиной возникновения новых пожаров вновь стали палы травы. 18 апреля огромный степной пожар, действовавший в западной части Ононского района Забайкальского края, пересёк границу между Россией и Монголией. По причине очень сильного ветра огонь распространился на восемьдесят километров по монгольской территории. С 19 апреля пожар полыхает и на российской, и на монгольской сторонах границы. В Монголии он распространяется к границам Китая, до которого осталось меньше ста километров. Число погибших в результате пожаров в Хакасии возросло до 30 человек, еще двое числятся пропавшими без вести.

Как сообщают региональные власти, в результате пожаров около 5 тысяч человек остались без жилья. Сумма ущерба составляет более 7 миллиардов рублей.

Теперь о тех мерах, которые предпринимаются для тушения пожаров и помощи пострадавшим. Расскажем о некоторых, не выстраивая строгой системы, тем более что в борьбе с огнем никакой системы не было. К большому огню, как и к любому другому стихийному бедствию, оказались не готовы. Интернет обошли кадры, как с огнем борются с помощью ассенизаторской машины, потому как воды рядом нет.

Чем же еще помогли погорельцам? Ну, вот, например, объекты-должники, в которых приютили пострадавших от пожаров в Хакасии, не будут отключать от электроснабжения. Сейчас в домах культуры, клубах, зданиях сельских администраций организованы пункты временного содержания граждан, которые остались без жилья. В объектах социальной инфраструктуры, которые имеют долги, но при этом в них оказывается помощь погорельцам, не будет отключена электроэнергия. Гуманно.

Священники РПЦ совершат миссионерскую поездку с иконой князя Владимира, иконой с частицей мощей Матроны Московской и благодатным огнём из Иерусалима. С огнем – к огню – атеисту этого не понять. Церковники будут «возносить молитвы о ниспослании дождя», а в населенных пунктах, где велика вероятность возгорания, пройдут крестные ходы.

Ну, главное – найти виноватых и сурово наказать их. Отметим, что этот процесс начался прежде, чем стали собирать гуманитарную помощь погорельцам. Отличился, скажем так, полпред президента в Сибири Николай Рогожкин, который заявил, что за пожарами в Забайкальском крае может стоять группа «оппозицонеров-поджигателей».

«Я не могу вот сейчас осознать, как в одно и то же время в разных точках загорается лес. Вот для меня это непонятно. Если кто-то может объяснить, я готов выслушать – ученых, шаманов, еще кого-нибудь». Раз не понимаешь – вали всё на Навального, такой вот получается печальный каламбур. Правда, потом Рогожкин попытался объясниться, но вышло у него столь же неуклюже. Он сказал, что под оппозиционерами он подразумевает всех, кто не слушает начальство. Типа сколько говорили местным жителям – не жгите сухую траву в ветреную погоду, опахивайте сёла, а они ни в какую – оппозиционеры!

Еще возбуждено пять уголовных дел за халатность, повлекшую причинение крупного ущерба. Посажен за решетку начальник Гослесслужбы. Понятно, никто из инициаторов реформы этой самой службы, в результате которой число лесников сокращено больше чем вдвое, не пострадал. Еще бы! Они далеко – в Москве.

Наконец заговорили о деньгах. Первые суммы, которые могли выкроить нищие региональные бюджеты, поражали своей мизерностью: 10 тысяч, например. Потом погорельцы докричались до президента. Но нельзя сказать, что Владимир Путин в ходе своей прямой линии явил народу чудеса щедрости:

«Я сразу хочу сказать, что предусмотрено законом и что, безусловно, будет сделано. Первое: 10 тысяч рублей должны быть выплачены всем пострадавшим. Второе: миллион рублей должен быть выплачен семьям погибших. Третье: 100 тысяч рублей должно быть выплачено тем, кто полностью утратил свое имущество. Четвертое: 50 тысяч рублей тем, кто утратил имущество частично, но в Хакасии, да и в Забайкальском крае речь идет, как правило, о полной потере имущества. Потому что там сгорело всё.

Следующая выплата – это в случае получения легкого либо среднего телесного повреждения, ущерба здоровью – 200 тысяч рублей. В случае тяжелых последствий со здоровьем – 400 тысяч рублей. Кроме этого, я вот сегодня разговаривал с губернатором, сгорело большое количество домов действительно. Нужно будет где-то 2400 домов построить, это потребует денег из федерального бюджета, где-то примерно 5–6 миллиардов рублей. А вся эта система помощи где-то еще миллиард, полтора. Но всё это требует тщательного подсчета».

Как-то так. 100 тысяч за потерянное имущество, скажем честно, не бог весть какие деньги. Попутно отметим, что намечающаяся покупка лояльности Греции обойдется в пять миллиардов. Но евро.

И не надо думать, что всё это так далеко от Саратова, что нам не стоит тревожиться. До того как неожиданный апрельский снег накрыл область, много где горело. В Лысых Горах, под Марксом, в Рыбушках Саратовского района, в самом Саратове – на Алтынной горе. Вчера наш корреспондент поехал в одно из сёл Петровского района. Там со страхом ждут сухого лета. Село это окружено бесхозными полями, поля заросли бурьяном и кустарником. Еще в этой «саванне» остались деревушки, где живут две-три старухи. Случись огонь, кто и как будет спасать их? Или опять будем надеяться на летний снегопад и «ниспосланный» дождь? Так что все мы немного Хакасия.