Одним пряников мало, другим кнута не хватает

Оценить
Одним пряников мало, другим кнута не хватает
Депутаты областной думы еще раз обсудили губернаторский законопроект о налоговых каникулах

В Саратовской области продолжается обсуждение законопроекта о налоговых каникулах для малого бизнеса. Из списка получающих такую возможность исключили пять видов деятельности, но внесли пять других. Возможно, в окончательном варианте законопроекта, который в думу внес губернатор, будет уменьшено пороговое значение годовой доходности. В минувший четверг в Саратовской областной думе состоялось заседание рабочей группы по обсуждению законопроекта о нулевой ставке для вновь зарегистрированных предпринимателей, пожелавших работать либо по «упрощенке», либо по патентам.

Напомним, что изначально законопроект хотели принять сразу в двух чтениях. Но этому помешало громко выраженное недовольство депутата Сергея Курихина, который, как выяснилось, примерно в то же время предложил свой законопроект о налоговых каникулах для отдельных категорий малых предпринимателей. По процедурным вопросам обсуждение его законопроекта отстает во времени от губернаторского. И, скорее всего, уже не успеет подойти к финишной прямой одновременно с ним. Но факт остается фактом. Законопроект 25 марта принят только в первом чтении, то есть утвержден концептуально и отправлен на доработку. Не будь курихинского гнева, не случилось бы детального разбора губернаторского законодательного предложения. А теперь в ходе дискуссий его обсуждают и реально правят в преддверии голосования во втором чтении. Оно состоится на апрельском заседании думы. А уже в мае желающие попробовать себя в легальном предпринимательстве люди смогут этим законом пользоваться.

Открывая заседание рабочей группы, председатель облдумовского комитета по бюджету и налогам Николай Семенец подчеркнул, что обсуждаемая тема касается вопросов развития малого бизнеса, которому в последнее время уделяет большое внимание президент Российской Федерации. «Только второго апреля он проводил по данному вопросу совещание, а седьмого апреля – Госсовет, в котором принимал участие и наш губернатор Валерий Васильевич Радаев, – говорил Николай Яковлевич и, возможно, втайне очень даже радовался тому, что всё с нашим законопроектом случилось так, как случилось. А то если бы мы уже приняли законопроект сразу в двух чтениях, депутатов можно было упрекнуть, что они поперек батьки в пекло полезли. – После выступления президента мы посмотрели у себя в комитете на всё, что мы делаем».

Обзор регионального законотворчества в пользу малого бизнеса председателя комитета удовлетворил. Можно красиво загибать пальцы, рассказывая, что с «упрощенкой» народные избранники работают очень даже конструктивно. Раньше был для всех один и тот же платеж – «15 процентов отдай и положи», а теперь, по словам Николая Семенца, депутаты выделили три группы налогоплательщиков, и теперь у них 5, 6, 7 процентов платежи. В патентной системе тоже всё продумано: есть региональный закон, где расписаны пять категорий плательщиков с учетом экономического развития территорий, где они работают. Принятие закона о нулевой ставке продолжает этот ряд улучшений для развития предпринимательского потенциала.

Торможение законопроекта на самом деле нисколько не умаляет наших шансов быть в первой десятке регионов, которые вводят налоговые каникулы. Пока только семь приняли такие законы. При этом если сравнить законы, то по видам деятельности, для которых разрешаются двухлетние налоговые каникулы, лидирует пока именно Саратовская область. В представленном губернатором проекте зафиксированы сразу 60 видов. Москва, как утверждает Николай Яковлевич, сочла для себя приемлемым отпустить из-под «упрощенки» только 25, Ханты-Мансийск – 24, Челябинская – 22, Владимирская – 21, Хабаровская – 8.

Александр ЛандоПредседатель Общественной палаты Саратовской области Александр Ландо попросил пояснить: а зачем и почему мы освобождаем от налогов такое «огромное количество видов деятельности?» «Зачем мы торопимся? Нам что, завидно? Хотим быть первыми? – вопрошал он. – Смотрите, другие регионы аккуратно подошли. Правильно, на мой взгляд, 20 взять за основу. А уж потом можно добавлять, когда будет видно, что получится». Это был не единственный вопрос, который мучил всеядного Ландо. Его вообще предпринимательская тема заставляет вставать в бойцовскую стойку. То возмущает небольшая нагрузка на малый бизнес, который платит всего 13 процентов налогов, в то время как большой обременен гораздо серьезнее. То ему хочется немножко раскулачить саратовских миллиардеров, уже засветивших свои доходы и уплативших все необходимые налоговые и неналоговые сборы. Александр Соломонович человек в политической тусовке области самый долгоиграющий, и с ним мало кто решается вступать в публичные споры. Он этим и пользуется.

На этом заседании вот начал сомневаться в том, что законопроект губернатора способен вывести из тени нелегальный малый бизнес: «Опасение выскажу: вряд ли они побегут регистрироваться». По мнению Александра Соломоновича, скорее всего, у нас пойдут перерегистрироваться легальные фирмы – на детей, на братьев, на тёщ и так далее, если именно вновь зарегистрированные получат преференции. И областной бюджет лишится налогов, что получает сейчас. Законопроект надо как-то так додумать, по мнению Ландо, чтобы он все-таки был направлен на тех, кто начинать бизнес решится, но ещё ничего не имеет: «Тогда мы получим положительную динамику. И у нас появятся рабочие места новые».

«Нет главного в губернаторском законопроекте, – убеждал депутатов Саратовской областной думы Александр Ландо. – Пряник у вас есть, кнута не хватает. А кнут нужен для того, чтобы закон заработал в части выхода из нелегального бизнеса». Кнутом председатель общественной палаты считает кратное увеличение штрафов за нелегальное предпринимательство. Без этой меры никто из тени не выйдет.

Владимир ПожаровМинистр экономического развития и инвестиций Владимир Пожаров напомнил Александру Соломоновичу, что именно из Саратовской области ушла в Госдуму законодательная инициатива о повышении штрафов с 500 рублей до 30–50 тысяч. Да еще и с конфискацией товара. «Мы понимаем, что это драконовская мера. Но по-другому действовать с нелегалами нельзя, – говорил саратовский министр, которой неоднократно пытался навести в теневой сфере бизнеса порядок. – Потому что в отличие от некоторых коллег мы на самом деле проводим рейды с полицией и администрацией муниципальных районов и ловим за руку нелегалов. Но когда мы выписываем человеку, делающему свой бизнес в тени, максимальный штраф в 500 рублей, это всю нашу работу делает бессмысленной».

Александр Ландо поинтересовался судьбой законопроекта. Владимир Пожаров сказал, что его приняли в первом чтении. И он лежит в Госдуме. Николай Семенец добавил, что на прошлой неделе в правительстве РФ рассматривали этот вопрос. Так что работа приобретает обороты. «Может, синхронизировать тогда всё? – спросил Александр Ландо, в планах которого было, по всей видимости, притормозить обсуждаемый региональный закон о налоговых каникулах. – Посмотрим, что будет». Но министр Пожаров опытным путем давно проверил, что бывает с саратовскими законодательными инициативами. Как правило, всегда находится причина, чтобы их отклонить. «Мы можем никогда не дождаться принятия такого федерального закона, – сказал он. – Так почему мы такой инструмент, как налоговые каникулы, будем откладывать?»

Владимир Александрович в этот день был вообще как педагог или даже практикующий психолог. Каждое свое возражение он сопровождал оговоркой, с высказыванием уважения к оппоненту. Вот и полемику с Ландо он начинал со слов «как вы правильно сказали». Стремясь развеять сомнения председателя Общественной палаты Саратовской области, министр убеждал, что, ставя главной целью законопроекта создание условий для возможного выхода из тени уже работающего бизнеса, правительство понимало, что нужно пройти по канату над пропастью.

«Под это был проанализирован перечень видов деятельности, и этот перечень согласовывался в ходе процедуры оценки регулирующего воздействия со всеми заинтересованными сторонами – с минфином, с налоговой службой, со статистиками. В результате отработки с минфином и налоговой список был сильно уменьшен именно из тех соображений, что, возможно, будет сильное выпадение доходов, когда легальный бизнес перерегистрируется с целью получить налоговые льготы. Причем выпадение доходов возможно было до 700 миллионов рублей. Поэтому список был сокращен, и было введено ограничение по обороту в 18 миллионов рублей. И этот порог был предложен депутатами, хотя многие регионы вводят ограничения по минимуму – в шесть миллионов.

И многие ограничивают бизнес, подпадающий под налоговые каникулы, и по численности. Но мы считаем, что по численности вводить ограничитель не нужно. Потому что предприниматели потеряют интерес регистрировать свои работающие бизнесы», – говорил министр. А еще он сказал, что оборот тоже можно снизить. «Это обсуждаемо. И ко второму чтению эти границы на самом деле можно уменьшить, – считает Владимир Пожаров. – Уменьшение оборота, естественно, будет приводить к тому, что количество желающих применять какие-то схемы, перерегистрируясь, будет резко сокращено».

Если ограничитель доходности на самом деле уменьшат, это будет очень хорошо. И косвенно эту победу здравого смысла и ответственности всех работающих над законом можно будет поставить в заслугу Сергею Курихину. Нет, в его законопроекте никаких ограничителей вовсе не предусматривалось, то есть оборот мог составить аж 60 миллионов рублей. Но если бы не он, то закон так тщательно не исследовали бы вновь и вновь на возможные коррупционные лазейки. А расширение списка видов деятельности, попадающих под налоговые каникулы, уж точно его заслуга. С подачи Николая Семенца он расширился за счет таких, как производство штукатурных, столярных и плотничьих, малярных и стекольных работ, устройств покрытий полов и облицовки стен, производство прочих отделочных и завершающих ремонтных работ. Всего пять позиций по действующему общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД). А вот все виды деятельности, связанные с прядением шерстяных, шелковых, льняных и прочих текстильных волокон (тоже числом пять по действующему ОКВЭДу), из законопроекта удалены. И это правильно. Потому как нет у нас таких кустарных производств, по крайней мере на слуху.

Сергей КурихинПо ОКВЭДу, кстати, депутат Сергей Курихин не согласен ни с правительством, ни с обсуждающими проект губернатора депутатами. Он считает, что нужно брать новые классификации, которые обещаны запустить с 1 января 2015 года. И в законопроекте, который он внес в думу, всё так и есть. Но если будет принят губернаторский закон, где всё ориентируется на действующую последний год классификацию видов деятельности, потом придется вносить в список изменения. Владимир Пожаров на это ответил, что «никто не дает гарантий – ни ФНС, ни Минэко, – что с 1 января новые ОКВЭДы заработают». А в правительстве хотят, чтобы закон заработал как можно раньше. «Поэтому надо вводить те ОКВЭДы, которые работают в области сейчас. Мы голову сломали, думая, может, сделать какие-то периоды или две таблицы писать. Но юристы, и наши, и ФНС, попросили сделать по старым. Иначе говорят, что сами запутаемся, и будет бред», – разъяснял министр.

«Не доверяете вы нашей налоговой», – поддел Владимира Александровича Сергей Георгиевич. «Да нет, доверяю, – ответил министр. – Но просто опыт уже говорит о том, что называется дата, а потом срок ввода ее в действие продлевается. Сейчас ­

с 1 января 2016 года, а потом – ничего страшного: с 1 января 2020...»

Правильно выбранный тон Пожарова оставлял Курихину немного места для эмоций. Он попытался упрекнуть правительство в том, что они потеряли массажистов, которые принимают клиентов на дому, и тех, кто делает сувенирные поделки, но министр Пожаров не смутился. «Сергей Георгиевич, вы, как опытный законотворец, понимаете ведь, что закон будет тогда сильным, когда будет испытан правоприменительной практикой, – ответил Пожаров. – Чтобы у него была эта практика, должен быть прописан четко вид деятельности по ОКВЭДам, которым оперирует наша налоговая служба. Назовите мне четко наименование с ОКВЭДом и давайте включать.

«Если бы мы знали, что сегодня будет обсуждение, мы бы, безусловно, внесли», – пытался оставить за собой последнее слово в споре с Пожаровым Курихин, нажимая на то, что его на заседание рабочей группы персонально не пригласили. Но председатель бюджетного комитета Николай Семенец никаких обид на эту тему не принял. Сказал, что мероприятие было согласовано в плане комитета за неделю и все, кто хотел, мог об этом узнать.

«Давайте еще раз бизнес послушаем, – предложил Александр Ландо. – На следующей неделе губернатор будет проводить совещание с малым и средним бизнесом. Может, пусть люди, которые будут на этом совещании, выскажут свою позицию? Чтобы она была у нас». Он не скрывал, что все эти обсуждения законопроекта ему не нравятся. Хотя бы потому, что «в общественную палату почему-то законопроект этот не прислали». Как выяснилось, действительно, официально законопроект в палату не направляли. Но Пожаров сказал, что, когда рассматривали законопроект, приглашали Михаила Волкова, председателя комиссии по экономике общественной палаты. И он дал свои предложения, которые были зафиксированы, и их все учли. Ландо такой подход не убедил. Потому что «Михаил Владимирович, при всем уважении к нему, не общественная палата как орган».

Здесь же на заседании выяснилось, что и ТПП еще свои какие-то поправки продолжает готовить. И правительство РФ обещает уже в этом году добавить сферу услуг в перечень деятельности. То есть появятся еще виды бизнеса, на которые можно распространить налоговые каникулы. «Мы ждем федералов. Думаю, после Госсовета работа активизируется, – успокаивал Пожаров всех, кто думает, что под законопроектом уже подведена жирная черта. – Еще на федеральном уровне будет принято изменение законодательства, которое даст право субъектам уменьшать процент платежей по «упрощенке» и по патентам. А как только мы получим итоги первого квартала, мы будем пересматривать ставки по патентам. Потому что динамика пошла: за два месяца выдано патентов больше, чем в прошедшем году, но всё равно это еще сотни патентов, а не тысячи. Мы сможем снижать стоимость патентов практически до нуля. Но этот законопроект нужно принимать».

Следующее обсуждение законопроекта состоится на заседании бюджетного комитета. После чего он уже отправится на голосование всех депутатов Саратовской областной думы.