Оловянные солдатики с Лубянки

Оценить
Оловянные солдатики с Лубянки
До наполеоновских игрушечных солдатиков прокуроры пока не добрались. А вдруг те Москву спалят?
Рунет обсуждает уголовное дело против игрушечных нацистов

70-летие великой Победы советского народа
над неназываемыми носителями запрещенной символики.
Иван Давыдов

Дед с внуком пришли в только что открывшийся после многолетнего ремонта «Детский мир» на Лубянке, чтобы купить парнишке игрушечных советских солдатиков, а наткнулись на солдатиков в форме СС и другие фигурки, изображающие фашистов. В одной из них дед узнал оберштурмбанфюрера СС Отто Скорцени. Видимо, дед обратился куда следует. Потому что через некоторое время в магазин пришла прокурорская проверка, и прокуроры возбудили уголовное дело. В обсуждении атаки на оловянных эсэсовцев Рунет оказался на удивление единодушен.

Как скоро мы похороним модели?

Одним из первых на эту тему в своем микроблоге в «Твиттере» остроумно высказался публицист и заместитель главного редактора «The New Times» Иван Давыдов: «Полчища оловянных фашистов вероломно напали на нашу советскую родину». А затем добавил уже на личной странице в «Фейсбуке»: «Удивительно, конечно, насколько невысокое мнение имеют хозяева России о своем народе. То есть они всерьез думают, что стоит русскому человеку увидеть свастику, он немедленно сделается фашистом, бросит все дела, достанет из кармана огнемет и губную гармонику и пойдет сжигать мирные селения, а также вешать партизан».

Блогер Илья Валамов признаётся, что в детстве у него тоже были такие солдатики: «И я их покупал в том самом «Детском мире» на Лубянке. На втором этаже, в отделе с моделями. Еще я клеил немецкие танки и самолеты, потом раскрашивал их и выводил на их бортах свастику. Если бы ко мне сейчас пришли с обыском и нашли этих солдатиков, то, наверное, закрыли бы по 282-й статье на пару лет».

Пользователь «Фейсбука» Александр Крамер тоже возмущен тем фактом, что игрушечные солдатики могут теперь стать поводом для уголовного дела. «А в чем можно реконструкторов обвинить, у которых комплекты разных форм дома лежат? – совершенно справедливо возмущается Крамер. – Последние ...дцать лет и солдатики были, и самолетики немецкие клеили из фабричных моделек, а вот сегодня вдруг кто-то в прокуратуре «прозрел».

«И как быстро мы похороним любителей истории и моделек???» – задается вопросом другой пользователь «Фейсбука» Павел Мохначев.

«Я и многие мои коллеги к немецкой и прочей технике относимся именно как к технике – будь то Ju 87 или Пантера, – пишет ему в ответ коллекционер Максим Мережко. – К сожалению, сейчас под раздачу могут попасть все: и десятки магазинов, и российский производитель тех самых танчиков и солдатиков, и тематические форумы, и т. д. и т. п. Если так подходить, то нельзя делать, продавать и строить вообще ничего: потому что любая машина когда-то кого-то где-то убивала. Даже советского производства».

Штирлиц наконец-то близок к провалу

Также не обошли блогеры своим вниманием тему демонстрации нацистской символики в кино. Можно ведь на этой волне запретить буквально каждый фильм про Великую Отечественную войну – от новоделов вроде «Битвы за Севастополь», «Белого тигра» Шахназарова, «Цитадели» Никиты Михалкова до одного из самых любимых советских сериалов «17 мгновений весны».

Главный редактор «Новых известий» Валерий Яков пишет в своей колонке, что в его детстве было множество разнообразных солдатиков в любой форме. «Ни одному коммунистическому и комсомольскому идеологу не приходило в голову, что эти солдатики пропагандируют нацизм и оскорбляют ветеранов. Ровно наоборот, дети, обожая играть в войну, с самых ранних лет наглядно опознавали фашистских оловянных солдат и с удовольствием побеждали их советскими оловянными. И иллюстрации в книжках разглядывали с интересом, не восхищаясь свастикой, а презирая ее. А когда вся страна замирала у телевизоров, следя за любимым всеми штурмбанфюрером СС Штирлицем, никому и в голову не приходило, что этот симпатичный эсэсовец, что обаятельнейший шеф гестапо Мюллер и улыбчивый красавчик Шелленберг пропагандируют нацистскую символику. При всей суровости тогдашней цензуры власть понимала, что народ не настолько туп, чтобы не отличить добра от зла. И не настолько глуп, чтобы увлечься нацизмом, играя в солдатиков или глядя на форму «эсэсовца» Тихонова или «гестаповца» Броневого».

Саратовский след

Многие блогеры совершенно справедливо полагают, что тот самый закон о запрете пропаганды нацистской символики власти могут с легкостью использовать для сведения счетов с неугодными журналистами. Весьма показательна саратовская история, где к ответственности по этой статье привлекли журналиста медиагруппы «Общественное мнение», известного саратовского антифашиста Сергея Вилкова. Начальник ОПы Александру Ландо не понравилось, что Вилков разместил в одной из социальных сетей коллаж с изображением орла (и с надписью «Единая Россия»), который дергает за ниточки свастику. Смысл коллажа в том, что партия власти управляет националистами, но главного общественника нашей области смутила именно свастика. Заседание суда по этому делу состоится 20 апреля. «Следующий суд мне назначили в день рождения Адольфа Алоизыча. Даже не знаю, стоит ли искать в этом символизм», – мрачно пошутил Вилков у себя в «Фейсбуке».

Впрочем, инцидент с кадром из этого сериала случился в Саратове еще задолго до принятия закона о запрете пропаганды нацистской символики в России. Году в 2007-м в газете «Саратовский репортер» появился фотоколлаж – кадр из «17 мгновений весны», где Мюллер говорит «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться», а у Штирлица лицо Владимира Путина. Александр Ландо тогда безо всякого закона о запрете пропаганды засудил главного редактора «Саратовского репортера» Сергея Михайлова за изображение Путина в нацистской форме.

Срок за фото?

Задавался в Рунете и такой вопрос: а как теперь быть с историческими фотографиями? Может быть, изымать их из архивов? На это месяцем ранее дали ответ правоохранительные органы Смоленска.

28 февраля в дом к корреспонденту смоленского информагентства «Readovka.ru» Лине Данилевич пришли трое вооруженных автоматами полицейских с женщиной – участковым оперуполномоченным. Журналистку забрали в РОВД, где продержали несколько часов. Об этом в своем «Фейсбуке» пишет земляк Данилевич Александр Петроченков. «Причина: размещенное 31 января архивное фото двора ее дома по улице Тенишевой в Смоленске времен оккупации с комментарием: «Нашла тут фото своего двора...» На снимке – построение немецких военных под флагом со свастикой. Похоже, это снимок лета 1941 года, сразу после оккупации Смоленска, так как в окнах домов выбиты все стекла». Правоохранительные органы Смоленска посчитали пост экстремистским. Блогер считает, что пропагандой занимаются как раз нынешние российские власти, которые «пробили все уши Победой, чуть ли не приписав ее себе», но людям, живущим в городах, попавших в те годы в оккупацию, так и не объяснили, как это могли допустить.

«Моего деда немцы арестовали в Смоленске и чуть не расстреляли: соседи донесли, что дед прячет в дровяном сарае самодельный радиоприемник. Но многих смолян фашисты расстреляли и замучили – были многие тысячи жертв среди мирного населения города. Ответственность за это несут не только немцы, действовавшие по законам военного времени, но и те, кто допустил оккупацию огромной территории СССР. Война закончилась 70 лет назад и давно стала историей, горькой и жестокой. Но то, что именно теперь в отношении исторических документов о войне (а фото – это документ!) пытаются применять наглую цензуру, говорит о какой-то судорожной истерической реакции нынешних властей».

Самолеты за решетку

Надо заметить, что одними оловянными солдатиками дело не обошлось. За последнюю неделю стало известно как минимум о трех случаях выявления «пропаганды фашистской символики». На следующий день после ликвидации особо опасной группы оловянных нацистов в «Детском мире» в московском магазине «Техника молодежи», расположенном в «Олимпийском», следователи изъяли модель самолета с финской свастикой. Также из магазина забрали серверы и «игрушки с запрещенной символикой». Кроме того, следователи провели обыски дома у руководства магазина на наличие огнестрельного оружия в соответствии с подозрением на созданной в магазине тайной финско-фашистской организации, проводящей тонкую обработку детей в духе фашистской бездуховности и агрессии против существующего в России строя.

«Злобный оскал фашизма зашагал по России», – прокомментировал в своем ЖЖ блогер Юрий Якунин (yurayakunin.livejournal.com). Он же заметил, что финская свастика отличается от той, что использовалась в нацистской Германии. И предполагает, что российские делегации вынуждены будут прекратить любое общение с финнами, так как «финская свастика до сих пор изображена на штандарте президента Финляндии».

А потом полиция обнаружила, что шеврон одного из московских частных охранных предприятий похож на эмблему 2-й танковой дивизии СС «Das Reich».

Большую часть Рунета страшно возмутили даже не сами по себе выискивания нацистской символики в детских игрушках и на формах охранников, сколько то, что недавний съезд неонацистов со всей Европы в Санкт-Петербурге прошел безо всяких к тому препятствий со стороны властей, а даже при молчаливой их поддержке.

«Я не понимаю логики и краев маразма, в который это всё катится. Т. е. слёт нацболов в Питере можно, а бюст исторических фигур нельзя?» – задал в одном из комментариев вопрос Павел Мохначев. Но только ответа нет.

«Меня всё чаще спрашивают, – пишет в «Живом журнале» свободный журналист Аркадий Бабченко, – почему в последнее время вы так мало серьезных текстов пишете? Хотите глубокую аналитику о путинской России? Вот вам глубокая аналитика о путинской России – следователи по особо важным делам изымают из «Детского мира» самолетики и заводят дела по экстремизму на продавцов оловянных солдатиков, когда их собственные бурятские солдатики лежат обгорелыми в безымянных могилах в Ростове».

 


[кстати сказать]

«Историческая правда всё же...»

Пока основная часть российской блого­сферы ужасалась происходящему, изощрялась в остроумии и пробовала рассуждать на тему «куда катится этот мир» на примере уголовного дела против игрушечных солдатиков, другая часть (таких было существенно меньше) предавалась воспоминаниям. Пользователь «Фейсбука» Илья Антиповский пишет:

«Детскими эсэсовцами навеяло.

Мы с Андрюхой, когда в детстве в солдатиков играли, серьезные затруднения испытывали, поскольку «наших» всегда и везде завались было (и пластмассовых, и оловянных, и деревянных; и с пистиками, и с винтовками, и на тачанках), а фашистов, понятное дело, не было вовсе.

Первое время мы условно принимали некоторых наших за гитлеровцев, но, поскольку те и другие были в принципе одинаковыми, часто возникала путаница. Поэтому мы стали красить часть наших в черный – эсэсовский – цвет. Путаница исчезла, но так как хорошей краски не было и красили простой гуашью, то руки быстро становились черными. А потом черная краска с «эсэсовцев» через руки попадала на наших – эсэсовцы линяли, а наши пачкались, и путаница возобновлялась.

Кардинально проблема решилась, когда Андрюхе подарили импортный разноцветный набор солдат армии ГДР – партнеры по Варшавскому договору стали играть роль вермахта, поскольку формой своей поразительно его напоминали. Но возникла новая незадача – если раньше никто не хотел играть за немцев, то теперь никто не хотел быть нашими, настолько классными были резиновые гэдээровские «фашисты», которых хотелось просто держать в руках и подолгу рассматривать. Но и с этой бедой мы справились – если раньше играли друг против друга по очереди, то теперь стали вместе ставить масштабные битвы.

Наши (которых было очень много и которые до смерти уже надоели) в этих сражениях выступали статичным полчищем, а гэдээровские «гитлеровцы» – маленьким (их было штук двадцать всего), но очень мобильным подразделением.

Все были довольны, а наши всё равно всегда побеждали – историческая правда же...»