Анкит Шах: Мы любим свою страну всегда

Оценить
Анкит Шах: Мы любим свою страну всегда
«После того как я начал понимать стихи Александра Сергеевича Пушкина, речь Владимира Путина и юмор Паши Воли, я не чувствую, что живу не в своей стране, я люблю Россию так же, как свою родную Индию»...

«После того как я начал понимать стихи Александра Сергеевича Пушкина, речь Владимира Путина и юмор Паши Воли, я не чувствую, что живу не в своей стране, я люблю Россию так же, как свою родную Индию», – говорит студент первого курса лечебного факультета Саратовского государственного медицинского университета Анкит Шах. За полтора года проживания в России он уверенно овладел русским языком, благодаря тому, что скучным грамматическим заданиям предпочитал живое общение и просмотр российских сериалов и ток-шоу. Из разговора с ним стало известно, почему индийские врачи в государственных лечебных учреждениях зарабатывают больше, чем в частных, и почему Индии в ближайшее время не грозят государственные перевороты.

– Анкит, почему ты захотел стать врачом?

– Мне всегда казалось, что если ты врач, то сможешь помогать людям, станешь для них спасателем, ангелом и добрым другом. Сразу станешь, даже не важно на самом деле, какой у тебя характер. К тебе, как к врачу, постоянно все обращаются, тебя уважают и ценят. Еще в этой профессии у тебя есть какая-то самостоятельность: если ты врач, то тебе никто не мешает заниматься.

– Расскажи, пожалуйста, про индийское медицинское образование. Можно ли у вас учиться на бюджетной основе?

– Да, в государственных вузах за обучение ты платишь только три тысячи рупий (рупии по нынешнему курсу примерно равны рублям) в год и получаешь халаты, бахилы, учебники и тетради, место в общежитии, одноразовое питание и многое другое. Конкурс при поступлении там очень высокий. Вдобавок соблюдаются кастовое и национальное представительство. Скажем, у мусульманина, как у представителя меньшинства, шансы поступить выше, чем у коренного индуса.

Обучение на коммерческой основе достаточно дорогое. Если ты не смог поступить на бюджет, но всё равно хочешь остаться учиться в Индии, то ты заплатишь за образование миллионы рупий.

Некоторые абитуриенты едут учиться за границу. При этом всё равно индийский диплом в нашей стране ценится выше, чем иностранный. Кто-то едет в США, там медицину изучают семь лет. Или в Австралию, Канаду, Великобританию.

Россия – это бюджетный вариант. По большому желанию сюда не приезжают. Главная причина: здесь очень тяжелый, непонятный климат. У нас ведь в Индии одна погода – всегда жара, нет такого, что утром выпадает снег, днем жара, а вечером дождь.

– Устраивает ли тебя то, как этой зимой городские власти убирали в Саратове снег?

– Это зависит от места. В некоторых местах убирали снег так хорошо, что даже не подумаешь, что ходишь зимой. А в других местах ночью убирают, а днем опять вырастают непроходимые сугробы. Нам, иностранцам, было очень тяжело, поскольку мы регулярно поскальзывались на льду.

– Ты самостоятельно приехал в Россию, в Саратов, или вас как-то организованно направляют?

– У меня есть троюродный родственник, который живет в Москве. Он неоднократно приглашал меня в Россию учиться, в конечном итоге я принял решение приехать. Я проучился один год в Москве на подготовительном отделении. Там мы изучали русский язык, прошли базовый курс по химии и биологии, познакомились с русской культурой и элементарными правилами безопасности. Например, нас в обязательном порядке учат тому, как ходить по снегу, поскольку мы никогда до этого не ходили.

Но поскольку столичная жизнь показалась мне дороговатой, то я принял решение поехать учиться в город поменьше. Со мной связался агент, он предложил мне на выбор учиться либо в пензенском медицинском институте, либо в саратовском университете. Я выбрал, конечно же, университет. Со мной вместе приехали 20 студентов.

– Каким ты видишь Саратов?

– Я доволен, что я живу здесь, а не в Москве. Для того чтобы просто ходить по городу, тебе не нужно иметь в кармане пять тысяч рублей на случай непредвиденных обстоятельств. А в Москве нужно: город большой, может случиться что угодно. Здесь удобный транспорт, понятные для иностранца маршруты. Город спокойный, люди тобой не интересуются настойчиво. Хотя есть и такие, которые думают, что в Индии все дети до сих пор играют со змеями, как в книгах Киплинга.

В то же время я вижу, что Саратов – старый город. Есть тут места, от которых становится плохо, тебе кажется, что стены рухнут на тебя. Я ездил во многие российские города: Пенза, Тула, Саранск, Рязань, Казань... Давай возьмем с тобой для сравнения Пензу и Саратов: в Пензе всё показалась мне намного современнее.

– Что будет после того, как ты получишь российский диплом о высшем образовании?

– Те врачи, которые получили образование в России, по возвращении в Индию два или три года готовятся к экзамену, который называется MCI – для имеющих иностранные дипломы. Этот экзамен настолько труден, что наши студенты предпринимают попытки сдать его каждые полгода в течение нескольких лет, пока не получат достаточное количество баллов. Они привыкли, что в России, когда сдаешь экзамен, есть несколько попыток: если сегодня у тебя нет настроения учить, то ты можешь сдать зачет через неделю, а потом принесешь преподавателю подарок, и он подобреет. В Индии так не пройдет.

Если я получу высокие баллы по MCI, то меня могут принять на работу в государственную клинику. Врачи там в два раза опытнее, чем мы, потому что окончили индийские медицинские вузы. Эти врачи получают в 5–10 раз больше, чем медики в частных клиниках.

Если баллы будут средние, достаточные, то я смогу открыть свою частную клинику. Ко мне будут приходить богатые пациенты, они будут платить мне хорошие деньги, но я не получу такой же зарплаты и социального пакета, какие имеют врачи в государственных клиниках. В конечном итоге можно наработать большой опыт, практические навыки, чтобы быть трудоустроенным в государственное лечебное учреждение, но на это могут уйти долгие годы.

– Не могу поверить: в государственных клиниках врачи лечат профессиональнее и получают больше, чем в частных лечебных учреждениях?!

– Смотри. Вот человеку нужна операция. Ему говорят: этот врач учился в Индии, а этот – в России. Любой индус предпочтет врача, получившего местное образование. Оно очень сильно отличается. В России учат циклами: курс анатомии, затем курс гистологии и так далее. В Индии изучают всё вместе: какие есть кости, суставы, мышцы, нервы и как лечить болезни. И врачи, получившие образование в Индии, лучше знакомы с теми заболеваниями, которые распространены в Индии. В нашей стране медиков учат только четыре года, плюс год практики. Практика там достаточно жесткая, потому что в ведении сотни пациентов. У вас больных набирается мало.

– Я бы не сказала, что у нас не хватает больных. Люди постоянно сталкиваются с очередями в поликлиниках, с нехваткой мест в больницах. Скажи, а много ли у вас недовольных очередями, медицинской бюрократией, хамством врачей?

– Такое, конечно, есть, но не носит обостренный характер, как в России. Люди в Индии не разочарованы в медицине и с уважением относятся к труду врача. На мой взгляд, индийская медицина развита достаточно высоко. В Дубае, например, ценят именно индийских врачей. Не говоря уже ничего про индийскую фармакологию. У нас есть две самые известные компании – «Доктор Редис» (специализируется на препаратах для кожи и пищеварительной системы) и «Гималайя» (женская косметика).

А вообще всё это очень спе­цифично для каждой страны: образ жизни людей, их здоровье, отношение к медицине. Средняя продолжительность жизни в Индии, например, составляет порядка 70 лет, у вас – меньше. В Индии употребляют в пищу много острой, непонятной приправы, едят одновременно острое со сладким, и не считается, что это вредит пищеварению. Даже наоборот. Вы покупаете большинство фруктов и овощей из-за границы, тогда как у нас это всё своё. 75 процентов населения нашей страны вегетарианцы, и многие не пьют спиртные напитки.

Вдобавок ко всему у нас есть национальная индийская медицина – аюрведа. Далее. Даже уборщик должен 30 минут в день уделять сеансу йоги. Никто не заставляет, но он сам знает, что это полезно. У нас нет спорта, но у нас есть йога, медитация, полезная еда.

– В западных странах одними из распространенных явлений являются стресс, депрессии. В Индии такая проблема неактуальна?

– У нас такого нет, потому что большинство людей верующие. Если появляется какая-то сложность, то человек просто идет молиться в храм. И он понимает, что есть какая-то божественная сила, которая поможет ему, он думает: «Я не один, у меня есть бог».

– То есть если у тебя стресс – ты помедитировал, и стресс прошел? Но если ты недоволен ростом цен, маленькой пенсией, зарплатой и вообще правящей властью, то достаточно ли пойти помолиться в храм?

– Люди с образованием, которые работают и живут честно, в большинстве своем властью у нас довольны. Недовольны властью те, кто не хотят ничего делать, но требуют чего-то от государства.

Я не буду говорить, что у нас всё близко к идеалу. Если говорить о том, чем люди недовольны больше всего, то, как мне кажется, это работа полиции. Соседи шумят – вызываем полицию: в России она приедет быстро, а у нас едет очень медленно. Потом полицейский приезжает, пьет у тебя чай и, так ничего и не сделав, уезжает. И ты думаешь: зачем я его вызывал?

В России, я замечаю, многие не любят свою страну. Меня удивляет, что в России так много красивых мест, которые стоит посмотреть, но русские предпочитают проводить свои отпуска за границей. Мне кажется, стало такой своеобразной традицией: если ты не ездишь за границу, значит ты не живешь хорошо. Неважно, что у тебя дома утром на столе кроме хлеба не бывает ничего, но ты должен раз в год взять кредит и отдохнуть в Турции. Для вас отдых – это коктейль, красивая девушка или парень на пляже. Для нас отдыхать – значит проводить время с семьей. Неважно, красивое это место или нет. Мы привыкли считать, что наша страна – самая лучшая в мире, несмотря на то что у нас есть бедность, безработица, есть кастовость, криминал и так далее. Мы любим ее всегда. У вас же патриотизм возникает тогда, когда идет футбольный матч, или вы вспоминаете День Победы, или вы присоединили Крым...

– На тебе отразился как-то экономический кризис в России?

– Несмотря на то что я считаю Россию своей второй родиной, я вынужден признаться, что кризис в какой-то степени пошел мне на руку. Сейчас один рубль стал стоить почти одну рупию, а раньше – две рупии. Когда мама оправляла мне на карту десять тысяч рупий, я получал только пять тысяч рублей, которых хватало при условии экономии. Сейчас на десять тысяч рублей я могу очень хорошо провести время, сходить куда-нибудь, и всё равно у меня останутся деньги.