Андрей Саухин: У медучреждений ресурсы немалые, ими нужно уметь распорядиться

Оценить
Андрей Саухин: У медучреждений ресурсы немалые, ими нужно уметь распорядиться
Одной из важнейших задач государственной социальной политики является обеспечение бесплатной медицинской помощью, для чего в России введена модель обязательного медицинского страхования.

Одной из важнейших задач государственной социальной политики является обеспечение бесплатной медицинской помощью, для чего в России введена модель обязательного медицинского страхования. В Саратовской области Территориальный фонд ОМС был учрежден в 1993 году. А с апреля 2012 года его возглавляет Андрей Саухин, личность неординарная и широко известная в медийном пространстве. О том, каким образом удалось удержать в регионе сэкономленные ТФОМС на конец 2014 года средства, и о нарушениях в финансовой дисциплине лечебных учреждений читайте в нашем интервью.

– Андрей Николаевич! Система обязательного медицинского страхования насколько многолика и сложна, что люди изучают ее годами, и всё равно не всё становится ясно. Давайте начнем с самых основ. Расскажите, как формируются тарифы на оплату медпомощи по ОМС?

– Тарифы определяются и принимаются комиссией по разработке программы госгарантий гражданам по оказанию медпомощи. В комиссию входят по два представителя от минздрава нашей области, ТФОМС, профсоюза медработников области, страховых медорганизаций и лечебных учреждений области. Всего десять человек. Решения принимаются большинством голосов. Председателем комиссии является министр здравоохранения области. Работа комиссии регламентирована законодательными актами федерального и регионального значения. Комиссия при определении тарифов учитывает фактические затраты медорганизаций, фактическую штатную численность медицинского и прочего персонала учреждений, целевые показатели по заработной плате медперсоналу согласно указу президента РФ, планируемые структурные изменения учреждениях.

– А есть ли среди этих показателей такие, которые учитывают количество пациентов, нормированные затраты на лечение одного пациента?

– При определении финансирования каждому конкретному учреждению, конечно же, в первую очередь учитывается тот объем медицинской помощи, который это учреждение должно выполнить. А объем этот – или другими словами госзадание – определяется, исходя из количества пациентов. Госзадание опять же определяет комиссия, о которой говорилось ранее.

Главное при осуществлении медицинской деятельности – это выполнение стандартов лечения, то есть выполнение набора определенных лабораторных исследований, использование определенных медикаментов и прочее.

Также себестоимость лечения увеличивают коммунальные расходы, расходы на содержание помещений, зарплаты административного и прочего персонала больницы и другие факторы. Так как у всех медицинских учреждений перечисленные расходы разные, то и себестоимость лечения каждого случая заболевания у всех разная.

– Произошли ли какие-то изменения для ТФОМС в связи с передачей лечебных учреждений на региональный уровень?

– Это не оказало какого-либо влияния на работу ТФОМС. Финансирование больниц зависит не от того, в чьей собственности находятся больница, в муниципальной или в областной, а от расходов на содержание каждого конкретного учреждения.

– Сейчас часто можно услышать о так называемом одноканальном финансировании здравоохранения. Поясните, пожалуйста, в его чем особенности?

– Суть одноканального финансирования заключается в получении денег медучреждениями только из одного источника. На деле сейчас все государственные медицинские организации продолжают иметь несколько источников – это, помимо средств ОМС, еще и бюджетные средства, получаемые от минздрава области, это и средства от оказания платных услуг, а также средства от родовых сертификатов. Основную долю в доходах больниц, конечно же, составляют средства, получаемые от ТФОМС, так как из этих средств выплачивается заработная плата персонала как медицинского, так и прочего, а доля фонда оплаты труда в общей сумме расходов варьируется от 65 до 95 процентов в зависимости от медучреждения.

– С 2015 года вся высокотехнологичная медицинская помощь будет оказываться в рамках системы обязательного медицинского страхования. Не приведет ли это к снижению объемов и качества лечения, ведь тарифы ОМС на эти дорогостоящие виды помощи в регионах существенно меньше федеральных квот?

– Этот вид помощи в 2015 году продолжает финансироваться за счет нескольких источников, в том числе за счет бюджета и за счет средств ОМС. Тарифы на ВМП отличаются от обычных тарифов более высокой стоимостью, за счет применения новых сложных, уникальных методов лечения, а также ресурсоемких методов лечения с научно доказанной эффективностью, в том числе клеточных технологий, методов генной инженерии. В тариф по ВМП включаются расходы на дополнительное лекарственное обеспечение, эндопротезирование, имплантацию кардиостимуляторов, стентирование и прочее. В сфере ОМС в таких случаях действует система контроля качества медицинской помощи. Система отлажена со стороны страховых компаний и территориальных фондов.

– Насколько, на ваш взгляд, эффективна работа медицинских страховых компаний?

– Основной функцией страховых медицинских организаций (СМО) является не только выдача полисов обязательного медицинского страхования, но еще и контроль за качеством лечения в медицинских учреждениях. Для проведения экспертиз СМО, как правило, привлекают экспертов из других лечебных учреждений с необходимым опытом работы. При этом страховые компании уделяют достаточно времени документальной проверке медицинской документации. Но хотелось бы, чтоб они больше проявляли интерес к живому общению с самими пациентами. Ведь лучше самих жителей никто не даст оценку работе медперсонала.

– Вспоминая о сэкономленных ТФОМС средствах на конец 2014 года, можете ли вы предположить, что аналогичная ситуация произойдет и в этом году?

– Все деньги, аккумулированные ТФОМС в 2014 году (2,4 миллиарда рублей. – Прим. ред.), были перечислены медучреждениям в том же году, и ни одной копейки не было возвращено в Москву. Деньги, перечисленные больницам в конце 2014 года, позволили безболезненно пройти процедуру перехода с муниципального на областной уровень и выплатить заработную плату персоналу за декабрь 2014 года в том же месяце, и после этого на счетах медучреждений всё равно остался запас на 2015 год. В течение 2015 года никто не застрахован от развития любой ситуации. Ведь год назад никто предположить не мог, что в начале 2015 года все федеральные ведомства страны будут сокращать свои расходы на 10 процентов, в том числе и заработную плату, и сейчас аналогичный вопрос стоит по другим госслужащим. А вот медработников в нашей области это не коснется, так как запас, сделанный в конце 2014 года, позволит избежать таких урезаний в 2015-м. Что будет дальше? Посмотрим на финансирование в течение года из Москвы и изменения требований федеральных органов власти, если такие изменения будут.

– То есть финансирование из федерального бюджета поступает не сразу, а в течение года, и Территориальный фонд ОМС корректирует тарифы? А могут ли быть пересмотрены уже действующие в этом году тарифы?

– Средства из Москвы поступают каждый месяц. Комиссия по тарифам проводит свои заседания, как правило, тоже каждый месяц. На изменение тарифов каждому конкретному учреждению влияет не только объем поступающих из Москвы денег, но и, как я уже говорил, перераспределение госзаданий между учреждениями, результаты проверок со стороны контролирующих органов и так далее.

– Какие выводы сделала Счетная палата Саратовской области по результатам аудиторской проверки ТФОМС за прошлый год?

– Это, конечно же, лучше узнать в самой счетной палате. Серьезных нарушений не было выявлено.

– Исправлена ли за годы вашего руководства ТФОМС ситуация с завышенными зарплатами главных бухгалтеров и главных врачей?

– У главных врачей месячная заработная плата в среднем около 60–70 тысяч рублей. Я не считаю, что это слишком много. У руководителя медучреждения огромная ответственность и за лечебный процесс, и за состояние вверенного ему учреждения, в том числе пожарное, санитарное состояние и т. п., а также ответственность за те финансовые ресурсы, которые получает каждое медучреждение. А ресурсы там немалые. И вот как раз к умению распоряжаться данными ресурсами возникают вопросы.

Мы видим почти после каждой проверки, что у административных работников зарплаты превышают зарплаты медперсонала в разы. 60, 80, а порой и 90 тысяч рублей в месяц – столько во многих медучреждениях получают начальники, а в отдельных случаях и рядовые сотрудники бухгалтерских, экономических, кадровых, хозяйственных отделов, отделов по закупкам. Данные факты подтверждают то, что финансирование медучреждений в нашей области на достаточном уровне и что главврачам хватает и на покупку медикаментов, и на обновление инвентаря, и еще остаются такие внушительные суммы для премиальных. Все материалы проверок мы передаем в региональный минздрав. Насколько я знаю, сейчас минздрав готовит меры, которые понудили бы главврачей сменить ориентиры и больше внимания уделять ремонту и приобретению медикаментов и оборудования, нежели на премиальные прочему персоналу.

– Одним из распространенных нарушений в деятельности лечебных учреждений являются приписки по количеству пациентов. Есть мнение, что нормативы по количеству пациентов и затрачиваемому на каждого из них времени далеки от жизненных реалий, и врачам очень сложно их исполнять.

– Давайте сразу проясним компетенцию. Нормативы нагрузки на врачей определяет Минздрав России, то есть федеральное ведомство.

Что касается приписок, то причин для их существования несколько. Во-первых, желание больниц заработать, ведь, чем больше пациентов оформлено на бумаге, тем больше больница получает денег. Во-вторых, желание показать нагрузку, пусть и не существующую. Всем главным врачам еще два года назад было сказано: вне зависимости от изменения потока пациентов все равно каждое учреждение гарантированно получит определенную ранее годовую сумму финансирования. Поэтому приписками, казалось бы, больше заниматься нет смысла. Но приписки имеют место и сейчас в отдельных учреждениях. Значит, есть заинтересованность в показушной отчетности для вышестоящих органов власти.

– Расскажите, есть ли у вас какие-то увлечения? Вот, например, на «Лыжне России» в Базарном Карабулаке вы заняли третье место в вип-забеге...

– Я бы не сказал, что лыжи – мое хобби. Честно говоря, к лыжам я равнодушен, а участвовал в «Лыжне» потому, что это мероприятие проходило по всей стране. На самом деле я люблю волейбол. Никогда, к сожалению, не было возможности заниматься им профессионально, но игра мне нравится. Сам играю на любительском уровне, а в качестве зрителя стараюсь не пропускать игры наших женского «Протона» и мужского «Энергетика», когда они проходят в Саратове.