Незаходящее

Оценить
Незаходящее
Говорят, что наше солнце пообещало Грищенко кресло пензенского губернатора.

– Привет, как дела?

– Всё нормально, жизнь редко замедлилась, слухов совсем мало.

– Ну и пусть. Я ухожу на две недели в отпуск, а ты их копи.

– Как скажешь. То есть тебе ничего сегодня рассказывать не надо?

– Отчего это? Сегодня как раз надо. Ведь наверняка у тебя есть что-то в заначке? А потом расслабишься.

– На самом деле все слухи сегодня или странные, или... Суди сама. Говорят, что наше солнце пообещало Грищенко кресло пензенского губернатора.

– Слушай, это даже не смешно. Это кресло кому только ни обещают. Если мне память не изменяет, Олегу Васильевичу тоже сулили этот пост пару лет назад.

– Но тогда у него всё было и в Саратове хорошо, а сейчас всё сложнее и сложнее. И люди врут, что наш мэр всерьез засобирался и даже формирует команду.

– Не верю. Грищенко, конечно, иногда наивный и доверчивый, но не дурак ни разу, однозначно.

– Так я с тобой и не спорю.

– Но это еще не финал пензенской истории. Говорят, что на место спикера пензенской думы собрался наш облдеп Александр Гайдук.

– Я этого не переживу. Он мой герой. А, стесняюсь спросить, как он туда попадет?

– Элементарно, пойдет на выборах в областную думу. Его тут же сделают заместителем председателя заксобрания, а потом уже и первым лицом.

– Это будет потеря потерь! А как же медиапул? На кого Николай Васильевич оставит столь серьезное хозяйство?

– Ну, как говорит Гайдук, во-первых, Николай Васильевич там такой же учредитель, как и все, а всё решает исключительно сам Александр Александрович. А во-вторых, есть Роман Грибов, который будет тянуть этот воз.

– Сильно. Я даже не могу оценить уровень этой информации. Что еще?

– Дальше говорят, что серьезные проблемы у Татьяны Никоновой.

– Это гордеп и главный редактор «Московского комсомольца» в Саратове? Она же верный солдат партии, там всё должно быть в ажуре.

– Проблемы личного характера, которые повлекли за собой много чего. Например, говорят, на встрече с солнцем Татьяна начала жаловаться на Линдигрин, Грибова и чуть ли не на Панкова.

– Погоди, а разве это вписывается в этику партийного поведения?

– Вот именно. Короче, ею очень недовольны, она очень переживает и пытается снивелировать проблемы известным способом. Что ситуацию усугубляет. Оказывается, она заведовала отделом агитации и пропаганды в партии, но ее оттуда выдавили.

– Слушай, вот совсем не интересно. Человека жалко. Хотя она сама свой путь выбрала.

– Это да. Но у меня есть еще одна интересная история. И тоже из цикла «женщины в партии».

– Неужели Баталина проштрафилась?

– А почему сразу Баталина?

– А кто у нас практически Слиска номер два? Все остальные партдамы отстают очень сильно.

– Ты угадала. Во-первых, как рассказывают знающие люди, на митинге «Крым наш» губернатором Саратовской области была Ольга Юрьевна.

– То есть?

– То есть она была главным действующим лицом, оратором номер один и единственной звездой на этом митинге. Говорят, она даже Радаеву не дала слово молвить.

– Погоди, давай разбираться. Разве она митинг вела? Вроде как Роман Грибов.

– Формально – да, но Ольга Юрьевна – опытный политик и умудрилась сделать так, что Валерий Васильевич к микрофону подойти не смог.

– Так, может, это и к лучшему, потому как наш губернатор не Цицерон совсем.

– Возможно, но ритуалы никто не отменял. Но и это еще не всё. Люди врут, что госпожа Баталина попала в разработку.

– Кто посмел?

– Посмели те, кому это предписано должностными инструкциями. Причем солнце наше Баталину предупреждало, что вести себя надо хорошо. Потому как, если что, СМИ от нее камня на камне не оставят.

– И?

– Не возымело.

– Получается как в той песне: «я смотрю, в речах ты стал смелый». Что всё это значит?

– Понятия не имею. Можно подозревать, что Ольга Юрьевна обросла такими связями, что может манкировать мнением солнца.

– А мне кажется, что это напрасно. Связи связями, а солнце – оно вечно.

– Согласна. Ну и напоследок. Говорят, с недавнего времени особое внимание рекомендовано уделять Башкирии и Саратовской области.

– Не поняла.

– В ПФО есть такая практика – усиленный контроль за отдельными регионами. Раньше старательно наблюдали за Татарстаном и Башкирией, теперь за нами будут старательно бдить.