«День после ночи»

Оценить
«День после ночи»
Пятнадцатилетняя девчонка бросилась в море с корабля, на котором мы плыли в Палестину. И знаешь, почему?

«Пятнадцатилетняя девчонка бросилась в море с корабля, на котором мы плыли в Палестину. И знаешь, почему? Потому что все ей твердили: «Тебе так повезло! Ты молодая, у тебя родственники живы! Счастливая!» А у нее всё выгорело внутри из-за того, что она пережила»...» Это – цитата из рассказа Зоры Вайц, героини романа Аниты Диамант «День после ночи» (М., «Эксмо», «Фантом Пресс», 2014).

Действие происходит с августа по октябрь 1945 года. Место действия – Атлит, «место временного пребывания» беженцев из Европы в Палестину. По сути же это тоже лагерь: не такой жуткий, как немецкие концлагеря, но вполне серьезно охраняемый британскими военнослужащими. А узники Атлита – люди, которые еще недавно сидели в Освенциме или Терезине, но потом были освобождены союзниками по антигитлеровской коалиции. Печальная гримаса истории: еще недавно англичане были в первых рядах борцов с гитлеровским нацизмом, а Еврейская бригада, состоящая из палестинских добровольцев, была частью британской армии. И вот теперь те же самые англичане, по сути, перенимают эстафету у своего врага, становясь тюремщиками бывших жертв нацизма. Это обстоятельство не укладывается в головах у многих – в том числе и среди англичан.

В этой связи очень выразителен образа коменданта Атлита полковника Джона Брайса. Этот человек острее многих ощущает несправедливость ситуации, в которую угодил. Потому-то он поступает по совести и передает за пределы лагеря секретные сведения, которые пригодятся для помощи узникам Атлита.

В финале книги сбудутся надежды героев: будет и долгожданный побег (не без помощи Брайса), и ночной переход, и кибуц, где ты сам себе хозяин. Через два года, в 1947-м, англичане наконец откажутся от мандата на Палестину; лагеря, подобные Атлиту, будут закрыты. Еще через год будет образовано государство, и герои романа обретут свой дом. Будут ли все они счастливы? Нет: голливудские хеппи-энды в реальной жизни случаются редко. Но зато они будут свободны. И это, быть может, самое главное...