«Советская литература: расширенный курс»

Оценить
«Советская литература: расширенный курс»
Вы знаете Дмитрия Быкова? Наверняка знаете. В 90-е годы его лицо довольно часто мелькало на телеэкране.

Вы знаете Дмитрия Быкова? Наверняка знаете. В 90-е годы его лицо довольно часто мелькало на телеэкране. Он был постоянным гостем «Пресс-клубов» Киры Прошутинской; участвовал в шоу на ТВ-6, «дежурил по стране» в программе «Времечко» на канале ТВЦ и там же вёл авторскую программу «Хорошо. Быков». Из телепроектов нового тысячелетия – «Гражданин поэт» и «Господин хороший», которые стали популярны благодаря интернету и актеру Михаилу Ефремову. Впрочем, по главной своей специальности Дмитрий Львович, конечно, человек не ТВ, а литературы. Он берет интервью для «Собеседника» и ведет там несколько рубрик. Он пишет для «Новой газеты» – стихи и статьи. Он – постоянный гость «Эха Москвы». И так далее и тому подобное. В год этот человек-оркестр еще умудряется выпустить две-три книги (в соавторстве и соло): поэзия, проза, биографии знаменитых людей и др. Новая книга Дмитрия Быкова «Советская литература: расширенный курс» (М., «ПРОЗАиК», 2014) являет собой цикл литературоведческих статей, причем среди его персонажей не только явные классики советской литературы вроде Горького или Зощенко, но и мастера идеологического треша вроде Николая Шпанова, или ударницы коммунистического труда Галины Николаевой, или литературного «отца» Штирлица Юлиана Семенова, или слезовыжимающего поэта Эдуарда Асадова – девчачьего кумира брежневских времен. Книга Быкова читается с несомненным интересом, и если авторские статьи о классиках несколько подпорчены явным желанием автора придумать что-то непременно нетривиальное, броское и провокационное (ну а что по-настоящему нового можно написать о Есенине, Бабеле или Ахматовой, если только эпатировать публику – в особенности пугливых школьных педагогов), то тексты, которые посвящены писателям второй половины прошлого века (Трифонов, Высоцкий, Аксенов, Стругацкие и др.), хотя порой и полемичны, наиболее доказательны. Личное отношение к этим авторам не мешает Быкову-литературоведу, а, пожалуй, и помогает. Он субъективен, по-читательски пристрастен, размашист в оценках, но он же видит то, что «академическому» литературоведению пока еще не доступно. Чтобы писатель попал в учебник, необходима временная дистанция, однако Быкову некогда ждать: через несколько лет, когда пантеон пополнится новыми персонажами, Дмитрий Львович будет уже далеко впереди и писать о тех, кого мы пока еще не знаем.