«Всегда корректный, с благородным обликом...»

Оценить
«Всегда корректный,  с благородным обликом...»
Он пережил двух императоров, Временное правительство и шестерых советских руководителей

Николай Михайлович Дружинин – человек уникальный. Не только потому, что он выдающийся ученый-историк, действительный член Академии наук СССР, лауреат Сталинской и Ленинской премий. Но еще и потому, что относится к тем немногим людям, кому судьбой отпущено было прожить целый век. Он родился в январе 1886 года, а умер в августе 1986 года. В его необыкновенно долгой жизни, полной многочисленными событиями, потрясениями, трудами, есть и саратовские страницы.

С 16 лет, еще учась в пятой московской гимназии, Дружинин посещал нелегальные собрания гимназистов, зачитывался запрещенной литературой. В выпускном классе он сам соорудил гектограф и печатал собственный неподцензурный журнал. Осенью 1903 года полиции удалось засечь незаконную политическую сходку молодежи, где находился и Дружинин. Его временно исключили из гимназии.

«Кровавое воскресенье» – расстрел в Петербурге мирной демонстрации 9-го (22 по новому стилю) января 1905 года – потрясло Дружинина, тогда первокурсника Московского университета. Он начал искать пути активного участия в политической жизни и вскоре по предложению Инессы Арманд стал выполнять обязанности библиотекаря Московского комитета Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Но уже 7 февраля попал в полицейскую засаду на квартире арестованной Арманд и почти на три месяца был заключен в тюрьму. Московский градоначальник распорядился выслать Дружинина до суда под гласный надзор полиции в любой город по выбору арестованного. Николай Михайлович выбрал Саратов.

Много лет спустя он так объяснил свое решение: «Когда я впервые путешествовал по Волге, Саратов произвел на меня впечатление столицы Поволжья; меня манили в нем и водные просторы реки, и прибрежный откос и вид на Заречье. С Саратовом у меня связывались представления о походах крестьянской вольницы и революционных поселениях народников; я знал, что в начале века этот город сделался промышленным центром, местом рабочих стачек и уличных демонстраций...»

В Саратов Дружинин прибыл 1 мая. Через некоторое время ему удалось, используя полученные в Москве частные рекомендации, установить связь с местными социал-демократами. Городская социал-демократическая организация для более широкого охвата рабочих делилась на три районные. Николай Михайлович стал пропагандистом Мельничного района, содействовал созданию профсоюзов рабочих, агитировал готовиться к вооруженному восстанию. В конце июля по Саратову поползли слухи о готовящемся в ближайшее воскресенье выступлении черносотенцев и предстоящих интеллигентско-еврейских погромах. «Накануне вечером на Зеленом острове состоялось большое собрание передовых рабочих и дружинников, был разработан план организованной обороны, и все присутствовавшие разбиты на десятки во главе с партийцами...» Дружинина назначили руководителем одного из «десятков» и поручили дежурить у «Липок». Однако едва начав дежурство, он попал в руки полиции, был обыскан и за ношение револьвера заключен в одиночную камеру тюрьмы, откуда вышел лишь в конце октября и вновь включился в агитационную деятельность.

В ноябре из Москвы пришло официальное уведомление о прекращении преследования Дружинина на основании закона об амнистии. По возвращении в Москву Дружинин окончил вначале экономическое отделение юридического факультета, затем историко-филологический факультет Московского университета. Работал в Московском губполитпросвете, в Музее революции, с 1929 года трудился в Московском университете, оставшись в памяти студентов как «всегда корректный, с благородным обликом преподаватель». Разносторонние исследования истории России, а особенно труды по истории крестьянства, принесли Дружинину высокие должности, звания и награды, а также признание и в стране и на международном уровне.

В течение долгих лет Николай Михайлович сохранял самые теплые отношения с саратовскими коллегами. На воспоминаниях о днях, проведенных в нашем городе, Дружинин написал: «Посвящается товарищам-историкам Саратовского университета».