Овеянная романтикой подполья

Оценить
Овеянная романтикой подполья
Она была «порывистая, источавшая постоянную энергию...»

С Саратовом связано несколько лет жизни Анны Михайловны Панкратовой (1897–1957 гг.) – первой женщины-академика среди российских историков, автора почти 200 научных работ и руководителя многотомных документальных публикаций по истории рабочего класса России.

Для нее, дочери одесского рабочего, эта тема составляла главный смысл исторических исследований. Ей не было и 10 лет, когда умер отец, вернувшийся инвалидом с Русско-японской войны. Старшая из четверых детей, Анна отличалась хорошими способностями, трудолюбием и настойчивостью, успешно училась в народной школе. Эти качества девочки подвигли учительницу бескорыстно подготовить ее к поступлению в гимназию, в которой, благодаря отличной успеваемости, Панкратова была освобождена от платы за обучение. С восьмого класса как лучшая гимназистка она стала получать стипендию имени Льва Толстого. Блестящие успехи позволили ей без проблем поступить на историко-филологический факультет Высших женских курсов, которые позже слились с Одесским университетом.

Окончание университета пришлось на бурный 1917 год. Панкратова с головой ушла в общественную деятельность, участвовала в работе Одесского совета рабочих депутатов, в организации крестьянских советов и земельных комитетов, вела культурно-просветительную работу, вступила в состав левых эсеров, затем перешла к большевикам. В период оккупации Одессы французскими войсками, а затем армией Деникина, Анна Михайловна находилась на нелегальном положении, устанавливала связи с заключенными, добывала и передавала секретные военные сводки, готовила материалы для подпольной газеты.

По окончании гражданской войны Панкратова занималась партийной и советской работой в Одессе, Харькове, на Урале. Осенью 1922 года она была командирована в Институт красной профессуры, «система преподавания в котором включала научно-исследовательскую, педагогическую, организационную и партийную работу». В эти года Анна Михайловна становится непримиримым историком-марксистом, полностью подчинив политике партии не только служебную и научную деятельность, но и личную жизнь. В 1927 году она развелась с мужем, из-за того что они с ним по-разному понимали задачи партии. Развод с любимым человеком по идейным соображением оказался настолько тяжелым, что спустя много лет Анна Михайловна продолжала считать его «самым трудным и больным» событием в своей жизни.

В 1934 году в Московском университете восстановили исторический факультет, и Панкратову пригласили в число его преподавателей. Но не прошло и трех лет, как до факультета докатились разгулявшиеся в стране поиски «врагов народа». Фанатическая преданность делу партии не спасла Анну Михайловну от репрессий. Ее исключили из партийных рядов, лишили всех постов и сослали в Саратов.

«Порывистая, источавшая постоянную энергию», Панкратова вскоре стала душой преподавательского коллектива исторического факультета Саратовского университета. «Овеянная романтикой подпольной борьбы с белогвардейцами в Одессе, личная встречавшаяся с Лениным», Анна Михайловна вызывала неподдельный интерес и уважение студентов и преподавателей факультета. «Она была инициатором и руководителем всех научно-педагогических и общественно-политических начинаний и дел на факультете, – вспоминал один из ее коллег, – учила нас доброму, заражала любовью к науке, творческим горением и энтузиазмом». На факультете оживленно работали спецсеминары и научные кружки. Показательно, что в период, когда Панкратова заведовала кафедрой истории СССР, треть выпускников истфака получили дипломы с отличием и рекомендации в аспирантуру. Анна Михайловна продолжала и научную работу. В 1939 году в Саратове вышла её книга «Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В нашем городе она подготовила школьный учебник истории, который в дальнейшем был переведен на все языки народов СССР и долгие годы оставался основным пособием по отечественной истории, выдержав более 20 изданий.

По окончании саратовской ссылки Панкратова работала в Институте истории Академии наук СССР и вузах Москвы, была главным редактором журнала «Вопросы истории», представляла отечественных историков на международном уровне, удостоилась ордена Ленина и двух орденов Трудового Красного Знамени и других наград. А в памяти тех саратовцев, кому довелось общаться с ней в годы ссылки, она осталась навсегда как «золотой души человек, простой и сердечный».