Да просто таланты!

Оценить
Да просто таланты!
Денис Владиславович, как врут злые люди, объясняет, что срок для Лысенко – это исключительно его заслуга. И если бы не плохая работа правоохранителей, то на него, на Лысенко, повесили бы и Балаша, и всю уголовку.

– Привет, как дела?

– Вопрос риторический? Или надо отвечать? Привет.

– Нет, если хочешь, то отвечай. Но, честно говоря, меня слухи интересуют.

– С этого надо начинать. У меня на сегодняшний день только два слуха. Но оба вполне себе стоящие. Первый: положение господина вице-губернатора резко улучшилось. Он уже никуда не уходит, а, наоборот, усилился и укрепился.

– Класс! С чего это?

– Дело в том, что Денис Владиславович, как врут злые люди, объясняет, что срок для Лысенко – это исключительно его заслуга. И если бы не плохая работа правоохранителей, то на него, на Лысенко, повесили бы и Балаша, и всю уголовку.

– Слушай, а что, никто не понимает, что мы все под богом ходим? И что наступит завтра со всеми вытекающими последствиями.

– Не знаю. Собственно, себе в заслугу Денис Владиславович ставит и приговор Малышеву...

– Ага, если Синичкина тоже приговорят, это опять же будет заслугой вице-губернатора. Но я вот что стесняюсь спросить: а как насчет того, что суд у нас типа независимая структура и так далее?

– Давай ты не будешь опять задавать риторических вопросов.

– Давай. Что еще?

– Еще патриарх к нам едет. Несмотря на происки злопыхателей. И целей у этой поездки две.

– Ну, это общеизвестно – храм на территории университетской территории и освящение какого-то очередного приобретения РПЦ.

– Это официальные версии. А есть подтекст. Врут, что окончательно решится вопрос с храмом Александра Невского. Вроде как будут сносить стадион «Динамо» и восстанавливать собор. Патриарх должен поставить последнюю точку над «i».

– Но это же очень спорный вопрос. Единственный стадион в центре города. Зимой – единственный публичный каток. Там секции, офисы. Это с одной стороны. С другой – стоит он на костях святых старцев...

– Положим, мощи все были вывезены и перезахоронены, а притча об этом – информационная составляющая...

– Не нам решать, конечно, но стройка на годы, если не на десятилетия, в самом центре, тотальная пробка... Деньги на это где брать? Бюджет, сама понимаешь, не потянет.

– Так из бюджета на это средства и не положены. Прихожане будут собирать пожертвования. Слушай, храм – это не единственная цель приезда. Вроде как, по слухам, это смотрины Лонгина на предмет его перевода в столицу. Уж очень он хочет.

– Нормальное желание любого человека. Сколько он уже у нас трудится? Лет десять? Пора на повышение. Впрочем, я не знаю, как там в РПЦ бывает... С другой стороны, если Лонгин уедет, то... Я совсем перестала понимать.

– Это ты о чем?

– О том, что один из основных благотворителей нашей церкви – известный депутат-строитель, который с нашим митрополитом дружит. Не будет митрополита – не будет благотворителя. Или я что-то не понимаю?

– Вполне вероятно. Только я тоже этой кухни совсем не знаю. Слышала только, что рядовые руководители приходов жалуются, что бизнесмены перестали им помогать. Дескать, у вас есть главный благотворитель, к нему и обращайтесь.

– И все-таки потрясающий человек этот благотворитель. Он везде. Закрыл все входы-выходы, перекрыл все пути. Куда ни глянешь, там он. Или его след.

– Это ты правильно удивляешься. Говорят, что он на территорию правительства заезжает в дальний двор, куда есть допуск только для губернаторского авто и машин зампредов. И врут, что вице-губернатор спускается к нему за указаниями во двор.

– Да, талантище! Редких способностей человек.