А по утрам летает вороньё...

Оценить
А по утрам летает вороньё...
Люди врут, что думская молодежь регулярно тусуется в исполкоме партии. И наблюдатели не исключают, что они что-то хотят потребовать от Попкова.

– Привет, как дела? По-прежнему штормит?

– Штормит, но из-за тебя. Ты такого шума со своим текстом о думе наделала...

– Знаю. Мне звонили сначала от молодых – спрашивали, чем меня очаровал Семенец, потом от зрелых – хотели выяснить, кто из молодых текст заказал.

– То есть вариант, что ты текст написала сама, не рассматривается?

– Наверное. Люди ведь всегда по себе мерят.

– Но должна тебе сказать по секрету, что ты очень четко попала в больную точку. Люди врут, что думская молодежь регулярно тусуется в исполкоме партии. И наблюдатели не исключают, что они что-то хотят потребовать от Попкова.

– Они очень смешные. Что может решать Попков? Нет, Владимир Михайлович наверняка милейший человек, но в местной политике он фигура номинальная и мало в ней понимающая. И уж конечно, ни на что не влияющая.

– Но ты же сама говоришь, что ребятки учиться не очень умеют.

– Ну, флаг им в руки. Честолюбие не самое плохое качество. Что еще интересного в этой жизни?

– Говорят, что идеологию правительства передали в более надежные руки. И теперь главным идеологом будет Борис Леонидович Шинчук.

– Так он вроде как всегда был рядом. И с мудрым советом, и с подставленным плечом.

– Не знаю, никогда не интересовалась.

– Это ты напрасно. Борис Леонидович, как человек дальновидный, всегда при деле. И никогда сильно не высовывается. Строит себе деревню и строит.

– Кстати, о стройке. Ты слышала, что рынок в Солнечном открыли?

– Да, в рассылке что-то было, и на лентах вроде как информация просочилась. А что?

– А то, что с этим рынком могут возникнуть вопросы. Например, у правоохранительных органов. И у некоторых действующих лиц и тем более исполнителей могут случиться проблемы.

– Ты кого имеешь в виду?

– Например, непотопляемого Олега Коргунова. Там какие-то финансовые головоломки получились. Так что... Собственно, злопыхатели врут, что солнце Коргунова из своего ближнего круга исключило.

– А вот это уже серьезный сигнал. Но, судя по всему, Олег Николаевич еще нужен. Что еще?

– Еще есть совершенно мистическая история. Один добрый человек живет недалеко от правительства. И он ежедневно с шести до семи утра делает зарядку.

– Молодец.

– Так вот, звонит он и рассказывает, что ежедневно в это время, с шести до семи, над зданием правительства летает стая воронья. А в семь, как по сигналу, вороны по парам разлетаются. Над Экономбанком не летают, над жилой красной высоткой не летают. А над правительством – кружат.

– Думаешь, мистика? Там, говорят, аккурат под зданием правительства сейсмоопасный участок. И до того как здание на Московской, 72, возвели, там выше двух этажей не строили. Там же Верхний рынок был, склады...

– Может быть. Я поначалу подумала, что вороны у крышной котельной греются, но на прошлой неделе, когда мне эту историю рассказали, еще тепло было, не топили ничего.

– Я даже и не знаю, чего сказать. Потому что исключительно гадости на язык просятся. А там же работает много хороших людей.