«Обвиняемые. Теодор Бун расследует»

Оценить
«Обвиняемые. Теодор Бун расследует»
Для чего пишутся детские детективы? Во-первых, для того, чтобы читателя развлечь, а во-вторых, чтобы одновременно преподать читателям какой-либо урок – нравственный, этический или хотя бы юридический.

Для чего пишутся детские детективы? Во-первых, для того, чтобы читателя развлечь, а во-вторых, чтобы одновременно преподать читателям какой-либо урок – нравственный, этический или хотя бы юридический. Американский романист Джон Гришэм, чья книга «Обвиняемые. Теодор Бун расследует» (М., «АСТ», 2014) недавно появилась на российских прилавках, очень популярен в США, однако не может похвастаться мощным литературным талантом. Понимая это, автор не стремится превратить конкретную криминальную историю в первотолчок для психологического романа-обобщения.

По сути вся серия о приключениях Тео Буна планировалась писателем как некий юридический ликбез. С этой вполне благородной задачей автор в новом, уже третьем по счету, романе серии, к сожалению, не справился. Вольно или невольно романист вступил на чужое поле и оставил за кадром всё то, что составляло наибольший интерес во «взрослых» книгах Гришэма: знание всех тонкостей американской судебной системы, которая являет собой отлаженный веками и эффективный механизм; в состязании выигрывает тот, кто лучше подкован, у кого крепче позиции и сильнее доказательства. В США, где сутяжничество давно уже стало национальным видом спорта, Гришэма ценят за профессиональную ловкость и дотошность. Коронный номер романиста – описание юридических хитросплетений, возникающих в ходе громкого судебного процесса, где, как правило, сталкиваются интересы обычного человека с интересами гангстерского клана или крупной корпорации. Всего этого в романе о мальчике-юристе практически нет: нет процесса, нет хитростей, нет поиска претендентов и погони за свидетелям. Вместо этого Тео Бун и его родной дядя Айк превращаются в импровизированных сыщиков. Они ищут, кто и почему «подставил» мальчика под обвинение в краже, и, разумеется, находят. Но сыск – занятие куда более простодушное, нежели судебные баталии. Гришэм пишет рядовое, дюжинное произведение, удивительно легковесное для человека с его квалификацией. Тинейджерам скучно читать книгу, где перебор нравоучений и мало экшен, а поклонник судебных триллеров Гришэма едва ли увлечется доморощенным сыском.