Теперь – расти!

Оценить
Теперь – расти!
Танцор может вырастить в себе актера

Я уже писал, что в этом году мне довелось поучаствовать в мастер-классе на тему «Утопия» греческого театрального режиссера Стаматиса Эфстатиу. Там я и познакомился с Настей Стукалиной – любительницей театра и, как позже выяснилось, еще и танцев. В июле она пригласила меня уже на свой курс, и я без долгих раздумий согласился.

Да и грех было не соглашаться: в качестве занятий я был почему-то подсознательно уверен, а цена вопроса – 600 рублей за два четырехчасовых урока в выходные – казалась даже заниженной. Так и оказалось в результате.

Назывался курс «Развитие пластического интеллекта». Поясню словами самого же автора: «Чтобы тело нас «радовало», с ним необходимо «подружиться». Занятия по развитию пластического интеллекта направлены на раскрытие физиологических ресурсов человека и на выработку умения их грамотного использования». Но это мало что скажет, если не объяснить, кто оказался в числе участников, а они, за исключением меня, были представлены исключительно девушками, да еще и занимающимися танцами. Сами понимаете, что я немного чувствовал себя не в своей тарелке. Впрочем, только поначалу.

На деле оказалось, что этот курс работает не столько с интеллектом, сколько, напротив, с бессознательным. Короче, если хочешь сейчас под изменившуюся мелодию песни поднять руку, то, не сдерживая себя, подними. И вот здесь, как выяснилось, я оказался в более выигрышном положении, чем участницы: все-таки, когда привыкаешь танцевать сальсу или румбу, то часто на автомате делаешь определенные движения, не задумываясь. Из-за этого из танца уходит душа, живость, остается не трогающая механичность. Именно это и стремилась изжить на эти два дня Настя. Мне, соответственно, было легче – я не успел обзавестись всеми этими клише и потому действовал по наитию.

Что мне отдельно понравилось в этом курсе, так это то, что он балансировал на тонкой грани между танцами и театром: некоторые упражнения явно вышли из мастер-классов Стаматиса, но при этом давались так дозированно и в более адаптированном для задач этого курса виде, что о плагиате и речи быть не может. Кстати, перед походом на этот курс я всерьез опасался, что, как и у грека, меня будет ждать работа на износ (для уровня новичка, разумеется), но я ошибся. Может быть, дело в том, что женщины бережнее относятся к подопечным?

Но больше всего из этих восьми часов мне запомнились два задания – попытаться изобразить цепочкой движений губы и жизнь дерева. С первым, что уж говорить, справился так себе, потому что с трудом представлял, как можно трансформировать губы в движения. А вот со вторым вышло интереснее, тут целые истории рождаются: как семя появилось в земле, начало прорастать, превращаться в молодой ствол, крепнуть, цвести, раздаваться, зеленеть и терять листву к зиме, доживать до мига наивысшего расцвета, а потом медленно чахнуть и, в конце концов, одряхлев, умереть. Настя потом говорила, что во время выполнения этого задания мы были настолько красивыми, что она просто умилилась. И еще: мы смогли сделать такие движения, которые в обычной жизни едва ли сходу, не настроившись, сумели бы повторить. Вот так иногда полезно отключать рефлексы.