«Царь головы»

Оценить
«Царь головы»
Для чего пишутся аннотации? Обычно для того, чтобы заставить потенциального покупателя раскошелиться. В этом смысле у новой книги санкт-петербургского писателя Павла Крусанова «Царь головы» (М., «АСТ», 2014) аннотация составлена из рук вон плохо.

Для чего пишутся аннотации? Обычно для того, чтобы заставить потенциального покупателя раскошелиться. В этом смысле у новой книги санкт-петербургского писателя Павла Крусанова «Царь головы» (М., «АСТ», 2014) аннотация составлена из рук вон плохо.

Читаем: «Его упрекали в имперских амбициях и в антиамериканизме, нарекали «северным Павичем»... «Господи, чем удивили! Да сейчас каждый второй писатель из «патриотического лагеря» на всех углах распинается о своей нелюбви к «проклятым пиндосам», а каждый первый твердит о том же самом со страниц СМИ. Надо заметить, что как раз этот крусановский сборник не страдает переизбытком соборности-державности. Ну есть шпилечка в адрес «писклявого ЛГБТ-сообщества», ну присутствует легкая ностальгия по тем временам, «когда Крым еще считался неотторжимым достоянием их большой родины», ну запущен камешек в 90-е годы, «когда вся страна уже слетела с петель», но по нынешним воинственным временам это уже совсем пустячок – у Лукьяненко, Задорнова или Багирова будет, пожалуй, позабористей.

Аннотация напоминает читателю, что Крусанов – «член Ленинградского рок-клуба, один из лидеров «петербургских фундаменталистов», и это тоже слабовато. Надо было бы написать: «выдающийся рок-музыкант, из принципа отказался играть в группах «Кино», «Аквариум» и «Роллинг Стоунз» (а что? отказаться – это право каждого, даже тех, кого не звали), состоял в переписке с Хомейни и Каддафи (поди проверь – оба умерли). Или еще пассаж: дескать, романы Крусанова «входят в шорт-листы ведущих литературных премий». Да не все знают, что такое «шорт-листы». Следовало написать: мол, выдвигался на ВСЕ литературные премии (про то, что не получил ни одной, сообщать не обязательно). Писатель Крусанов – давно уже не дебютант; сегодня он принадлежит к литературной номенклатуре, входит в жюри премий, пишет манифесты, ездит в творческие командировки, числится в составителях антологий и т. п.

Его активность особенно заметна, если учесть, что ряды питерских писателей старшего поколения редеют. Давно нет Голявкина, Погодина и Довлатова, сравнительно недавно ушли Житинский и Стругацкий. Валерия Попова унесло биографическим жанром, Акелу-Гранина – жанром автобиографическим. Крусанов имеет все шансы продвинуться по совписовской лестнице, и это требует солидности и масштабности. Однако автор нового сборника, пытаясь поведать что-то новое, всякий раз рассказывает лишь невероятно растянутый анекдот. В сборнике их всего восемь. Для сборника юмора маловато. Для сборника прозы несолидно.