Пятница в черно-белых тонах

Оценить
Пятница  в черно-белых тонах
Первую половину пятницы я, признаюсь, пребывал в глубоком унынии. Всё дело в том, что Максим Ксензов – заместитель начальника Роскомнадзора (интересно, сколько у нас вообще всяких надзоров?) покусился на нечто очень важное для меня.

Первую половину пятницы я, признаюсь, пребывал в глубоком унынии. Всё дело в том, что Максим Ксензов – заместитель начальника Роскомнадзора (интересно, сколько у нас вообще всяких надзоров?) покусился на нечто очень важное для меня. Он заявил: «Если в какой-то момент мы оценим, что последствия от «выключения» социальных сетей будут менее существенными по сравнению с тем вредом, который причиняет российскому обществу неконструктивная позиция руководства международных компаний, то мы сделаем то, что обязаны сделать по закону». Речь шла о возможной блокировке – как водится, без суда и следствия – социальных сетей Facebook и Twitter. В том же интервью Ксензов еще говорил о неконтролируемой информации. «Дело понятное, – думал я с тоской, – власти предприняли еще одну попытку сунуть носом в пропагандистское ТВ тех россиян, которые от телевизора нос воротят».

Facebook, правда, не мой ресурс, а вот в Twitter я активный пользователь. Тем, кто, может, не знает, расскажу, что Twitter – это такая социальная сеть, где можно размещать короткие, в 140 знаков, сообщения и фото. Для меня Twitter прежде всего источник информации. Понятно, что в 140 знаков многое не вместишь, но можно бросить ссылку. Большинство твиттерян именно так и делают: прочитал нечто интересное, поместил ссылку и в нескольких словах охарактеризовал, о чем текст. Кроме того, этой сетью я пользуюсь, чтобы в телеграфном стиле переписываться с родными, друзьями, раскиданными по стране и миру. И наконец, что скрывать, и сам комментирую те или иные события, попутно учась краткости изложения. И вот всего этого меня надзорное ведомство решило лишить. Можно было, конечно, как-то протестовать, но г-н Ксензов заранее пресек мои гипотетические протесты, заявив, что никаких рисков в закрытии сетей не видит.

Но хорошо, что мы живем в России, здесь одна рука власти не знает, что делает другая. Просыпается, стало быть, премьер наш Дмитрий Анатольевич Медведев, открывает свой гаджет (электронный прибор, отличающийся малыми размерами, – «Вики») и читает множество панических сообщений о закрытии Twitter, а также массу рецептов о том, как запреты обойти, и комментариев на тему, что запретители, мягко говоря, не самые умные люди на свете. И возмутился Дмитрий Анатольевич, и набрал спасительный для пользователей текст: «Как активный пользователь социальных сетей считаю, что российское законодательство обязаны соблюдать все: и сами сети, и пользователи. Но отдельным чиновникам, отвечающим за развитие отрасли, надо иногда включать мозги. И не давать интервью, объявляющих о закрытии соцсетей».

И Ксензов – представляете – сразу одумался. «Никто не говорил о закрытии доступа к популярным соцсетям в России, речь шла о том, что администрация некоторых ресурсов, в частности Твиттера, не реагирует на наши запросы», – так он заявил Интерфаксу. Twitter вообще-то американская компания, и там, видно, не понимали, почему они должны реагировать за запросы российского надзорного (цензурного) ведомства. В том же, что достаточно высокопоставленный российский чиновник за полдня резко изменил свое мнение, нет ничего удивительного. Во-первых, неожиданно выяснилось, что начальство думает иначе, а во-вторых, и люди повыше рангом, чем Ксензов, меняют свое мнение столь же неожиданно и часто. Примеры можете поискать сами. Вечером всё той же пятницы по несчастному Ксензову ударили из самого крупного калибра. Дмитрий Песков, который, как известно, есть уста президента, сказал Интерфаксу, что использовать пробелы в законодательстве России для того, чтобы осуществлять гонение на СМИ и социальные сети, недопустимо.

«В этом процессе как контролирующие органы должны проявлять максимум ответственности, так и социальные сети должны проявлять максимум ответственности на предмет соблюдения законодательства».

А вот глава Саратова с комментарием поспешил и потому показалось, что он пошел против течения. Хотя надо отдать должное Олегу Васильевичу: он старался быть осторожным. Но все же сказал агентству «Взгляд» следующее: «Если это ведется в интересах национальной политики и национальной защиты, то, думаю, это правильное решение. А если это проводится в угоду другим соцсетям, которые таким образом борются с конкурентами, то, наверное, отрицательно отношусь. Смотря откуда команда идет. Но я думаю, что это, скорее всего, ведется в интересах государства, тогда правильно делают». Но вот премьер-министр думает иначе, хотя оба и являются пользователями Twitter. Получается: один быстро от него открестился, а другой, который Дмитрий Анатольевич, отстоял любимую сеть.

В субботу несчастному Ксензову еще и выговор объявили. Но напуганное население Twitter уже ничему не верит. Пишут: выговор объявили не за то, что сказал, а за то, что сказал раньше времени. На сём история эта (пока?) завершается. Пойду-ка я загляну в Twitter, вдруг Ксензов действительно прежде времени проговорился.