Мнимая красная линия

Оценить
Мнимая красная линия
С легкой руки пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова популярно стало словосочетание «тонкая красная линия». Вообще-то это название старой уже – 1998 года – американской кинокартины о битве на тихоокеанских островах.

С легкой руки пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова популярно стало словосочетание «тонкая красная линия». Вообще-то это название старой уже – 1998 года – американской кинокартины о битве на тихоокеанских островах. Но Песков вспомнил это название в связи с запретом телеканала «Дождь». Отвечая на вопрос журналиста, нарушил ли «Дождь» закон, пресс-секретарь ответил, что закон не нарушен, но перейдена «тонкая красная линия» (ТКЛ). Не будем гадать, будут ли в ближайшем будущем судить за пересечение ТКЛ. Не будем дальше о «Дожде» – коллегам посвящен разворот этого номера. Поговорим о другом: кто эти линии протягивает (или чертит) и зачем.

Кремлевский журналист Владимир Соловьев пишет на своей страничке в Интернете о церемонии открытия сочинской Олимпиады. И удовлетворенно замечает, что малое количество отрицательных откликов свидетельствует о том, что Путин победил, а «болотные» (термин Соловьева) проиграли.

Официально спорт – вне политики, неофициально – обратная картина. Все послевоенные годы, с тех пор как СССР начал принимать участие в международных турнирах и олимпиадах, все результаты рассматривались сквозь призму противостояния социалистического лагеря и капиталистического мира. Но еще не было попыток использовать какой-либо турнир для сведения счетов во внутреннем противостоянии. Делается всё просто: всё положительное, что случилось на зимних играх, ненавязчиво подается как успех власти и, соответственно, проигрыш оппозиции. Но, извините, это Плющенко выдал блестящий каскад прыжков, а не, скажем, Путин; и серебро в биатлоне взяла Ольга Вилухина, а не Валентина Матвиенко. При этом за кадром остается подготовка наших спортсменов – большой частью за рубежом, – работа иностранных тренеров. Любая же удача подается под соусом неистового патриотизма в стиле комментатора Губерниева. Кстати, он же все не лучшие результаты списывает на волю олимпийских богов. Нет ли здесь язычества, экуменизма и вообще «оскорбления чуйств»?

Однако вопрос не в этом. Он в том, как должны к сочинской Олимпиаде относиться люди, причисляющие себя к оппозиции? Тем более что у нынешних игр такая предыстория. Наверное, четыре года «зимние игры в субтропиках», предполагаемые многомиллиардные хищения, завышение смет и прочие некрасивые истории были любимой темой оппозиции. Но вот после красочного шоу начались спортивные состязания. Значит ли это, что мы, а я не считаю себя сторонником нынешней власти, потому и пишу «мы», должны желать поражения представителям нашей страны? И не должны испытывать гордость за их победы?

Понимаю, что конкретно саратовцам особо нечем гордиться: наша делегация составлена по принципу «один спортсмен – один министр – два фольклорных ансамбля». Даже Таджикистан подготовил двух лыжников. Ладно, тихое умирание спорта в нашей области – отдельная тема, так же как и одна из самых нелепых эстафет олимпийского огня. На Олимпийских играх не место для местечкового патриотизма. Вообще же я считаю, что болеть или не болеть за наших – это личное дело каждого. Опять о себе напишу: напор предолимпийской риторики был столь велик, что до начала игр думал: «Ну их к богу, пускай бегают, прыгают, стреляют, а мне это ни к чему». Но начались соревнования, и старая болельщицкая закваска дала о себе знать. И как я заметил, многие мои знакомые, люди тех же политических взглядов, стали завзятыми фанатами. И это вовсе не отменяет их убеждения, что сочинская стройка была гигантской, беспредельной кормушкой.

Есть и те, кто не поступился принципами. Виктор Шендерович пишет в «Живом журнале»:

«И вот уже, взятые за патриотическое живое, даже клятые интеллигенты испытывают неловкость от собственной оппозиционности, и сами, как шииты, начинают побивать себя в кровь собственными цепями.

И гениальная девочка, взлетая надо льдом, прихватывает с собою вверх и путинский рейтинг.

Заодно повышая наши шансы отбросить коньки».

О том, что может случиться после Олимпиады, сейчас можно только гадать. Отметим только, что у большинства думающих людей настроения пессимистические. Поживем – увидим.

И еще раз о тонкой красной линии. Сейчас ею пытаются разграничить людей. Если ты болеешь за Россию на Олимпиаде, значит, ты, грубо говоря, за Путина. Если же ты противник нынешней власти – отвернись от телевизора и не смей кричать «Шайбу, шайбу!»

Это мнимая линия, ее надо просто не замечать.