Тёмные оттенки мрачного

Оценить
Тёмные оттенки мрачного
Да, я не Нострадамус! Не авгур и не гадалка. И потому предсказывать будущее не умею. Но попробую. Мало ли сейчас людей, которые занимаются тем, что делать не умеют, и при этом прекрасно себя чувствуют.

Да, я не Нострадамус! Не авгур и не гадалка. И потому предсказывать будущее не умею. Но попробую. Мало ли сейчас людей, которые занимаются тем, что делать не умеют, и при этом прекрасно себя чувствуют. Достаточно посмотреть на областную думу или российский парламент, чтобы в этом удостовериться. Да и правительства – что местное, что федеральное – трудно назвать сообществом профессионалов высочайшего класса.

Так вот, о будущем. Совершенно определенно ясно, что в день олимпийской эстафеты город – даже два, Саратов и Энгельс – ждет транспортный коллапс. Дороги перекроют на весь день, причем почти все – основные. И уже начальник ГИБДД предвидит, что будет, и просит обойтись без скандалов. Абсолютно не понимаю, почему по причине тщеславия властей – у нас, дескать, самый протяженный маршрут проноса олимпийских факелов – люди должны всю субботу сидеть дома. Уверен, что после таких масштабных до идиотизма мероприятий число фанатов олимпийского движения в Саратове и Энгельсе поубавится.

Так вот год начнется. Жить мы будем бедненько и грязненько, потому как денег в областном бюджете и в городском тоже мало. Можно сказать, совсем мало. На такие излишества, как наведение чистоты, ремонт дорог и прочее, остаются совсем крохи. Не только один я так считаю. Федеральный министр финансов Антон Силуанов тоже говорит, что «регионам сейчас как никогда сложно». По той простой причине, что выполнение майских указов президента на регионы переложили, а денег дать забыли. Правда, Силуанов оптимист – министрам и положено ими быть, – потому уверен, что после выполнения майских указов краям и областям станет жить легче. Тоже не очень понятно, почему. Ведь выросшие зарплаты бюджетников так и останутся тяжким грузом на областных бюджетах. А денег, понятно, опять-таки не дадут: то Украину надо от Евросоюза откупать, то авианосцы строить.

Зато политическая жизнь будет спокойна как никогда. Выборов никаких не предвидится, да в области настоящих выборов и не было с середины девяностых годов. Межвидовая грызня однопартийцев продолжится – и, возможно, с новой силой. Опять же понятно: денег становится всё меньше, а ведь именно они являются первопричиной всех действий нынешних, так сказать, политиков.

Отсутствие средств, однако, не остановит наших мечтателей с улицы Московской. Федеральный центр денег на новый аэродром не дал, остался только роскошный макет саратовского Домодедово/Шереметьево. Можно будет продолжить возить его по разным выставкам. Еще можно изготовить макет нового моста. И на него денег не дадут: не до нас, чемпионат надо проводить мировой по футболу, БАМ перестроить, еще одну кольцевую дорогу вокруг Москвы соорудить. Но макет нашего моста можно поставить в кабинете и смотреть на него с печалью и думать: «Эх, дали бы миллиардов двадцать, мы бы такого тут понастроили».

Дальше легче не будет. Финансирование значительной части обещаний Путина отнесено на 2016–2018 годы. По оценкам министерства финансов, в год на «указы» потребуется 2,2–2,5 триллиона рублей при бюджете в 15 триллионов. Судите сами, каким будет отношение к региональным инвестиционным программам. От выполнения президентских задач государство, конечно, не откажется, но всё же власти понимают, что на экономику страны взвалены непосильные задачи, а нефтяной бум остался позади. И вот уже президент говорит, что после 2020 года военно-промышленный комплекс, завершив перевооружение армии, перейдет на выпуск мирной продукции. Так сказать, конверсия версии-2020. Скороварки, изготовленные на военных заводах, из танковой стали мы помним. И пользы нашей страны, которая тогда называлась СССР, конверсия не принесла, и развалился Советский Союз, в том числе и по той причине, что экономика не выдержала гигантских военных расходов.

Еще может быть так, что народ, привыкший к относительно сытой жизни, не станет терпеть понижение уровня жизни, постоянный рост коммунальных тарифов и другие эксперименты над людьми вроде социальных норм на электроэнергии. А это будет посильнее движения за честные выборы или абстрактные права человека. И практически никто из аналитиков не исключает роста социального напряжения.

В эти дни прогнозами на ближайшее будущее многие занимаются. Мы приведем только один – из интервью Михаила Ходорковского «Новой газете»: «В принципе у России вполне есть возможность продолжать сырьевое существование, хоть и не столь богатое, как в нулевые годы. Население будет беднеть – и все-таки ничего не понимать. Однако в один далеко не прекрасный момент выяснится, что Республика Саха, Дальний Восток или Поволжье существуют в значительной степени сами по себе. Я считаю угрозу распада самой реальной – и самой страшной. Если сохранится нынешняя модель – другой вариант трудно представить».

И вроде бы несчастливый 13-й год уходит, а в будущем всё как-то мрачно и темно.