А в январе они проснулись

Оценить
А в январе они проснулись
Вроде как Коссовича отодвигают отовсюду, близкие ему люди начали ласково смотреть в сторону нового ректора. И на сегодняшний день под крылом Леонида Юрьевича осталось только промышленное направление.

– Привет, чем порадуешь в канун Нового года?

– Ты хочешь песен от меня? Или танец живота?

– Ни в коем случае. Я хочу слухов. Желательно жизнеутверждающих.

– Ну, это ты загнула. Даже в канун Нового года слухи у меня не сильно веселые. Но они есть.

– Тогда давай то, что есть.

– Говорят, что в госуниверситете начались странные вещи. Вроде как Коссовича отодвигают отовсюду, близкие ему люди начали ласково смотреть в сторону нового ректора. И на сегодняшний день под крылом Леонида Юрьевича осталось только промышленное направление.

– Ничего неожиданного. Смешно было бы, если бы получилось иначе.

– Но и у Чумаченко проблемы. С выплатой заработной платы. Потому как мудрый Коссович перенаправил денежные потоки на всякие разные инновационные комплексы.

– Грустно. Но ожидаемо. Что еще?

– Говорят, что на должность директора ПАГСа, или как он теперь называется, согласована кандидатура Галины Комковой.

– А чего? Она верой и правдой... Заслужила.

– Продолжаются ритуальные танцы вокруг места Ремезова.

– Ты вроде как говорила, что туда, на антимонопольную службу, очень хочет Большеданов?

– Да. Хочет. И не исключено, что у него что-то получается. Потому как начались игры вокруг зампредовского места.

– Неужели Лобанов?

– Прекрати издеваться. Люди врут, что на это место один влиятельный депутат пытается продвинуть Олега Галкина.

– Забавно. А имя у этого загадочного лоббиста есть?

– Да. Сергей Георгиевич его зовут.

– А ты уверена, что губернатор пойдет на поводу у Курихина?

– Я ни в чем не уверена. Но там, в правительстве, что-то странное творится.

– А почему тебя это удивляет?

– Нет, кроме смеха, пошел какой-то обвал информации, что в правительстве все сидят на измене. Одним местом чувствуют, что что-то назревает, но не понимают, что именно.

– А конкретные факты?

– Вроде как место Моисеева, то есть еще один зампредовский портфель, оставляют. Но будет перераспределение обязанностей.

– Слушай, давай подробности. Потому как ты меня уже запутала.

– Хорошо. Но у меня отдельные несвязные кусочки мозаики. Говорят, что Канчер сильно недоволен Лисовским и пытается его выдавить.

– А кто сомневается, что Канчер – человек большого ума? И неуемных амбиций.

– Именно. Потому он претендует на место вице-губернатора. Но, понятно, возьмет под себя весь реальный сектор.

– И идеологию? Это будет шикарно.

– Нет, идеологию могут отдать новому зампреду.

– А Канчер не понимает, что Лисовский – абсолютный авторитет среди крупных промышленников?

– А может, поэтому он и недоволен?

– Ладно. Но я в этой схеме пока не вижу Лобанова.

– Я тоже, но его окружение по-прежнему видит своего шефа на первых ролях в правительстве.

– Ну и замечательно. Весело и задорно. Но тоже ничего не понятно.

– Посмотрим, есть вероятность, что в январе в правительстве начнутся серьезные передвижки, перетасовки.

– Ну да, оптимизация, реструктуризация и сокращения в соответствии с законом Мерфи.

– Вот ты глумишься, а я тебе серьезные вещи говорю.

– Ну, извини. Давай тогда несерьезные.

– Злопыхатели уверяют, что Александр Ландо хочет стать почетным гражданином Саратовской области. И активно лоббирует этот процесс.

– Александр Соломонович – активный человек. И у него однозначно всё получится. Ты мне вот что скажи. «Шинчук – уполномоченный по правам человека» – это утка?

– Не думаю. Есть версия о том, что его комитет сольют с министерством информации. Под руководством Линдигрин. Но Бориса Леонидовича обижать нельзя.