«Апология чукчей»

Оценить
«Апология чукчей»
В предисловии к своей новой книге «Апология чукчей» (М., «АСТ») ее автор, Эдуард Лимонов, гордо сообщает, что все коротенькие тексты, вошедшие в книгу, прежде печатались «в лучших журналах России»...

В предисловии к своей новой книге «Апология чукчей» (М., «АСТ») ее автор, Эдуард Лимонов, гордо сообщает, что все коротенькие тексты, вошедшие в книгу, прежде печатались «в лучших журналах России» – к ним он относит... нет, не «Новый мир», «Знамя», «Октябрь» (там Эдичку уже никто не воспринимает всерьез), а «Glamour», «Жару» и «Sex & the City».

После того как писатель условно-досрочно вышел на свободу и власть больше не стремилась превратить пожилого бузотера в узника совести (даже из автозаков отпускали быстро), писатель задумался, что ему делать. Газету с названием осколочной гранаты он уже выпускал. В опереточный мятеж с целью «отделения Кокчетавской области от республики Казахстан» уже играл. Ну и что дальше? Герой мог бы вернуться к ремеслу портного и шить культурной элите дерзкие авторские брючата с фирменным лейблом-лимонкой. Или уйти на ставку в кремлевский агитпроп и упаковывать в колкие газетные колонки старческую ревность полинявшего мачо к свежим упругим ньюсмейкерам. Эдуард Вениаминович, ужавший р-р-р-революцию до форматов гламурного глянца, сумел проявить фантазию. Его жертвой стали критики – те немногие, кто еще полагал, будто Лимонов, при всех его закидонах, хотя бы писатель хороший. Как бы не так!

Книга «Апология чукчей» – дерзкое развенчание этого мифа: сборник не плох, а очень плох. «Слушая их, я меланхолично думал о том, что отказываюсь верить, что наши проблемы кончились, мне было всё равно тревожно...» С какого языка это переведено? Во всяком случае переведено не на русский. У Лимонова женщины «будут иметь крайне деструктивный вид», «уместно, одиноко и чарующе лежали», «избрал быть стариком», «у меня есть служба безопасности, которая бдит мою безопасность». И так по всей книге. Порой доходит до анекдота. «Именно на жене Хоффманна, шведке, я понял, откуда я знаю звуки мотеля в городе Итаке...» Нет-нет, рассказчик не имел никаких отношений с этой шведкой! Он лишь хотел сказать: «на том месте в разговоре, где была упомянута шведка». Надеемся, что Хоффман не прочтет эту книгу.