Arcade. Fire Reflektor, 2013

Оценить
Arcade. Fire Reflektor, 2013
Парадокс. Есть канадская группа Arcade Fire, которая за свою относительно недолгую историю по числу наград может сравниться с кителем дорогого Леонида Ильича Брежнева.

Парадокс. Есть канадская группа Arcade Fire, которая за свою относительно недолгую историю по числу наград может сравниться с кителем дорогого Леонида Ильича Брежнева. Дебютный Funeral 2004 года занял первое место в списке MTV 50 Greatest Albums of the Year и получил две номинации Grammy и 8-е место в книге Боба Мерсеро «100 лучших канадских альбомов». Второй, Neon Bible (2007), возглавил альбомные списки Канады и Ирландии, в США и Великобритании поднялся до 2-го места и вышел на 1-е место в списке лучших альбомов 2007 года журнала Q Magazine. Третий, The Suburbs, выиграл Grammy как лучший альбом 2010 года. Четвертый альбом уже получает оценки типа «грандиозный», «эпохальный», «космический». С группой почитают за честь спеть и поиграть корифеи – Боуи, Боно и даже сам Мик Джаггер. Так в чем парадокс? В том, что саратовские знатоки рок-музыки на вопрос, как им Arcade Fire, пожимают плечами. Или – хуже того – переспрашивают: «А это кто такие?»

Ладно, вполне может быть, что они все ретрограды и замшелые консерваторы. Что им альбом Hollies какого-нибудь шестьдесят лохматого года дороже всей современной музыки. Серьезно, я знаю индивидуума, который решил для себя, что рок-музыка завершилась в 1975 году. И не купил ни одной пластинки, выпущенной после этого года.

Хорошо, я человек широких взглядов. Тем более что мой сын – меломан по наследству – писал, что чуть ли не неделю только и слушал Reflektor. И я купил. Ну что сказать... Возможно, мое восприятие альбома испорчено тем, что я видел несколько живых выступлений группы. Там всё обстояло иначе. Одна девушка – Реджин Шассон – играла на аккордеоне и пела. Другая – Сара Нойфилд – играла на скрипке. И вообще всё это отчасти напоминало веселый свадебный ансамбль – что-то вроде группы Эмира Кустурицы.

На диске всё иначе, всё гораздо серьезнее. Очень много электроники, и Шассон почти не поет, место у микрофона она отдала мужу Уину Батлеру. Что же до музыки... Если привести самые широкие аналогии, то это похоже на U2. Реально с первого раза цепляет Joan Of Arc – последняя песня с первого диска (альбом состоит из двух). И может, еще Supersymmetry с диска второго – гипнотический психодел на одиннадцать минут.

Хотя, может быть, и я ретроград и консерватор. Хотите иметь свое мнение – слушайте. В конце концов, Grammy зря не дают.