Здесь люблю, здесь – не люблю

Оценить
Здесь люблю, здесь – не люблю
Грищенко, нежные чувства и саратовские дороги

Вы знаете, сколько люков расположено на проезжей части улицы Вольской? Я специально считала: от Большой Казачьей и до Вольского проезда примерно 60. Примерно, потому как я считала люки по ходу движения машины и могла не заметить чугунные круги под едущими рядом или припаркованными машинами. Но, согласитесь, и 60 люков на небольшом, меньше километра, отрезке дороги – перебор.

Понятно, из-за обилия (или даже изобилия) люков передвигаться по Вольской – не самое большое удовольствие. Потому как люки не заделаны заподлицо с дорожным полотном, а выпирают уродливыми кочками, грибками с острыми краями или, наоборот, заглублены и представляют собой вполне себе приличную ямку.

Та же ерунда и по улице Горького (на табличках-указателях написано «улица А. М. Горького», что есть глупость). Особенно хорош отрезок от Рабочей до Мичурина.

По Чапаева езжу редко, но помнится, там тоже с люками всё в порядке.

Но я, собственно, о любви.

Честно говоря, по улицам Саратова я езжу, как правило, по определенным маршрутам. И, как правило, по ходу движения вспоминаю об Олеге Грищенко. С нежностью вспоминаю. Потому как практически вся дорога, по которой я езжу от дома до работы, в идеальном состоянии. Ладно, оговорюсь: в относительно идеальном. Но по сравнению с теми колеями, руинами и колдобинами, по которым приходилось передвигаться еще пару лет назад, в идеальном абсолютно.

Но иногда, три раза в неделю, мой маршрут удлиняется. Я не сворачиваю с Вольской на Киселева, а еду практически до конца улицы, до Вольского проезда. И тут я начинаю Грищенко ненавидеть. Недолго, потому как включается еще один внутренний голос (с некоторых пор, с тех, когда я разговариваю с инсайдером, у меня их два), который объясняет, что Грищенко здесь не при делах, а «стопятьсот» люков на километре центральной дороги – заслуга водоканала и теплосетей.

Но первый голос не унимается и пытается объяснить второму, что Грищенко может повлиять на водоканал с теплосетями и заставить их… Ну и так далее. Короче, к концу маршрута, если не включается автопилот и я забываю о Грищенко и люках, у меня наблюдается абсолютный когнитивный диссонанс, и требуется экстренный перекур.

Но я все-таки о любви. Потому как в общем и целом дороги в Саратове стали лучше. Значительно лучше. Дело в том, что в недавнюю субботу я отклонилась от привычного маршрута и сгоняла из центра на самый край Ленинского района. И обратно ехала не проторенной дорогой, а новым маршрутом. Так вот, претензии остались только к Сокурскому тракту, который не ремонтировался со времен царя Гороха. И, видимо, зачахнет в полуразрушенном состоянии. А машины там ездят. И даже есть какой-никакой общественный транспорт в виде маршрутных такси. А дороги нет. Совсем. Даже в виде лоскутного одеяла, какое наблюдается при въезде на правый берег с нового моста. Тут Грищенко ни при чем, но я о нем вспоминаю, даже когда объезжаю ямы на въезде в «Ленту». Потому как Олега Васильевича я, как правило, люблю. Если не еду по Вольской. Или Горького. Или Чапаева либо Рахова. Но по этим улицам я езжу редко.

А еще Грищенко я не люблю, если еду по Радищева, если от Кутякова до Соколовой. Но скоро эта пятиминутка ненависти превратится в очередное мгновение любви.