Губернатора не выбирают. Свидетельства очевидцев выборного процесса

Мне было приятно наблюдать за выборами

Оценить
Мне было приятно наблюдать за выборами

Анастасия ПоляковаАнастасия Полякова,
студентка

Место действия: УИК № 279, детская школа искусств № 11, председатель – Елена Олеговна Русина

У меня осталось положительное впечатление от выборов. Я думаю, это ещё благодаря тому, что мне достался спокойный участок, с адекватными членами участковой избирательной комиссии, которые были заинтересованы в том, чтобы выборы прошли так, как и должны. Мне, наблюдавшей за спокойной обстановкой на своем участке, было немного странно слышать о том, что где-то подрались, кого-то выгнали, кто-то неадекватно себя вёл.


В этом году мне довелось побывать наблюдателем на выборах губернатора и депутатов Саратовской областной думы и взглянуть на этот процесс немного изнутри, увидеть, что происходит до открытия участка, во время работы и после его закрытия.

Интерес к этому мероприятию у меня был не только как у человека с активной гражданской позицией, но и профессиональный.

В университете нам много говорили о том, как должны проходить выборы, но ведь лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому когда я увидела, что партия «Яблоко» приглашает граждан поучаствовать в выборах в качестве наблюдателя, я не задумываясь связалась с представителями партии и уже в тот же вечер проходила обучение.

И вот 10 сентября, вооружившись необходимыми документами и положительным настроем, я отправилась на выбранный мной избирательный участок.

На место назначения я прибыла где-то за полчаса до начала голосования, там уже присутствовали несколько наблюдателей и члены избирательной комиссии.

Хочется сразу отметить, что на участке всё было расположено очень удобно. С мест, где находились наблюдатели, было прекрасно видно стол с членами комиссии, кабинки для голосования, обычные и переносные урны.

Члены комиссии без проблем и увиливаний отвечали на задаваемые им вопросы: о количестве зарегистрированных избирателей, о заявках для голосования на дому и т.д. Также не возникло проблем и с изучением журнала со списком избирателей и осмотром участка.

И вот, когда урны уже были проверены и опечатаны, а время голосования началось, все стали ожидать первых избирателей, и они, собственно, не заставили себя долго ждать. Самыми ответственными оказалась пожилая пара, которая пришла через пару минут после начала голосования, в хорошем настроении исполнила свой гражданский долг и, пожелав всем присутствующим хороших выборов, покинула избирательный участок.

Первые избиратели проголосовали, выборы официально начались, и постепенно заполнялись графы в журнале для избирателей.

В целом процесс голосования на участке проходил достаточно спокойно, никаких нарушений или скандалов с избирательной комиссией не было.

Но наблюдать за всем происходящим всё равно было интересно. Большинство людей пребывали в хорошем настроении и отмечали важность голосования, интересовались, много ли уже человек проголосовало, и говорили, что обязательно напомнят своим родственникам, соседям о выборах, что бы те пришли и отдали свой голос. Было приятно видеть, что людям небезразличны выборы местного масштаба.

Было интересно смотреть за теми, кто голосовал впервые. Молодые люди немного нервничали, но после того как бюллетень был опущен в урну, волнение пропадало, а на лицах появлялись довольные улыбки.

Были случаи, когда избиратели приходили на участок, а оказывалось, что их участок находится в другом месте. Некоторые просто не знали, где именно они должны голосовать. С чем это связано?

С тем, что граждан плохо проинформировали о местонахождении их участков, или сами граждане были невнимательны к этой информации? Это остаётся вопросом. Но эту проблему успешно решили члены избирательной комиссии, которые, воспользовавшись интернетом, смогли помочь гражданам узнать, где их избирательный участок, но было бы лучше, если бы это не потребовалось.

Отсюда плавно вытекает вопрос о том, как именно дома распределяются по избирательным участкам. Близлежащие от участка дома оказались прикреплены к другому участку. А дома, которые были на «моём» участке, находились в некой отдалённости от него, что было не совсем удобно для людей пожилого возраста.

Небольшие затруднения у людей вызывало использование КОИБов, установленных на участке, но это всё незначительные мелочи, которые легко решались после объяснения наблюдателями или членами комиссии, как правильно ими пользоваться.

Кроме нахождения на самом участке мне довелось поучаствовать в голосовании на дому. Примерно около часа дня председатель комиссии предоставила список для первой переносной урны и спросила, кто из наблюдателей желает отправиться с представителем избирательной комиссии для голосования на дому. Вызвались я и наблюдатель от «Справедливой России», при этом на участке осталось ещё порядка шести избирателей. Представителю от комиссии была вручена папка с бюллетенями, заявлениями и списками людей, подавших заявление о желании голосовать на дому, мне доверили носить урну, и мы отправились к избирателям.

Всего у нас было 13 адресов. Только в одной квартире нам не открыли, несмотря на разочарование, после тщетных попыток достучаться нам пришлось пропустить этого человека. Все эти граждане не могли прийти для голосования на участок из-за инвалидности, но очень хотели поучаствовать в выборах. Это было видно по тому, как доброжелательно они нас встречали и ставили свои галочки в бюллетенях. Каждый поздравил нас с праздником выборов и наговорил много приятных слов, кто-то рассказывал истории из своей жизни или о том, как были организованы выборы в Советском Союзе. Некоторые пытались спрашивать, за кого голосовать, т.к. просто не слышали об отдельных кандидатах (в основном это касалось кандидатов-одномандатников, но иногда и список кандидатов в губернаторы вызывал затруднения), но каждому было тактично объяснено, что мы не имеем права оказывать давление на избирателей или подсказывать, за кого голосовать.

От голосования на дому у меня осталось двоякое впечатление: с одной стороны, все люди были доброжелательны, и это вызывало приятные эмоции. Но с другой стороны, немного расстраивало то, как и в каких условиях приходится жить этим людям.

Несмотря на то, что у нас было не так много адресов, на их обход ушло около полутора-двух часов. Когда мы вернулись на участок, там было всё так же спокойно, и мы, поставив урну на место и отдав председателю все необходимые документы, заняли свои места.

До окончания голосования всё шло своим чередом, люди приходили, голосовали и покидали участок. Явка к концу дня была больше половины, из 2000 зарегистрированных проголосовало около 1300. Вбросов со стороны участковой избирательной комиссии зафиксировано не было.

После того как голосование было завершено, а участок закрыт, начался последний этап – подсчёт голосов. Как уже упоминалось ранее, на участке были установлены КОИБы, и это заметно облегчило задачу всех тех, кто там находился. Никто из членов участковой избирательной комиссии не пытался как-то смошенничать. Переносные урны были открыты на виду у всех избирателей, и бюллетени постепенно были введены в КОИБ. Потом были погашены и пересчитаны неиспользованные бюллетени, также на глазах у наблюдателей. После того как КОИБ выдал протокол и были улажены оставшиеся формальности, все разошлись по домам.

В общем, у меня осталось положительное впечатление от выборов. Я думаю, это ещё благодаря тому, что мне достался спокойный участок, с адекватными членами участковой избирательной комиссии, которые были заинтересованы в том, чтобы выборы про­шли так, как и должны. Мне, наблюдавшей за спокойной обстановкой на своем участке, было немного странно слышать о том, что где-то подрались, кого-то выгнали, кто-то неадекватно себя вёл.

Многие члены комиссии в погоне за своей выгодой забывают, в чём весь смысл выборов. Он не в том, чтобы заработать на них денег, а в том, чтобы граждане могли самостоятельно ВЫБРАТЬ того, кто будет отражать их интересы в ближайшие годы.

Хочется надеяться, что участки, на которых происходит всякое безумие, всё-таки исключение, а не правило.

Мне было приятно поучаствовать в этом мероприятии, и я надеюсь, что такая возможность мне ещё представится, а в силу моей специализации, думаю, что так и будет.